Как сионизм поспособствовал созданию Королевства Саудовская Аравия

26.10.2016 в 20:06

zionism saudi

Завуалированный альянс между Королевством Саудовская Аравия и Израилем не должен быть чем-то удивительным для любого студента, изучающего феномен британского империализма. Увы, исследованием британского империализма занимаются очень немногие. Более того, если внимательно прочитать любую программу Британского университета, предназначенную для студентов или аспирантов, очень редко в ней можно обнаружить такую специализацию для приобретения степени доктора политических наук или для соответствующей степени магистра. Конечно, если руководимая и направляемая европейскими империалистами бойня, творившаяся в 1914-1918 гг., немало занимает ваш мозг, несложно найти соответствующий институт, где бы преподавали этот предмет, но если вы хотите докопаться до того, как и почему Британская Империя развязывала войны против человечества на протяжении практически четырех сотен лет, вам фактически придется делать это в одиночку. Стоит отметить, что с позиций британского истеблишмента это существенное и заметное достижение.

В конце 2014 года американский журнал «Иностранные дела» (Foreign Affairs) опубликовал информацию, что саудовский министр нефти Али ан-Наими заявил: «Его Величество король Абдалла всегда служил примером хороших отношений между Саудовской Аравией и другими государствами, и еврейское государство не является исключением». Недавно преемник Абдаллы, король Салман, выразил похожую на израильскую озабоченность по поводу назревающего соглашения между США и Ираном по ядерной программе последнего. В связи с этим в прессе появились сообщения, что Израиль и КСА образуют «единый фронт» против ядерного досье Ирана. Это был не первый такой случай, когда сионисты и саудовцы встали по одну сторону против общего врага. В Северном Йемене в 60-е гг. прошлого века саудовцы финансировали инспирированную британскими империалистами вооруженную кампанию наемников против революционеров-республиканцев, которые пришли к власти после свержения авторитарного правителя. Гамаль Абдель-Насер оказывал республиканцам военную поддержку, в то время как британцы побудили саудовцев спонсировать и вооружать оставшихся сторонников свергнутого правителя. Более того, британцы 14 раз сподвигли «Израиль» на то, чтобы снабжать оружием ставленников Британии в Северном Йемене. В действительности в 1960-х британцы скрытым образом объединили сионистов и саудовцев на одном фронте против общего врага в Северном Йемене.

Однако следует отправиться в еще более раннюю эпоху – в 1920 г. – чтобы по достоинству оценить истоки этого неформального и непрямого альянса между Саудовской Аравией и сионистским образованием. Поражение, нанесенное Османской империи британским империализмом в Первой мировой войне, обернулось тем, что на Аравийском полуострове осталось три независимых друг от друга правителя: шериф Хиджаза – Хусейн ибн Али аль-Хиджази (на западе), Ибн Рашид аль-Хаили (на севере) и эмир Ибн Сауд ан-Неджди (на востоке), а также его фанатичные приверженцы – ваххабиты.

Ибн Сауд вступил в войну в начале января 1915 г. на стороне британцев, но он быстро потерпел поражение, а его британский покровитель, Уильям Шекспир, был убит союзником Османской империи Ибн Рашид. Это поражение существенно снизило полезность Ибн Сауда для Британской Империи, в силу чего он стал остался без военной поддержки сроком на год [1]. Шериф же внес наибольшую лепту в поражение Османской империи, выразив лояльность и возглавив так называемое «арабское восстание» в июне 1916 г., покончившее с турецким присутствием в Аравии. Он был вынужден полностью изменить свою позицию, ибо, по сообщениях от Генри Макмагона, высшего представителя британской колониальной администрации в Египте, что единое арабское государство от Газы до Персидского залива будет основано после поражения турок. Переписка между Шерифом Хусейном и Генри Макмагоном является известным историческим документом.

Понятно, что как только война закончилась, Шериф возжелал воздействовать на британцев, чтобы они выполнили свои обещания, данные во время войны – или то, что казалось ему обещаниями, данными в указанной переписке. Британцы, с другой стороны, хотели, чтобы шериф принял новые реалии, в которых арабский мир был разделен между ними и французами (соглашение Сайкса-Пико) и была принята декларация Бальфура, которая гарантировала «создание национального очага для евреев» в Палестине путем ее колонизации европейскими евреями. Эти новые реалии были зафиксированы в написанном британцами Англо-хиджазском договоре, от подписания которого шериф предусмотрительно уклонился [2]. После всего этого восстание 1916 года против турок было подчеркнуто названо «арабским», а не «хиджазским».

Меж тем, Шериф дал понять, что он никогда не сдаст Палестину на условиях принятой империалистами декларации Бальфура, что он никогда не согласится на учреждение сионистского образования в Палестине и никогда не признает новые произвольные границы, разделяющие Аравию между британскими и французскими империалистами. В свою очередь, британцы начали относиться к нему как к «обструкционисту» и «неудобной фигуре», «упорствующей в неподчинении».

Британцы дали понять Шерифу, что они подготовили крайне жесткие меры для того, чтобы он одобрил новые реалии, без скидок на те услуги, которые он оказывал им во время войны. После Каирской конференции в марте 1921, где новый колониальный секретарь Уинстон Черчилль встретился с представителями британской агентуры на Ближнем Востоке, Томас Эдвард Лоренс (т.н. «Лоуренс Аравийский») был направлен на встречу с Шерифом, чтобы подкупить и припугнуть его с тем, чтобы он принял британский сионистский колониальный проект в Палестине. Изначально Лоуренс и Британская Империя предложили ему 80 000 рупий [3]. Шериф наотрез отказался. После этого Лоуренс предложил ему ежегодно платить ему 100 000 фунтов стерлингов [4]. Шериф отказался идти на компромисс и сдавать Палестину британскому сионизму.

Когда вариант со взяткой не прошел, Лоуренс пригрозил Шерифу, что верх над ним возьмет Ибн Сауд. Лоуренс объявил ему, что «с политической и военной точки зрения выживание Хиджаза как жизнеспособного независимого хашимитского королевства целиком и полностью зависит от политической воли Британии, для которой невозможно охранять и поддерживать его [шерифа Хусейна] правления в регионе» [5].

В процессе проведения переговоров с шерифом Лоуренс также время от времени посещал других лидеров Аравийского полуострова и уведомлял их о том, что если они не будут противоречить британской линии и воздержатся от альянса с Шерифом Хусейном, Британская империя сделают ставку на Ибн Сауда и его ваххабитов, которые, помимо всего прочего, все находятся в полной зависимости от Британии [6].

Одновременно с этим после Каирской конференции Черчилль отправился в Иерусалим, где встретился с сыном шерифа Абдуллой, который был назначен правителем («эмиром») территории под названием Трансиордания. Черчилль сообщил Абдулле, что он должен «убедить своего отца принять мандат на Палестину и подписать соглашение на сей счет», а если он откажется, «британцы развяжут Ибн Сауду руки в Хиджазе» [7]. В то же самое время британцы планировали натравить Ибн Сауда и на правителя Хаиля Ибн Рашида.

Ибн Рашид отверг все британские предложения, сделанные ему через Ибн Сауда, и стать еще одной из марионеток Британии [8]. Более того, в 1920 г. Ибн Рашид расширил территорию своего правления к северу от ставшей подмандатной границы с Палестиной, равно как и к границам Ирака. Британцы стали озабочены тем, что может состояться альянс между Ибн Рашидом, контролировавшим северную часть полуострова, и шерифом Хусейном, под чьим контролем находилась его западная часть. Более того, Британская Империя желала, чтобы сухопутные трассы между палестинскими портами в Средиземном море и Персидским заливом контролировались дружественной ей «партией».

На Каирской конференции Черчилль согласился с имперским офицером, сэром Перси Коксом, что «Ибн Сауду надо дать возможность оккупировать Хаиль» [9]. К концу 1920 года британцы «снабжали Ибн Сауда “ежемесячными грантами” в виде 10 000 фунтов стерлингов в золоте. Он также в обилии получал вооружения, в число которых, в общей сложности, входило более 10 000 винтовок – в дополнение к обещаниям престола и четырехцилиндровыми индукторными двигателям» с прилагавшимися индо-британскими инструкторами [10]. В конце концов, в сентябре британцы натравили Ибн Сауда на Хаиль, который окончательно сдался в ноябре 1921 года. После этой победы британцы пожаловали Ибн Сауду новый титул. Он уже не был «эмиром Неджда и главой его племен» — теперь он звался «султаном Неджда и зависящих от него территорий». Хаиль был поставлен в зависимость от султана Неджда.

Если британцы полагали, что Шериф – деля теперь границу с таким соседом, как Ибн Сауд, который был вооружен британцами до зубов – станет в итоге более сговорчивым в вопросе о разделе Аравии и об утверждении британского сионистского проекта в Палестине, то это было с их стороны весьма недальновидно. Новый раунд переговоров между сыном Абдуллы, действовавшим в соответствии с линией своего отца в Трансиордании, и Британской Империей, принес результат в лице проекта соглашения, признающего сионизм. Когда этот проект был представлен Шерифу Хусейну вкупе с сопроводительным письмом от его сына, где тот убеждал отца «принять существующие реалии», шериф не пожелал утруждать себя даже чтением этого соглашения и вместо того составил набросок договора, в котором отвергались новые границы внутри Аравии, равно как и декларация Бальфура – и, более того, именно этот проект он и послал в Лондон на подписание! [11]

С тех пор, как, начиная с 1919 года, британцы постепенно урезали субсидии для шерифа Хусейна, чтобы в 1920 г. заморозить их окончательно, они в то же время продолжали снабжать дотациями Ибн Сауда – как раз начиная с 20-х [12]. После дальнейших трех раундов переговоров в Аммане и Лондоне британцев осенило, что Шериф Хусейн никогда не сдаст Палестину глобальному британскому сионистскому проекту и ни за что не примет навязанных арабам границ [13]. В марте 1923 г. британцы проинформировали Ибн Сауда о том, что они приостановят финансовые вливания, но не без того, чтобы наградить его «авансом» в виде 50 000 £, что равнялось его годовому жалованию [14].

В марте 1924 – спустя год после выдачи этого британского «аванса» Ибн Сауду – Британская Империя объявила о завершении любых переговоров с шерифом Хусейном с целью достигнут соглашения [15]. В течение считаных недель силы Ибн Сауда и их ваххабитских последователей выиграли битву, которую британский министр иностранных дел лорд Керзон назвал «решающей игрой» для Шерифа Хусейна – атаковали территорию Хиджаза [16]. К сентябрю 1924 г. Ибн Сауд вторгся в летнюю резиденцию шерифа Хусейна – Таиф. Тогда британцы написали сыновьям шерифа, которым в управление были даны Ирак и Трансиордания, чтобы они не оказывали никакой поддержки своему взятому в осаду отцу – выражаясь дипломатическим языком, «не препятствовать интервенции в Хиджаз» [17]. В Таифе ваххабитские сторонники Ибн Сауда в своей характернейшей манере учинили резню, предавая смерти женщин и детей, вторгаясь в мечети и убивая традиционных исламских ученых [18]. Они захватили священный город Ислама – Мекку – в середине октября 1924 г. Шериф Хусейн был силой принужден к отречению от престола, после чего отправился в изгнание в хиджазский порт Акаба. Его трон занял его сын Али, сделавший своей столицей Джидду.

Поскольку Ибн Сауд направил свои силы на то, чтобы захватить оставшуюся часть Хиджаза, британцы сочли, что пришло время инкорпорировать расположенный на севере Хиджаза порт Акаба в состав Трансиордании. Опасаясь, что Шериф Хусейн может использовать Акабу как форпост для арабского восстания против ставленника британцев Ибн Сауда, Британская Империя дала понять Шерифу, что у него нет иного выхода, кроме как покинуть Акабу – иначе Ибн Сауд атакует порт. На что Шериф Хусейн ответил, что он «никогда не признавал мандаты на арабские страны и до сих пор протестует против политики британского правительства, сделавшего Палестину национальным очагом для евреев» [19].

Шерифа Хусейна вынудили уйти из Акабы. Порт, который он освободил от Османской империи во время «арабского восстания», Шериф покинул 18 июня 1925 г. на корабле английского военного флота “Cornflower”.

Ибн Сауд приступил к захвату Джидды в январе 1925 г. Город окончательно пал в декабре того же года…Британцы официально признали Ибн Сауда новым королем Хиджаза в феврале 1926 г., в течение недель то же самое сделали и другие европейские государство. Новое объединенное ваххабитское государство в 1932 г. было переименовано британцами в Королевство Саудовское Аравия. Конкретно – Джордж Рендел, офицер, работавший над ближневосточным досье в ведомстве иностранных дел в Лондоне, выступил с инициативой, чтобы это новое название стало общепризнанным.
Количество просмотров: 156