• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Пятничная речь Сейида была посвящена внутриливанской ситуации и опровержению инсинуаций в адрес Хизбаллы. Так, он упомянул о масштабной кампании по блокировке сайтов Сопротивления в регионе по запросу американской администрации. Параллельно США организовали вбросы в СМИ, содержащие в себе поклепы на Хизбаллу. Все это лидер Партии Аллаха счел нужным прокомментировать – а это тема американской помощи Ливанской Армии, тема формирования правительства, которое якобы саботируют Ливан и Хизбалла, тема бензинового кризиса и тема отношений с друзьями и недругами внутри Ливана.

  • 15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    Южный Ливан, на который в 2006-м пришелся основной удар. Чувство свободы – бездонной, подлинной, эйфорической. Я словно провалилась в иное измерение, где нет чиновников с их маразматической бюрократией, нет глупого церемониала из вековых обычаев и предрассудков, нет пованивающего трупной гнильцой купипродайского цинизма – где правят бал простые, природные понятия свободного человека. Такие места – как черная бездна, как запах свежего и терпкого хвойного воздуха. Горные серпантины, вольный морской воздух, отзывчивые и приветливые люди, не утратившие эмпатии и открытости – эта страна словно создана, чтобы рождать героев, и не случайно имам Муса Садр и Мустафа Чамран были пленены этим пространством, что бросили все ради него – я и на себе прочувствовала силу этого иррационального притяжения, такого же мощного, как любовная тяга.

  • Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Спустя 10 лет после начала народного восстания в Бахрейне режим в Манаме решил положить конец политической активности в стране, распустив все политические движения и ликвидировав источники их финансирования под надуманными предлогами. Этот подход режим опробовал на все политических движениях, начиная с Общества исламского действия ("Амаль"), затем перейдя к разгрому главного оппозиционного блока – Национального исламского общества "Аль-Вефак", и заканчивая Обществом национального демократического действия "Ваад", которое было распущено 31 мая 2017 г.

  • Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Замглавы генштаба ЦАХАЛа Эяль Замир признал, что израильская военная машина располагает минимальными человеческими ресурсами, чтобы противостоять более сложным и масштабным угрозам, нежели те, с которыми она сталкивалась в последние годы. А бывший глава сионистского генштаба Гади Айзенкот упомянул о том, что у Хизбаллы на вооружении уже более 150 тысяч ракет, угрожающих сионистскому оккупационному режиму.

  • Палестинские медики на грани истощения
    Палестинские медики на грани истощения
    Врачи на ЗБРИ и в Секторе Газа работают в условиях постоянной нехватки лекарств, специалистов и оборудования, а сионисты делают все возможное, чтобы увеличить количество пациентов палестинских медицинских учреждений.

Касем Сулеймани: незабытый герой

30 октября 2020

Qasem raft2

2020 год запомнится человечеству невероятной по своим масштабам пандемией коронавируса, из-за которой закрылись границы, а в целых мегаполисах ввели локдаун. Но не стоит забывать, с чего начался этот год: с бессудного убийства генерала Касема Сулеймани, Абу Махди аль-Мухандиса и их спутников, по машинам которых американские ВВС нанесли авиаудар. В памяти до сих пор свежи кадры с многомиллионными процессиями в разных иранских городах, где мучеников провожали в последний путь – и когда откроются границы, наверняка многие захотят посетить скромную могилу Касема Сулеймани в его родном Кермане.

Несмотря на вспышку ковида, проект Giperssilka.Ru запустил съемки документального фильма о генерале Сулеймани, который будет приурочен к годовщине его героической гибели. В съемках фильма предположительно примут участие такие известные эксперты и политики, как Максим Шевченко, Сергей Бабурин, Олег Фомин и т.д.

Сегодня, в канун великого праздника – Дня рождения Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство), во время Недели единства между мусульманами разных мазхабов, я отчетливо вспоминаю, как давала интервью этому порталу в день смерти Посланника Аллаха.

Помню пустой, холодный центр, гулкие коридоры, огромные панорамные окна с видом на север Москвы, пронзительно красные и желтые листья, суровые серые тучи, пробки, порожденные ужасом испугавшихся коронавируса людей, которые ретировались из метро и пересели в личные авто и такси под устрашающий визг мчащих в больницы «скорых»...

Это был первый из трех траурных для мусульман-шиитов дней, которые завершают кроваво-черную мистерию Мухаррама и Сафара. Лед, смерть, коронавирус и энергия абсолютного ужаса – вот те тона, те образы, которыми овеяны два этих месяца.

Ориентация-Север. Точка предельной свободы, точка Севера, точка служения Богу и героического одиночества.

Сейчас декорации стремительно меняются: наступила череда праздников, связанных уже с днем рождения Пророка (с), против которого в последние дни буквально взбеленилась плеяда беснующихся медийных персонажей и политиков, тщащихся как можно более смачно плюнуть в этого величайшего в истории человека – видимо, чтобы затушевать собственное пустозвонство и ничтожество. Атмосфера Мавлида – это светлые и зеленые одежды, уютные посиделки за горячим чаем, помолвки и свадьбы, детские праздники, концерты и сессии торжественного чтения Священного Корана нараспев.

Но в той ушедшей от нас траурной атмосфере, в какой мы снимали "мою" часть фильма о мученике Сулеймани, в той пустоте и холоде есть свое дикое очарование, есть нечто непередаваемо ценное, что нужно зафиксировать и сохранить в себе. Недаром же для настоящего шиита «каждый день – Ашура, вся земля – Кербела»; мученик Сулеймани жил с этим ощущением и каждый день молил Господа, чтобы Он удостоил его высшей чести стать героем, убитым на Его пути. И его мечта осуществилась.

Когда я говорила о Генерале, я с трудом не заплакала. Я чувствовала, как мои уши горят от переполнивших меня чувств к этому человеку, которого я никогда не видела вживую, но который значит для меня так же много, как и для множества других людей на планете.

Я мечтала когда-нибудь взять у него интервью для «Михвара» – не рейтинга ради, а просто чтобы хоть раз повстречаться с человеком, уже при жизни гарантированно вошедшим в Большую Историю, с живым героем, с живым шахидом, как назвал его Рахбар – сейид Али Хаменеи. В отличие от мечты генерала Сулеймани, моя мечта не осуществилась: он ушел от нас в освещенную солнцем серо-прозрачную сизь январского неба, оставив за собой лишь тлеющие угли и красные цветы на черной могильной плите с белой вязью.

Большую часть жизни Касем Сулеймани оставался в тени. Хотя в «нулевые» его усилиями в Ираке у американцев горела земля и плавился асфальт, хотя он стал одним из главных архитекторов победы Хизбаллы над израильским врагом (о чем он рассказал незадолго до смерти порталу Khamenei.Ir), широкой публике он стал известен только в годы сирийской войны, когда он мастерски организовал оборону разных фракций Сопротивления и народных ополчений – иракских, афганских, сирийских – против полчищ такфиристских террористов, которые резали, жгли, крушили, обезглавливали на деньги американских, израильских и саудовских спонсоров. Касем Сулеймани методично извел эту заразу, очистив от нее весь регион, за что заслужил безусловную любовь подавляющего большинства иранцев, иракцев, сирийцев и ливанцев.

Мученик Сулеймани был героем всего исламского мира и всего человечества. Он любил справедливость, любил обездоленных, любил людей, любил войну, любил героическую смерть. Внутри него клокотала вера, страсть и искренность. Он обладал острым, гениальным умом, который полностью компенсировал ему отсутствие высшего образования, о котором он всю жизнь жалел. В нем не было ни толики пошлого пафоса, он не хотел, чтобы перед ним падали ниц и расстилали красные ковровые дорожки. Он не стремился к чинам, почестям и статусам. Он был простой человек из простого народа и легко находил с ним общий язык. Он не мог смириться с несправедливостью мира, с удручающим расслоением на сверхбогатых и нищих, с тем, что сильные и жирные страны атакуют слабых, присваивают их ресурсы. Он не мог склонить головы перед американской гегемонией, которая навязывается всему миру в обмен на природные богатства других народов и суверенитет других стран.

Он был из тех, кто «не знает слова “да” и слова “нет”, и не помнит ни чинов, ни имен, и способен дотянуться до звезд, не считая, что это сон – и упасть опаленным звездой по имени Солнце». Он завещал похоронить себя в родном Кермане просто, без регалий и генеральских почестей, рядом с его друзьями, кто умер молодым на фронтах Священной Обороны, а на могильной плите написать: «Солдат Касем Сулеймани».

Он был красивым человеком во всех смыслах этого слова. И, сколько о нем ни говори, все равно всего не скажешь.

Анастасия (Фатима) Ежова