• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Пятничная речь Сейида была посвящена внутриливанской ситуации и опровержению инсинуаций в адрес Хизбаллы. Так, он упомянул о масштабной кампании по блокировке сайтов Сопротивления в регионе по запросу американской администрации. Параллельно США организовали вбросы в СМИ, содержащие в себе поклепы на Хизбаллу. Все это лидер Партии Аллаха счел нужным прокомментировать – а это тема американской помощи Ливанской Армии, тема формирования правительства, которое якобы саботируют Ливан и Хизбалла, тема бензинового кризиса и тема отношений с друзьями и недругами внутри Ливана.

  • 15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    Южный Ливан, на который в 2006-м пришелся основной удар. Чувство свободы – бездонной, подлинной, эйфорической. Я словно провалилась в иное измерение, где нет чиновников с их маразматической бюрократией, нет глупого церемониала из вековых обычаев и предрассудков, нет пованивающего трупной гнильцой купипродайского цинизма – где правят бал простые, природные понятия свободного человека. Такие места – как черная бездна, как запах свежего и терпкого хвойного воздуха. Горные серпантины, вольный морской воздух, отзывчивые и приветливые люди, не утратившие эмпатии и открытости – эта страна словно создана, чтобы рождать героев, и не случайно имам Муса Садр и Мустафа Чамран были пленены этим пространством, что бросили все ради него – я и на себе прочувствовала силу этого иррационального притяжения, такого же мощного, как любовная тяга.

  • Общий ущерб от майской сионистской агрессии против Газы составил 479 млн. $
    Общий ущерб от майской сионистской агрессии против Газы составил 479 млн. $
    Самыми пострадавшими от агрессии сферами жизни эксперты ООН, ЕС и Всемирного банка признали жилищную сферу, здравоохранение, образование и сферу социальной защиты. Косвенным последствием израильской агрессии стало серьезное сокращение рабочих мест. По оценкам ООН, 250 тысяч человек все еще не имеют постоянного доступа к водопроводной воде, а 185 тысяч используют небезопасные источники воды или покупают за большую цену воду в бутылках. Функционирование критически важного сельскохозяйственного сектора — основного производителя продуктов питания и доходов в Газе — находится под угрозой, в том числе и в нынешний посевной сезон.

  • Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Спустя 10 лет после начала народного восстания в Бахрейне режим в Манаме решил положить конец политической активности в стране, распустив все политические движения и ликвидировав источники их финансирования под надуманными предлогами. Этот подход режим опробовал на все политических движениях, начиная с Общества исламского действия ("Амаль"), затем перейдя к разгрому главного оппозиционного блока – Национального исламского общества "Аль-Вефак", и заканчивая Обществом национального демократического действия "Ваад", которое было распущено 31 мая 2017 г.

  • Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Замглавы генштаба ЦАХАЛа Эяль Замир признал, что израильская военная машина располагает минимальными человеческими ресурсами, чтобы противостоять более сложным и масштабным угрозам, нежели те, с которыми она сталкивалась в последние годы. А бывший глава сионистского генштаба Гади Айзенкот упомянул о том, что у Хизбаллы на вооружении уже более 150 тысяч ракет, угрожающих сионистскому оккупационному режиму.

  • На главную
  • Сопротивление
  • Легенды
  • Сейид Наср-Аллах на Khamenei.Ir (3) о письме Рахбара в разгар 33-дневной войны, США, Афганистане, Ираке и Сирии

Сейид Наср-Аллах на Khamenei.Ir (3) о письме Рахбара в разгар 33-дневной войны, США, Афганистане, Ираке и Сирии

19 ноября 2019

SHN KhameneiIr3

В своем пространном интервью для специального журнала «Масир», аффилированного с Khamenei.Ir, сейид Хасан Наср-Аллах пролил свет на некоторые ранее не известные факты касательно отношений между ливанской Хизбаллой и Исламской Республикой Иран, равно как и на некоторые распоряжения имама Хаменеи по вопросам внешней политики. Мы уже представляли вашему вниманию первую и вторую часть интервью. В третьей части данной беседы генеральный секретарь Хизбаллы рассказал о письме имама Хаменеи, которое Рахбар передал ему через генерала Касема Сулеймани еще до начала войны с сионистским режимом.

- 33-дневная война стала лакмусовой бумажкой, показавшей, чего на самом деле стоит пресловутая мощь Израиля и каковы возможности Хизбаллы и всей Оси Сопротивления, противостоявшей сионистской агрессии. Были в истории эпизоды, когда израильская армия нападала на арабские страны и наносила им поражение всего лишь за шесть дней. Во время 33-дневной войны атаки сионистской армии на позиции Хизбаллы, в ходе которых сильно пострадали и мирные жители Южного Ливана, увенчались сокрушительным разгромом Израиля и победой Сопротивления, ставшей поворотной точкой в истории региона. Что вы думаете о ходе этой войны? Почему Израиль потерпел фиаско, не добившись своих целей? Иными словами, что привело Тель-Авив к поражению?

- Об этом стоит поговорить в более широком контексте, проанализировав события 11 сентября, которые повлекли за собой возвышение американских неоконов и начало эры Джорджа Буша, поскольку война против Ливана была частью его проекта и его более масштабного плана. Именно тогда в регионе существенно возросли влияние и авторитет аятоллы Хаменеи. Джордж Буш и его сообщники использовали 11 сентября как алиби для агрессии против стран нашего региона, поскольку у них было намерение осуществить эти акты интервенции еще 11 сентября. В качестве мишени они выбрали Ирак, озвучив в качестве предлога наличие у него оружия массового уничтожения. Однако после 11 сентября им пришлось напасть сначала на Афганистан, а потом уже на Ирак.

Тем самым, реализация этого американского проекта стартовала в 2000-2001 гг. Вашингтон был уверен, что мирный процесс между арабами и Израилем зашел в тупик. Сопротивление одержало большую победу в Ливане, в результате которой Израиль ушел из Южного Ливана. Для Ливана, Сирии, Ирана и даже палестинских групп Сопротивления это стало очень крупной победой. Иран также становился все более и более могущественным – и в том, что касалось его внутренних дел, и в масштабе всего региона. Наблюдая за этим, Соединенные Штаты решили усилить свое военное присутствие в регионе – во-первых, чтобы обеспечить в нем свои интересы за счет присвоения запасов нефти и природных ископаемых других стран, и, во-вторых, чтобы навязать региону свое решение [по «мирному процессу»] в интересах Израиля и зафиксировать его существование.

Чтобы достигнуть этой цели, им нужно было устранить все препятствия на этом пути. Такими препятствиями являются Сопротивление в Палестине, Сопротивление в Ливане, сирийское правительство и Иран. Это – то, чего они добивались. Все документальные свидетельства подтверждают это.

Итак, после 11 сентября они были вынуждены сначала оккупировать Афганистан, поскольку важный пункт проекта неоконов и Джорджа Буша заключался в том, чтобы окружить Иран и изолировать его. Американские войска, дислоцированные в Пакистане, их силы, присутствовавшие в странах Персидского залива и в его водах, были переброшены в Афганистан, а затем в Ирак – и все для того, чтобы замкнуть кольцо вокруг Ирана.

Естественно, прежде, чем изолировать Иран, а затем и напасть на него, американцы должны были взять под свой полный контроль Ирак, уничтожить Сопротивление в Палестине и Ливане, и покончить с правительством в Дамаске – то есть нейтрализовать всех друзей Ирана в регионе, всех тех, кто считается сильным союзником и руками Ирана в регионе. Они также искали пути противодействия тем, кто противился унизительному миру с Израилем, поскольку мир с Израилем был одним из условий, благодаря выполнению которого становилась возможной изоляция Ирана с последующим нанесением по нему удара. Иными словами, цель номер один заключалась в расширении прямого военного присутствия, чтобы затем разгромить эти страны и группы Сопротивления, добиться мира между арабами и Израилем, а затем единым арабо-израильским фронтом во главе с Вашингтоном атаковать Иран, демонтировать Исламскую Республику и взять страну под свой контроль. Вот в чем заключался проект США.

Так, первым шагом в его реализации была война в Афганистане, а вторым – война в Ираке. Я расскажу вам и про третий шаг, и про то, что случилось на этом этапе. После того, как Ирак был оккупирован, если вы помните, Колин Пауэлл, который был госсекретарем США в то время, отправился в Дамаск с длинным списком из выдвигаемых американской стороной условий, и встретился там с Башаром аль-Асадом. Он хотел сыграть на атмосфере страха, витавшем над регионом после американских интервенций, чтобы навязать Асаду свои условия по Голанским высотам, Палестине, палестинскому Сопротивлению, Хизбалле в Ливане и так далее. Там был длинный список. Несмотря на угрозы со стороны американцев, Башар аль-Асад отказался подчиниться их требованиям.

Таким образом американцы потерпели фиаско – и перешли к новому этапу. На то время были назначены в Палестинский законодательный совет. США исходили из того, что палестинские власти во главе с Махмудом Аббасом выиграют выборы, и что ХАМАС и другие группы Сопротивления их проиграют. Вашингтон рассчитывал на то, что, победив на выборах, власти Палестинской Автономии примутся разоружать палестинское Сопротивление и форсируют процесс урегулирования с Израилем. Но что произошло на самом деле? Американцев ждал большой сюрприз: Палестинский законодательный совет перешел к ХАМАС, который набрал большинство голосов. После этого США предприняли новый шаг: удар по Ливану. На этом этапе разразилась 33-дневная война, в которой приняло участие Сопротивление Хизбаллы.

Цель Соединенных Штатов была в том, чтобы уничтожить ХАМАС и «Исламский Джихад» в Палестине, а затем – нанести удар по Хизбалле в Ливане. После достижения этой цели они планировали перейти к Сирии и свергнуть правительство в Дамаске, чтобы затем добиться примирения [Сирии] с Израилем и в целом – нормализации отношений между Израилем и арабами; на следующем этапе они планировали окружить Иран и изолировать его. Конечно же, в то время победа над палестинским Сопротивлением, разгром Хизбаллы Израилем и свержение Башара аль-Асада стало бы большим достижением для Джорджа В. Буша: это принесло бы ему много голосов в конгрессе, равно как и на президентских выборах.

Bush2

В конце 2006 года, когда близились промежуточные выборы в конгресс, и Джорджу Бушу нужно было выиграть две трети мест, один небезызвестный американский публицист сказал мне (и, конечно, он впоследствии об этом написал), что для того, чтобы победить на выборах в конгресс или даже президентские выборы, Джорджу В. Бушу нужно было во что бы то ни стало предстать во время своей избирательной кампании в виде этакого удалого ковбоя, держащего в руках три окровавленные головы: голову Сопротивления в Палестине, голову Сопротивления Хизбаллы и голову Башара аль-Асада. Если бы Бушу это удалось, его партия набрала бы две трети голосов в конгресс, и в то же самое время он смог бы себе позволить войну против Ирана. Главная цель всех его действий заключалась в том, чтобы положить конец палестинской теме и создать, тем самым, предпосылки для агрессии против Ирана. Я бы хотел остановиться на этом подробнее, и я надеюсь, что у нас еще будет возможность объяснить это иранскому народу, чтобы они правильно поняли, какова конечная цель всех конфликтов и раздоров в регионе – это ведь не только Палестина. Нет, конечная цель – установить американское господство над Ираном, над его ресурсами и предприятиями. Они хотят вернуть назад то положение дел, которое наблюдалось при шахе.

Что ж, на данном историческом этапе в свете последних событий в регионе позиция Ирана, и, в частности, позиция Рахбара, чрезвычайно важна. В первую очередь – с духовной точки зрения. Итак, США вошли в регион. Сегодня нет ни Советского Союза, ни социалистического фронта, и очевидно, что в мире воцарилась одна-единственная доминирующая, высокомерная и безжалостная сила под названием Соединенные Штаты. Эта сила решила развернуть в нашем регионе военную кампанию, вторгнувшись в него со своей армией и со всей своей военной мощью. Но лишь немногие испугались и впали в ступор. Здесь мы можем вспомнить позицию Рахбара, которую он занял по вторжению США в Афганистан и затем в Ирак. Аятолла Хаменеи ездил по разным провинциям Ирана и убеждал иранцев, обращаясь также к другим народам региона и группам Сопротивления, в том, что нужно укреплять дух сопротивления и ни за что не склонять головы перед американскими агрессорами, не боясь ни их риторики, ни их актов нападения на регион. Это была очень сложная миссия. В этой связи я вспоминаю, как уже после вторжения в Афганистан, но еще до оккупации Ирака, я поехал в Иран, чтобы встретиться с Рахбаром.

Я поделился с ним некоторыми опасениями по поводу ситуации в регионе. Я хотел посмотреть на его реакцию. Он повернулся ко мне и произнес такие слова: «Скажите всем нашим братьям, чтобы они ничего не боялись; напротив, приход американцев в регион является знаком, что в будущем мы обретем свободу». Я удивился такой оценке. Он поднял вверх палец и подчеркнул: «Американцы достигли пика [могущества], но с их вторжением в Афганистан началась эра их заката. Если бы американцы были по-настоящему уверены, что Израиль и другие [союзные им] арабские режимы, их пособники в регионе в состоянии обеспечить интересы Вашингтона, они бы никогда не пришли сюда со своей армией и флотом. Если бы они не терпели фиаско, им никогда не понадобились бы такие меры. Если американцы пришли к выводу, что для обеспечения своих интересов им необходимо действовать напрямую – это знак слабости, а не силы. Когда армия, какой бы она ни большой и мощной, отправляется за тысячи километров туда, где живут другие народы, она обречена поражение и коллапс. Поэтому приход США в регион знаменует собой начало их конца и упадка, а вовсе не начало их новой эры».

Аятолла Хаменеи неоднократно заострял внимание именно на этом пункте, формулируя эту мысль разными словами и по разным поводам. Однако же он сказал мне об этом прямо и недвусмысленно, и мы обсудили эту тему. Во всяком случае, в 2006 году мы выбрали путь сопротивления. Если вы помните, в самые первые дни войны Рахбар выпустил постановление, где он поощрял Сопротивление и акцентировал необходимость сражаться против захватчиков. Это его веское слово было очень ценно для нас, для нашего народа и для наших бойцов, поскольку это была тяжелая и кровопролитная война с множеством погибших и раненых.

Когда мы увидели, что наш вали-е амр, наш лидер, наш главнокомандующий и наш марджа' (правовой авторитет) воодушевляет нас на сражение, наши дух и мотивация возросли многократно, и мы яростно бросились в бой против захватчиков. Спустя короткое время – всего лишь 4 или 5 дней – когда Израиль бомбил все возможные локации, американцы решили, что наши позиции слабы, что мы напуганы, и что пришло время нам сдаться. Тогда американцы поговорили с Саадом Харири, который ныне является премьер-министром. Тогда Харири не был премьером – он был главой парламентской фракции, которой благоволил тогдашний премьер Фуад Синьора. Харири связался с нами и сообщил нам, что американцы – а переговоры велись на уровне правительства США – готовы остановить войну в Южном Ливане, если будут выполнены три их условия.

Условие первое: Хизбалла должна освободить двух израильских солдат, которые были захвачены в плен. Условие второе: полное разоружение Хизбаллы и превращение ее просто в политическую партию. Условие третье: Хизбалла соглашается на размещение интернациональных сил на юге Ливана. Под этими силами имелись в виду вовсе не международные силы, аффилированные с ООН или же с какой-либо подобной организации. В то время интернациональные силы уже практически вошли в Ирак. Эти силы вовсе не «аффилированы» с Советом безопасности США – правильнее сказать, что они принадлежат США.

Их цель была в том, чтобы мы согласились на дислокацию этих интернациональных сил в Ливане – на ливанско-сирийской границе, равно как и в аэропортах, на побережьях, на КПП на въезде и выезде из Ливана. Это означало международную оккупацию, а конкретнееамериканскую оккупацию. Естественно, мы не согласились ни на одно из этих трех условий и продолжили сражаться. Тогда Кондолиза Райс нанесла визит в Ливан. Что же она сказала ливанцам? Она вещала про «решающую битву», что Хизбалла непременно потерпит поражение и будет разгромлена, произнеся также свою знаменитую фразу, что, мол, «регион претерпевает родовую боль в процессе рождения Нового Ближнего Востока». Это тот самый «Новый Ближний Восток», о котором мы говорили.

Несмотря на все это, Сопротивление устояло и одержало победу. Соответственно, в первом раунде американский проект проиграл в свете результатов палестинских выборов. Во втором раунде этот проект с треском провалился в Ливане, учитывая, что им не удалось уничтожить Хизбаллу. Более того, в третьем раунде они также потерпели фиаско, ибо планировалось, что после разгрома Хизбаллы война перекинется на Сирию, и во время этой войны Израиль и США атакуют действующее сирийское правительство. Этого также не произошло. Это было первое, второе и третье поражение Соединенных Штатов.

Что же касается Ирака, то позиция Рахбара была абсолютно прозрачный. Он настаивал, что Соединенные Штаты должны быть признаны оккупантом применительно к Ираку. Официальная позиция, занятая правящими кругами Исламской Республики Иран, заключалась в том, что США оккупировали Ирак. Предполагалось, что американцы останутся в Ираке и установят над ним свое господство – но в итоге у Вашингтона не осталось иного выхода, кроме как убраться из Ирака, и все благодаря искренним усилиям вооруженного иракского Сопротивления (не путать с псевдосопротивлением наподобие [запрещенных в РФ] Джабхат ан-Нусра, Аль-Каиды и прочих такфиристов), а также благодаря сильной политической позиции и национальной воле, которую проявила эта страна. С тех пор Соединенные Штаты ушли из Ирака, пусть даже и в результате соглашения. Когда США вывели свои силы из Ирака, я открыто назвал это грандиозным свершением и победой иракского Сопротивления – но, к сожалению, никто не праздновал эту большую победу иракского народа. А это была великая победа, в результате которой в 2011 году Соединенные Штаты покинули Ирак в принудительном порядке. И ее нужно непременно отмечать.

Muqtada Iran

Так получилось, что в американские проекты в регионе были непроизвольно абортированы в зародыше уже на том этапе: я имею в виду все те планы, которым они пытались дать жизнь с 2001 по 2011 год. Иными словами, проект «Нового Ближнего Востока» провалился. Соединенные Штаты не смогли взять под контроль регион, чтобы навязать ему позорное мирное соглашение с Израилем, нормализацию арабо-израильских отношений, деструкцию движений Сопротивления, свое доминирование над странами и, наконец, изоляцию Ирана и интервенцию в него. Как это так получилось? Здесь очевидна роль Лидера Исламской Республики Иран, равно как и ее союзников и друзей в регионе. Именно они сорвали американцам их планы.

Конечно же, династия Аль Сауд и правители множество арабских государств Персидского залива были соучастниками реализации американского плана в регионе, и в некотором роде средством для его претворения в жизнь. Израиль был одним из важнейших проводников для воплощения американских проектов в реальность. Что же касается тех, кто преградил американцам путь в реализации их планов и заговоров, то это была Исламская Республика Иран во главе с аятоллой Хаменеи, Сирия во главе с президентом Асадом, Сопротивление в Ливане и его союзники, Сопротивление в Палестине и его союзники, искренние политические и национальные лидеры Ирака во главе с религиозным руководством в Священном Наджафе, исламские и национально ориентированные организации региона.

Но кто сыграл наиболее весомую роль, вдохновлял остальных и поддерживал их? Это Исламская Республика Иран и аятолла Хаменеи и с его позицией, взглядами и решимостью. Мы оказались в сердцевине тех событий, которые происходили между 2001 и 2011 гг. (то есть на протяжении 10 лет), и их очевидным итогом стало поражение США.

Я завершу эту часть своего выступления воспоминанием, связанным с аятоллой Хаменеи, да защитит его Аллах. Во время 33-дневной войны – которая на самом деле длилась 34 года, но получила название 33-дневной – ливанцы были, естественно, очень встревожены, особенно в самом начале: никто не знал, что произойдет дальше. А что же произошло? Некоторые ливанские чиновники даже контактировали с саудовскими властями, прося Эр-Рияд о посредничестве в деле завершения войны в Южном Ливане. Саудиты ответили этим ливанским чиновникам следующее: «Никто не будет вмешиваться. Существует консенсус США, региона и всего мира по поводу того, что Хизбалла должна быть выкорчевана и сокрушена. У Хизбаллы нет иного выхода, кроме как покориться или быть уничтоженной». Очевидно, что мы решили сражаться, и у нас была очень сильная мотивация сопротивляться, ибо дух Кербелы царил во всей Хизбалле. У нас перед глазами словно стояло изречение Имама Хусейна (мир ему): «Знайте, что униженный, сын униженного, поставил меня перед условием: меч или униженное подчинение. Нет унижению

Мы сами встали перед этим выбором: принять войну или униженно подчиниться – и мы выбрали войну. В ранние дни войны наш дорогой друг и брат Хадж Касем Сулеймани связался с нами. Он приехал в Дамаск, вышел на контакт с Бейрутом и сказал, что нам нужно встретиться. Мы спросили: «Как вы планируете это сделать?». Мы сообщили Хадж Касему Сулеймани, что израильская сторона бомбит все мосты, дороги, автомобили, и что он до нас не доберется.

Наш дорогой друг ответил, что он непременно должен добраться до нас, потому что он везет нам важное послание от аятоллы Хаменеи. Мы сделали все необходимое, чтобы это стало возможным, и в итоге Хадж Касем Сулеймани оказался в южных пригородах Бейрута уже в ранние дни войны. Он сказал, что когда Рахбар (да сохранит его Аллах) находился в Мешхеде, он призвал всех руководителей Исламской Республики, включая действующего и бывшего президентов, действующего и бывшего министров иностранных дел, действующего и бывшего министров обороны, действующего и бывшего главу КСИР и других высокопоставленных чиновников провести экстренное совещание.

Хадж Касем объяснил мне, что на этом совещании планировалось обсудить войну против Ливана и ее цели, равно как и вероятное развитие событий. С самого начала Исламская Республика Иран расценивала войну против Ливану как часть американского плана в регионе, неотделимую от их глобального замысла. Хадж Касем сообщил, что все участники данного совещания единодушно сошлись во мнении, что Исламская Республика Иран должна поддержать ливанское Сопротивление, ливанское правительство и народ Ливана, равно как и Сирию, ибо существовала угроза, что война распространится и на Сирию, и даже за ее пределы – а потому Иран должен был использовать все свои политические, финансовые и военные возможности, чтобы помочь Фронту Сопротивления победить. Далее, Хадж Касем рассказал, что, когда совещание завершилось, и они прочитали вечерние намазы магриб и ‘иша, люди уже готовы были расходиться, но Рахбар попросил их задержаться, отметив, что им нужно поговорить. Это произошло уже после первой, официальной части совещания.

После ее завершения аятолла Хаменеи обратился к Касему Сулеймани: «Запишите то, что я сейчас скажу вам, а потом отправляйтесь в Бейрут и передайте это [послание конкретному] человеку. Он обсудит этот вопрос со своими друзьями и братьями, если сочтет это уместным». Описав эту фабулу, Хадж Касем начал зачитывать послание Рахбара, адресованное мне. Помимо всего прочего, Лидер сказал: «Захват израильских солдат ливанским Сопротивлением было скрытой милостью Аллаха, ибо эта спецоперация заставила Израиль войти в Ливан в ответ на ваши действия. Израильтяне и американцы со своей стороны готовились напасть на Ливан в конце лета или ранней осенью 2006 года, чтобы застать вас врасплох, когда вы не готовы в войне. Следовательно, захват израильских военных стал для вас Божественным благословением и дал вам преимущество во времени, ибо война разразилась не тогда, когда США и Израиль планировали инициировать ее; она началась, когда они были к ней абсолютно не готовы – они были лишь в процессе подготовки к ней, а вот вы встретили ее в состоянии полной готовности. Иными словами, вы выиграли время и не сложилось условий, чтобы они смогли преподнести вам свои сюрпризы [которые они для вас готовили]».

Слова Рахбара впоследствии получили одобрение и подтверждение из уст выдающихся людей. К примеру, когда я цитировал его в СМИ, знаменитый профессор Мухаммад Хассанейн Хейкал высоко оценил его в своей программе на канале «Аль-Джазира», которую он вел в то время. Между тем, один из известных американских писателей, Сеймур Херш, также согласился с этим анализом. Стоит особо отметить, что, цитируя послание Рахбара в СМИ, я не упоминал его имени.

Был и другой важный пункт, на который аятолла Хаменеи указал в своем послании: «Эта война очень похожа на Битву конфедератов, которая произошла во время жизни Посланника Аллаха (с). Эта война будет очень трудной и изматывающей, она поставит под угрозу само ваше существование, и вы обязаны проявить в этой войне терпение». В этой части своего послания он процитировал коранический аят: «[Вспомните,] как напали на вас сверху и снизу, и тогда забегали у вас глаза [от беспокойства] и подскочило сердце к горлу [от страха], и вы стали думать [разное] об Аллахе» (Священный Коран, 33:10). В третьей части своего послания он констатировал: «Вы победите в этой войне». Я еще раз слышал аналогичное утверждение – не помню, до этого или после этого, но кто-то передал мне слова аятоллы Бахджата (да пребудет с ним милость Аллаха): «Будьте уверены, что, ин ша Аллах, вы одержите победу в этой войне».

Rahbar Palestine2

Была в послании Рахбара весьма интересная и важная часть: «Вы победите в этой войне, а после вы станете [влиятельной] региональной силой – до такой степени, что ни одна другая сила не будет способна противостоять вам». Тогда же я рассмеялся и сказал Хадж Касему: «Мы – превратимся в весомую региональную силу? Да если мы просто выживем в этой войне и сохраним свое существование, это уже будет большим достижением!» И в шутку добавил: «Мой дорогой брат! Мы не хотим становиться никакой региональной силы». Но, в любом случае, письмо аятоллы Хаменеи придало мне уверенности. С того самого дня я стал уверен, что мы выиграем эту войну, а уже потом я поверил, что мы действительно превратимся во влиятельную региональную силу – что, собственно, и произошло.

- Рекомендовал ли его Светлость какие-то специальные дуа и молитвы во время этой 33-дневной войны?

- В первые дни войны я получил это послание Рахбара, которое я до сих пор бережно храню. Тогда я также получил еще одно письмо – от моего брата и друга господина Хеджази. В нем господин Хеджази посоветовал нам читать некоторые дуа, но я не помню точно, ссылался ли он на рекомендации аятоллы Хаменеи. Это не очень хорошо отложилось в моей памяти, но что именно Рахбар рекомендовал нам читать дуа Джавшан, это совершенно точно.

Дуа Джавшан Сагир, Обращение к Имаму Махди (да благословит его Аллах и да приблизит Он его возвращение), Зиярат Ашура – вот что наряду с общеизвестными дуа было нам рекомендовано. Но в целом я хотел бы поговорить скорее о моем опыте знакомства с Рахбаром.

Я, конечно же, рекомендую эти дуа всем нашим братьям. Они стали источником силы Хизбаллы во всех войнах. Обращение к Аллаху, упование на Него – все это всегда было частью нашей программы, и Рахбар всегда особенно акцентировал это. С тех пор, как мы познакомились с Рахбаром, он всегда делал упор на духовные вопросы, то есть на доверие к Аллаху, полагание на Всемогущего. На всех собраниях он цитировал аят: «О вы, которые уверовали! Если вы поможете Аллаху, то и Он поможет вам и утвердит ваши стопы» (Священный Коран, 47:7). Он всегда подчеркивал, что Всевышний Аллах не говорит ничего в шутку, что Его слова ясны, и в них содержится Его обещание. И что Аллах непременно исполнит Свое обещание. Рахбар всегда настаивал, что мы должны доверять обещаниям Аллаха. Даже сейчас он время от времени фокусируется на этом вопросе в своих постановлениях. В частности, он придает большую важность чтению дуа, обращению к Аллаху и мольбе о Его помощи.

Я помню, были времена, когда мы чувствовали себя абсолютно выдохшимися из-за трудных периодов, когда ситуация внушала нам отчаяние. И вот на одном из собраний его Светлость сказал мне: «Когда вы ощущаете полный упадок сил, столкнувшись с угрозами и трудностями, найдите спокойное место, отправьтесь туда и закройте дверь. Найдите время – будь то несколько минут, четверть часа или полчаса – и поговорите с Богом своими собственными словами, не обращаясь ни к каким [прописанным] дуа. Говорите с Ним тем же языком, на котором вы общаетесь с людьми, расскажите Ему о своих печалях и о своей боли, попросите Его о помощи. Разве мы все не верим, что Всемогущий Аллах всегда присутствует, видит все, и способен на всякую вещь? Всевышний Аллах знает обо всех наших нуждах, и между Ним и нами нет никакой преграды. Он всегда готов принять нас, и Он всегда слышит нас, на каком бы языке мы к Нему ни обращались. И если вы будете делать так, вы увидите, что Всемогущий Аллах одарит вас силой, волей и энергией, распахнув перед вами все двери». С тех пор мы стали действовать на основе этого совета Рахбара, и результаты были просто потрясающими.

- Осталось много вопросов, но мало времени. Есть две темы, которые мы здесь не будем обсуждать: это попытки врагов разделить шиитов и суннитов, и тема Исламского пробуждения [«арабской весны»]. Кроме того, в течение последних 7-8 лет мы наблюдали за важным процессом, идущим в регионе и возымевшим для него стратегические последствия: это события, связанные с кризисом в Сирии. На ваш взгляд, почему Сирия была выбрана для воплощения [американских] планов в регионе, и каковы были аспекты этого кризиса? Еще один вопрос, который я хочу задать: почему, несмотря на большие финансовые издержки, Исламская Республика Иран и Хизбалла стали участвовать в разрешении сирийского кризиса? Что произошло бы, если бы они не вмешались в это дело? Что заставило Иран и Хизбаллу счесть вхождение в Сирию необходимым?

- Все это тесно связано с нашим разговором о процессах, которые шли в регионе с 2001 по 2011 гг. Мы упоминали о том, что их итогом стал уход США из Ирака, их поражение в Ливане, их фиаско в Сирии, их проигрыш в Палестине – то есть провал всех американских планов в регионе. После 2011 года это положение дел, когда Соединенные Штаты терпят поражение за поражением, благополучно сохраняется. Это важная историческая фаза в жизни региона, в жизни Исламской Республики Иран и ее Лидера аятоллы Хаменеи (да защитит его Аллах), ибо с начала 2011 года Рахбар постоянно использовал термин «Исламское пробуждение», которое в регионе еще называют «арабской весной».

Разговор об Исламском пробуждении в регионе я хотел бы начать в контексте сирийской темы. Арабская весна, Исламское пробуждение, или же массовые народные восстания в регионе первыми вспыхнули в Тунисе, затем перекинувшись на Ливию и Египет, после чего настала очередь Йемена. Вслед за этим разгорелся конфликт в Сирии. Вкратце, исходя из того, что происходило в то время, мы пришли к выводу, что ожиданиям, которые США связывали со своими актами интервенции, оказалось не суждено сбыться, и Обама попытался компенсировать это поражение.

Народы региона пробудились и начали активно действовать в надежде на какие-то перемены. Именно тогда арабские режимы обнаружили, что их положение невыигрышно. У народов появилась прекрасная возможность свергнуть эти режимы. Моя трактовка и выводы многих других людей резонировали с тем, что Рахбар предложил с самого начала. Он сказал, что «эти народные выступления являются подлинными национальными движениями». Тунисское движение представляло народ Туниса и выражало его национальную волю, египетское движение озвучивало волю египетского народа, ливийское движение – волю ливийцев, то же самое можно было сказать и о йеменском движении. Все лозунги этих движений и их цели отражали народные и национальные позиции и интересы.

Таким образом, мы вновь стали свидетелями, какое воздействие Ислам и исламское движение способны оказать на пробуждение народов. Именно поэтому Рахбар назвал это все Исламским пробуждением. Но в чем оказалась главная проблема этого самого Исламского пробуждения? Проблема заключалась в отсутствии лидеров и отсутствии единства. Как вы знаете, Исламская Революция в Иране была массовой народной революцией. Но что что обеспечило ей успех и стабилизацию после победы? Это наличие лидера – имама Хомейни, да пребудет с ним милость Аллаха. Другой фактор, который поспособствовал победе этой революции – это единство народа, руководства и религиозных ученых, которые единодушно поддержали имама Хомейни.

islamic awakening1

Соответственно, тогда иранцы образовали единый народ, у которого был лидер, четко очертивший политику и стратегию, которая привела к прогрессу во всех начинаниях. Поэтому проблема, которая наблюдалась во всех этих странах и революциях – за исключением Сирии, о чем я скажу позже – это отсутствие заслуживающего доверия и единого руководство. Существовало много разных лидеров, много разных партий, и между ними не было никакого единства – у них были большие разногласия. Когда они принимались вести переговоры друг с другом, эти разногласия только усугублялись. Это оказало свое воздействие и на народ, и люди также раскололись. В некоторых регионах это даже привело к гражданской войне.

Американцы и некоторые страны региона пришли на сцену действий, чтобы взять ситуацию под контроль и нанести поражение народным движениям в разных странах. И здесь США сыграли важную роль. Франция оказалась вовлеченной в события в Северной Африке. Более того, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты остервенело подключились к процессу подавления Исламского пробуждения (Арабской весны) и народных восстаний. Они пытались достигнуть этой цели, мобилизовав подручные им СМИ и поддерживая военные хунты в регионе. Мы все знаем, как ситуация повернулась в Тунисе, Ливии и Египте. Но в Йемене все сложилось иначе. Они попытались извлечь свою выгоду из народного восстания в Йемене, но значительная часть йеменского народа, его национальное и политическое Сопротивление не прекратили поддерживать нашего дорогого брата сейида Абдул-Малика аль-Хуси и движение «Ансар Аллах», выступив против этих иностранцев, и против них была развязана несправедливая война – война, которая продолжается и по сей день.

Теперь же перейдем к Сирии. То, что произошло в Сирии, не имело никакого отношения к Арабской весне или Исламскому пробуждению. Случившееся в Сирии – это попытка воплощения в жизнь плана США, Саудовской Аравии и некоторых стран региона, желавших нивелировать достижения движения Сопротивления – в частности, поскольку в то время народная революция в Египте заставила Израиль сильно обеспокоиться своим будущим в регионе.

В те времена израильтяне устраивали большие конференции, на которых они говорили о стратегии. Они даже всерьез рассматривали перспективы воссоздания некоторых военных батальонов и их отправки к границам Синайского полуострова. Это ярко свидетельствует о том, как сильно перемены в Египте встревожили и напугали Израиль.

Утратив надежду превратить сирийское правительство в своего союзника, они загорелись идеей свергнуть это правительство и изменить правящую систему в Сирии. Многие этого не знают, но прежде, чем предпринять активные действия по расшатыванию правительства в Дамаске, они приложили немалые усилия к тому, чтобы Башар аль-Асад повернул вектор своей политики в иное русло. Саудиты работали над этим столь усердно, что даже сам король Абдалла ибн Абдул-Азиз лично отправился в Дамаск, хотя прежде он бойкотировал Сирию. Катарское правительство также неустанно добивалось этой цели. Турция и некоторые другие арабские государства, включая Египет времен Хосни Мубарака, также пытались подтолкнуть Сирию к присоединению к противоположному фронту. Давая Асаду заманчивые политические и экономические обещания, США и их союзники стремились развернуть Сирию в другом направлении – в сторону так называемой «арабской умеренности», которую мы именуем «арабской капитуляцией».

Однако же президент Башар аль-Асад и другие руководители Сирии не прекращали демонстрировать свою твердую поддержку Сопротивлению, веря в то, что арабо-израильский конфликт продолжается. Башар аль-Асад всегда считал, что в регионе не будет мира, пока не будет решен вопрос с оккупированными Голанами, и пока палестинцам не будут возвращены их попранные права.

В общем и целом, американцы не смогли уговорить Дамаск пойти на уступки; при этом Вашингтон прекрасно знал, что у Сирии есть приоритетный статус в структуре Сопротивления. Если говорить об особой роли Сирии в Сопротивлении, стоит процитировать слова Рахбара об этой стране. А он сказал: «Сирия – это столп Сопротивления». Без Сирии сегодня Сопротивление в Ливане пребывало бы в маргинальном положении. Если бы не Сирия, и Сопротивление в Палестине было бы выброшена на обочину, ибо Сирия является одним из главных компонентов в структуре Сопротивления в регионе.

Некоторые люди думают, что Сирия для Сопротивления подобна мосту, но я считаю, что эта страна – нечто большее, чем просто мост, что Сирия – это один из главных органов, мозг Сопротивления в регионе, оплот его культуры и мысли. И это стало особенно очевидно после 33-дневной войны. Позиция Сирии, поддержка со стороны Сирии, стабильность Сирии – все это во время 33-дневной войны оказалось под угрозой: [план состоял в том, что] в условиях присутствия США в Ираке и у границы с Сирией Израиль расширит масштаб агрессии, ударит по Сирии и развяжет против нее большую войну. Но Башар аль-Асад не отступил, а проявил себя как решительный и независимый политик, продолжив поддерживать Сопротивление в ходе 33-дневной войны.

После окончания 33-дневной войны израильтяне провели некоторые исследования и пришли к выводу: чтобы покончить с Сопротивлением в Ливане и Палестине, нужно в первую очередь устранить Сирию – что они и планировали сделать. Поскольку они не смогли подчинить себе Сирию политическими методами, они прибегли к силовому варианту. Если бы они были в состоянии создать военную хунту, внедрившись в сирийскую армию, они бы это сделали, но у них это не получилось. Потерпев в этом фиаско, американцы и израильтяне стали играть на «отсутствии свободы слова» в сирийских СМИ и свободы в целом в сирийском политическом пространстве – так, чтобы события начали развиваться в нужном им ключе, и в Сирии воцарился хаос и внутренние склоки. Но с первых же дней, как только в Сирии вспыхнули антиправительственные протесты, я своими глазами увидел, как президент Башар аль-Асад организовывал встречи с лидерами оппозициями, пытаясь удовлетворить их требования.

Asad5

Но затем демонстранты начали применять силу – подобно тому, что случилось в Дераа. Американцы, саудиты и некоторые другие страны региона стали содействовать тому, чтобы такфиристы из [запрещенных в РФ] Аль-Каиды, ИГИЛ и Джабхат ан-Нусра начали съезжаться со всего мира в Сирию, чтобы подчинить ее себя и покончить с сирийским государством. Чьи интересы они обслуживали? Они обслуживали интересы США и Израиля. Обслуживали интересы тех сил, которые спали и видели, как бы загасить палестинское дело, обслуживали интересы тех сил, которые жаждали окружить, изолировать и атаковать Иран. Такова правда. Сирийская проблема была вовсе не в том, что были невозможны выборы определенного типа или реформы – Башар аль-Асад был открыт к дискуссии на эту тему, был готов пойти навстречу желаниям людей. Но кое-кто другой быстренько предпринял действия, чтобы оккупировать целые районы и ударить по Сирийской Армии, спецслужбам и сирийским [государственным] институтам, чтобы свергнуть Башара аль-Асада вооруженным путем.

Они распахнули границы, и множество кораблей стали доставлять оружие. Джо Байден сам признался, что в Сирию было отправлено десятки тысяч тонн вооружений и амуниции. США потратили сотни миллиардов доллары на эту страну. Ради чего? Чтобы установить демократию в Сирии? Это [запрещенные в РФ] ИГИЛ и Джабхат ан-Нусра жаждали, чтобы в Сирии восторжествовала демократия? Те самые, для которых выборы – худший из грехов, люди, голосующие на выборах – язычники, которых дозволено убивать, хотели свободных выборов для сирийцев? Отец очевиден, и на сегодня уже доказано: то, что случилось в Сирии, не имеет никакого отношения к свободным выборам, реформам и прочим связанным с темой демократии темам, ибо Башар аль-Асад был готов к переговорам по данным вопросам. Но они [Запад] устремились к тому, чтобы свергнуть сирийское правительство и установить над этой страной свое доминирование.

Продолжение в части 4, 5 следует…

Khamenei.Ir