• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "С первого дня канал “Аль-Манар” стал образом и голосом Сопротивления"
    "С момента основания “Аль-Манара” прошло 30 лет. Канал был запущен спустя два года после смерти имама Хомейни, и его создание было приурочено к церемонии поминовения Имама. Это был великий Имам, который оживил умму и обновил Ислам в XX веке, возглавив народную революцию и учредив новый политический строй, который привнес сущностные изменения в жизнь человечества в ту эпоху. "Аль-Манар" – канал бойцов Сопротивления, канал семей мучеников, канал наших раненых, канал узников, кто томится в тюрьмах, это канал страждущих в непростые времена, торжествующих в дни побед. Он также стал каналом Палестины, каналом палестинского дела, каналом арабов и мусульман". + ГАЛЕРЕЯ

  • Сейид Ибрахим Раиси:
    Сейид Ибрахим Раиси: "кандидат номер один", победитель президентских выборов в Иране
    Аятолла сейид Ибрахим Раиси имеет квалификацию в области исламского права и с 1985 года работает в судебной системе. Его карьера началась с должности прокурора Тегерана, которую он занимал с 1989 по 1994 гг., после чего он стал начальником Генеральной инспекции Ирана. В 2014 г. он занял должность генерального прокурора ИРИ, но в 2016 г. он подал в отставку и возглавил фонд "Остан-е Кудс-е Резави" , который реализовывал множество социальных программ для бедных. В 2019 году сейид Раиси стал главой всей судебной системы Ирана.

  • Агрессия против Сектора Газа глазами палестинских детей
    Агрессия против Сектора Газа глазами палестинских детей
    "То, что дети пережили, находясь под обстрелом, нанесло им психологическую травму", - говорит психолог Инас аль-Хатиб. Среди частых последствий она называет потерю аппетита, нежелание говорить, непроизвольное мочеиспускание, а также вспышки агрессии и крики. Г-жа Аль-Хатиб подчеркивает, что потеря родителей и разрушение дома являются одними из самых травмирующих переживаний, которые только могут выпасть на долю ребенка, ведь в его представлении семья — это теплые объятия, дающие ребенку защищенность, а дом — это безопасное убежище. Теперь мир этих детей разрушен.

  • Герои, проживавшие неординарные захватывающие жизни: Анастасия (Фатима) Ежова о литературе и лидерах Сопротивления
    Герои, проживавшие неординарные захватывающие жизни: Анастасия (Фатима) Ежова о литературе и лидерах Сопротивления
    В России сложилась амбивалентная ситуация. С одной стороны, адепты палестинского и ливанского Сопротивления не подвергаются политическому и уголовному преследованию, а движения Сопротивления в России не запрещены. С другой стороны, из-за засилья сионистского лобби в медиа сторонникам Сопротивления сложно доносить свою позицию в российских СМИ, а в Фейсбуке, Инстаграме, Твиттере их регулярно банят...

  • Импорт иранских нефтепродуктов: о подходе сейида Хасана Наср-Аллаха к внутриливанскому кризису
    Импорт иранских нефтепродуктов: о подходе сейида Хасана Наср-Аллаха к внутриливанскому кризису
    Сопротивление не может долго молчать, видя безответственное поведение монополистов и коррупционеров, неспособность правительства выполнить свои обязанности и обеспечить базовые потребности граждан. В этой связи в своей последней речи сейид Наср-Аллах предупредил, что, если ситуация дойдет до точки, Сопротивление вынуждено будет обратиться к Исламской Республике Иран и транспортировать эти нефтепродукты в порт Бейрута.

Сейид Наср-Аллах о внутриливанском кризисе (4, 5, 6): МВФ, сокращения работников госсектора, курс доллара

23 апреля 2021

SHN azadari3

Начало здесь

4. Находясь в поиске решений, мы должны уделить внимание двум вещам. Первая – чувство отчаяния. Мы не должны отчаиваться, распространяя пораженческие настроения среди ливанцев, поскольку это нелогично и безответственно. С одной стороны, возможно, многие люди действительно близки к отчаянию, потому что положение действительно очень трудное, и здесь надо смотреть правде в глаза.

Вторая опасная вещь – ложные надежды. Давайте не будем порождать у людей иллюзии, будто бы разрешение кризиса не за горами – через месяц, год, два года и так далее. Этот кризис является результатом десятков лет – 30, 40 или даже 50. Кто-то может копнуть глубже и сказать, что корни кризиса стоит искать с самого момента создания государства Ливан. Но несомненно, что нынешняя ситуация – порождение десятилетий. И из нее невозможно выбраться за год или за два. Поэтому никто не должен обещать людям, что за пару лет мы превратим Ливан в рай и преодолеем кризис.

Иллюзии, в свою очередь, являются следствием упрощения ситуации. Примером такого упрощения является утверждение, будто бы ключ к решению всех проблем – это формирование правительства. Формирование правительства – это только первый шаг на долгом пути к выходу из кризиса. Когда мы говорим об этих путях, мы должны предпринять грандиозные, мощные и важные усилия, о которых мы постоянно говорили в прошлом. Речь идет о финансово-экономической политике, о кредитной политике, об отношениях с государствами Востока и Запада, о борьбе против коррупции и выработке соответствующих механизмов привлечения преступников к уголовной ответственности.

Я бы хотел сказать вам, что, если бы мы согласились на определенные кредиты, это было бы очень сложным решением. Ведь это именно кредиты, а не безвозмездная помощь, за исключением небольшой гуманитарки, выделенной нам в определенных обстоятельствах. И под какие проценты они дадут нам эти кредиты?

Если наша административная система, механизмы принятия решений, судебная система, система исполнения наказаний, система надзора не претерпят изменений, это значит, что многие из этих кредитов будут разворованы так же, как они разворовывались в прошлом. Значительная часть этих денег будет растрачена, и никакого реального прорыва и улучшения не произойдет, за исключением банального пускания пыля в глаза. Наши долги только вырастут, и кризис усугубится. А потому мы имеем дело с комплексной проблемой, которая не связана только с финансами, экономикой и уровнем жизни. Нам нужна административная и финансовая реформа. Мы должны навести мосты внутри нашей политической системы, мы должны выработать план, чтобы суметь противостоять следующей фазе кризиса.

И здесь мы подходим к теме формирования правительства. Перед этим правительством встанут грандиозные вызовы, и здесь я остановлюсь на теме формирования нового кабинета – после того, как предыдущий подал в отставку – а также на теме назначении премьер-министра. Согласно французской инициативе, важно сформировать правительство из независимых экспертов. И здесь послушайте меня внимательно.

Мы согласились на это и сделали для этого все необходимое. Они поговорили с нами, сказав нам, что это должно быть правительство экспертов, а не политиков. Мы согласились на это, хотя мы придерживаемся иного мнения. Мы согласны на внепартийный принцип формирования правительства. Когда нам перечислили кандидатов, мы согласились предоставить список имен и высказать свое мнение по поводу предоставленных нам. Мы согласились на ротацию в министерствах. Я повторю: все, что будет сказано мною после, не является критикой этого подхода…

…То, что я хочу озвучить – это своего рода совет: перед этим правительством стоят великие задачи и великие вызовы. А потому оно должно предпринять великие и очень эффективные шаги – и это требует определенного мужества.

Позвольте мне привести пару небольших примеров. Почему мы не воспользовались такой возможностью, как сотрудничество с Китаем? Страна нуждается в инвестициях, а китайцы готовы к этому. Сегодня я буду говорить с вами честно и открыто: многие ливанские чиновники боятся иметь дело с китайцами. Кого они так боятся? Откровенно говоря – американцев. Мы все помним, как многие американцы стали клеймить Нетаньяху – хотя он «их человек» – поскольку он слишком открыт к Китаю. И после этого он стал быстро сворачивать проекты с ними. Бывший иракский премьер также подписал ряд контрактов с Китаем. Но люди опасаются иметь дело с Китаем. Так должны ли мы бояться? В ближайшей перспективе приоритет для Байдена – это борьба и экономическая борьба с Китаем. Мы также можем сотрудничать с Россией. Есть российские компании, которые готовы участвовать в нашем нефтяном бизнесе, создавать рабочие места, реализовывать с нами совместные проекты. Но наши люди боятся иметь дело и с Россией.

В нашей стране есть проблемы с нефтепродуктами – бензином, дизелем, топливом и т.д. Иранцы готовы продавать нам нефтепродукты за ливанские фунты. Можем ли мы претворить это в жизнь? Я скажу честно. Одна из тех вещей, которую мне рассказали со слов представителей Центробанка Ливана – это что мы не можем покупать у иранцев что-либо за ливанские фунты, потому что американцы накажут банк и наложат на него санкции.

Американцы не позволят нам иметь дело с Китаем, Россией, Ираном и Востоком в целом. То же самое касается и Ирака. Нам также запрещено вести бизнес с Сирией. Когда же американцев просят о помощи, они не горят желанием помочь нам. Они хотят подчинить нас себе. Они хотят заставить нас принять их условия. Они хотят, чтобы мы встали на их сторону в идущей ныне глобальной битве, чтобы мы стали частью их оси. Американцы не хотят, чтобы Ливан держал нейтралитет. Они хотят, чтобы мы стали частью американо-израильской оси. А потому нам нужно эффективное правительство. Это правительство должно принять во внимание интересы наши страны. И если в интересах нашей страны сотрудничать с китайскими компаниями, мы должны так сделать. И если в интересах нашей страны покупать нефтепродукты за ливанские фунты, это правительство будет делать это – ведь иначе мы в нашей стране все перемрем от голода. Они хотят убить нас при помощи осады – но мы не погибнем от голода. Я готов повторять это вновь и вновь, и я еще затрону эту тему в конце своей речи.

Некоторые уповают на Международный валютный фонд. МВФ хочет дать нам кредиты. Я проверял информацию на этот счет: речь вовсе не о помощи. Гуманитарная помощь предоставляется только в случае войн и других чрезвычайных ситуаций. А кредит означает, что на страну ложится дополнительный долг. К тому же, МВФ не захочет давать нам займы, если только мы не изменимся и не проведем реструктуризацию. Чтобы МВФ начал с нами переговоры, мы должны сперва сформировать правительство.

На этот счет в нашей стране есть две точки зрения. По умолчанию доминирует точка зрения, что нужно согласиться на условия МВФ. Есть определенные политические силы, которые разделяют эту позицию и могут составить большинство в будущем правительстве. Если и другая точка зрения: ее сторонники считают эти условия предметом обсуждения – а именно, приемлемы ли они для Ливана, или же они разрушительны и унизительны для нашей страны, а потому только способны усугубить кризис? Среди этих условий есть приемлемые, а есть неприемлемые. Я приведу несколько примеров. Ливанский народ должен обрести ясность в этом вопросе. Нас не должны сбить с толку ни лозунги, ни потенциальные политические выгоды.

Если, к примеру, мы попросим у МВФ субсидии на продовольствие, медикаменты, нефтепродукты – они готовы, и тогда у страны появился бы шанс – потянет ли ливанский народ такое бремя? Это приведет к росту цен на продукты, лекарства, нефтепродукты и т.п. В состоянии ли мы это вынести?

Во-вторых, есть такая тема, как либерализация валютной политики. В этом случае свободный рынок будет формировать цену на валюту. И курс вырастет до 10 тысяч, 15 тысяч, 20 тысяч – или опустится до 3 тысяч, 4 тысяч. Стоимость валюты будет зависеть от обстоятельств, ситуации в стране, на рынке, от положения в сфере политики и безопасности, разного рода вмешательств. Выдержат ли люди все эти эксперименты над ними? МВФ может сказать, что слишком много людей трудоустроены в общественном секторе, включая армию, спецслужбы и госслужащих, и что их число следует сократить. Возможно, я сейчас излишне предвзят, но правительство может «дойти до ручки» и принять такое решение. Как люди отнесутся к тому, что тысячи или даже десятки тысяч работников будут просто вышвырнуты на улицу – вне зависимости от того, сможем ли мы это вынести? Понесет ли правительство ответственность, если подобные решения будут приняты? Будет ли «правительство экспертов» достаточно сильным, чтобы справиться с подобной ситуацией и убедить людей в оправданности таких мер? Предыдущее правительство было правительством технократов. И вспомните, что произошло на улицах, когда они повысили налог на WhatsApp на несколько центов – протестующие заставили это правительство уйти.

Я хочу дать совет и.о. премьер-министра. Я советую выиграть время, чтобы мы не сформировали правительство, которое будет свергнуто через месяц или два, неделю или пару недель. Мы не знаем, будем ли мы в состоянии не дать людям выйти на улицы, если вы примете меры, которые не позволят людям дышать. Вам нужно, чтобы ваше правительство было сильным, чтобы у него была поддержка. И вы в нем будете единственным политиком. Вы говорите, что готовы броситься грудью на амбразуры, чтобы потушить полыхающие пожарища. Пусть благословит вас Бог. Но если вы пожертвуете собой, вы не спасете страну. Вы лишь покончите с собой и заодно со страной, потому что это очень большой пожар. И все должны встать на борьбу с ним.

Вот почему сегодня я говорю: пересмотрите этот вопрос, и я в последний раз говорил о правительстве, о количестве депутатов в парламенте и т.п. Сегодня я говорю о природе этого правительства, о его сущности, о его идентичности. Привлеките к его работе политические силы, которые разделят с вами эту ответственность. Сформируйте политическое правительство, технополитическое правительство. Если вы сможете сделать это, не позволяйте никому отлынивать от своих обязанностей. Позвольте политическим силам помочь вам и участвовать в принятии решений, поскольку, честно говоря, за «правительством экспертов» не стоит ни одна политическая сила, которая была бы способна спасти страну, принять ответственные решения, воплощать в жизнь намеченный вами курс.

Итак, я хотел бы сделать особый акцент на пересмотре подобных решений…Каждый должен быть готов к этому. Это не наша прихоть, и вы знаете это. Я мог бы очень легко обратиться к ливанскому народу и ко всему миру, сказав, что в сложившихся обстоятельствах и под таким давлением мы не хотим быть частью правительства – напрямую или опосредованно, что мы не хотим иметь ничего общего с этим правительством – и просто умываем руки. Мы представляем большой сегмент населения страны. Мы крупная партия. И если правительство примет непопулярное решение, мы не намерены поддерживать подобное и говорить людям, что это все не наше дело. В такой ситуации пусть каждый действует так, как считает нужным. Но что тогда будет со страной? Мы уклонимся от ответственности за последствия или понесем ее? Мы хотим приобрести политические очки, протолкнув интересы своих партий и лидеров, или же сохранить нашу страну и наш народ? Как мы должны вести себя в такой ситуации, даже если предположить, что мы согласны на «правительство экспертов»?

Мы не отказываемся от наших прежних договоренностей. Но, на мой взгляд, подобное правительство не устоит. Сформируйте политическое правительство, чтобы каждый мог участвовать в его работе открыто и разделить ответственность за этот кризис и за то фактически безвыходное положение, в котором страна оказалась. Каждый плечом к плечу должен работать над преодоление этой ситуации. Есть и второй пункт: на наш взгляд, политические силы и парламентские блоки должны инициировать дискуссию по поводу возможных путей выхода из кризиса – ведь если правительство будет сформировано, а внятных решений предложено не будет, сам факт наличия кабинета министров нам ничего не даст: это будет просто новое правительство вместо старого.

Третий пункт касается путей выхода из кризиса: я призываю все политические силы задействовать все их внутренние возможности и внешние связи, чтобы внешние силы предоставили нам помощь. Честно говоря, политические лидеры, организации и партии – так же, как и олигархи, сколотившие состояния на контрабанде, и находящиеся сейчас за границей – должны помочь хотя бы своим сторонникам, своим партиям, своим единоверцам, своим провинциям. Помогите своему же электорату! Есть люди, у которых вообще нет денег. И есть множество людей, которые вывезли за рубеж миллионы. Когда вы видите, как ваша страна стремительно катится в сторону коллапса и города, вы должны дать денег не государству. Потратьте эти деньги, которые вы все равно спустите на избирательную кампанию через год или полтора года – отдайте их сейчас людям, которые в них нуждаются.

Если у нас есть деньги, мы обязаны поделиться ими с народом, а не утаивать эти капиталы. Мы также должны установить связь с торговцами, чтобы вместе помогать людям. Если у нас есть связи с организациями, которые способны помочь людям, мы должны задействовать их возможности. Если у нас есть отношения с другими государствами, мы должны извлечь из этого пользу, чтобы вызволить наших людей из этой тупиковой ситуации, а не для того, чтобы конкретные политические силы получили преимущество перед другими. Ранее я уже приводил вам примеры. Сегодня я вновь повторю это.

Итак, я повторяю и подтверждаю это сегодня, поскольку мы снова столкнулись с топливным кризисом, с бензиновым кризисом и с дизельным кризисом. Если они пошли на то, чтобы урезать субсидии и рационализировать эти траты, это означает, что цены на эти вещи взлетят ввысь на рынке. В прошлом я уже озвучивал одно предложение. Я говорил, что, если Ливан согласится, я поговорю с иранцами. Я не ожидал от Ливана ответа. Я сам поговорил с иранскими чиновниками. Конечно, я направил им письменный запрос и друзей на переговоры, которые привезли мне ответ от них. Его Превосходительство Посол Ирана в Бейруте высказывался на эту тему более одного раза. И я буду повторять вновь и вновь: у нас есть такой друг, как Иран. Дерзай, Ливан! Нефтепродукты, топливо, бензин, дизель и даже газ – все это станет нам доступно, если мы сумеем это транспортировать, поскольку у нас есть некоторые проблемы с перевозкой газа. И если понадобится, мы на 100 % возьмем на себя реализацию всего этого. Вы можете покупать всю эту продукции за ливанские лиры, которых у вас предостаточно. Если мы будем покупать нефтепродукты за лиры, сколько долларов мы сбережем для Ливана? А это скажется на курсе доллара – что, в свою очередь, отразится на работе транспорта, различных институтов, электросетей. Мы готовы к этому. Что мы еще можем сделать? Мы готовы к обеспечению всем, что связано с лекарствами, продуктами и т.д. Мы реально участвуем в управлении государством и в приведении законов в исполнение. Всякий у кого есть отношения с любой страной мира, с любой арабской или неарабской страной, должен использовать эти связи на благо Ливана. Не сидите в стороне и не смотрите на ситуацию отрешенно.

5. Если процесс формирования правительства будет пробуксовывать и дальше, перед нами – два варианта. Тех, кто просит Хизбаллу «оказать давление», я хочу спросить: что вы имеете в виду под давлением? В самом начале я сказал, что обвинять Хизбаллу в том, что правительство до сих пор не сформировано – неприемлемо. Ситуация не такова, что Хизбалла может оказать давление, но почему-то не хочет, может что-то предпринять – но не желает. Хизбалла сделала все что могла – и сделает все, что сможет. Но никто не вправе перекладывать на нас ответственность. Вы что, хотите, чтобы мы под дулами автоматов заставили людей принять то-то и то-то правительство, независимо от того, правильно это или нет?!

В любом случае, если кризис усугубится, у нас есть две опции. Первая опция – это возобновление работы того правительства, которое подало в отставку. Но это не решение. Мы не можем игнорировать то, что происходит в стране. За последние две недели люди активно выходили на улицы, и некоторые из них перекрывали дороги. Курс доллара вырос и достиг аж 15 тысяч лир. Еда в магазинах кончается – и супермаркеты, кооперативы и продуктовые лавки закрываются. И это не считая коронавируса! С одной стороны, возникает чувство, что в этом вроде как никто не виноват. Его Превосходительство господин президент говорит вам, что это не его конституционная прерогатива – и он прав. Никто не должен перекладывать ответственность на него – таковы пункты соглашений в Таифе. Он [по закону] здесь не может ничего сделать – это прерогатива правительства. Но правительство ушло в отставку, и его власть в принципе – ограничена. Вы можете обратиться к подавшему в отставку премьеру, и он скажет вам, что он назначен сформировать правительство – но сам не является этим правительством. Он перенаправит вас в парламент, у которого есть законодательная власть. Итого, получается, что в нашей стране никто ни за что не несет ответственность. Люди предоставлены сами себе, а армия и спецслужбы вынуждены противостоять народу. Это самое точное описание происходящего. Может ли все так и дальше продолжаться? Нет!

Итак, самая правильная вещь, которую мы можем сделать – это сформировать правительство, а один из путей к этому – возобновить работу подавшего в отставку правительства. [И.о.] премьер-министра Хасан Диаб – патриот нашей страны, и он должен взять на себя эту ответственность без каких-либо дополнительных условий. Не следует ожидать от кого-то чего-либо. Исполняя ваш национальный, законный и конституционный долг, стремитесь сделать максимум, что вы только можете, даже если для этого есть какие-то юридические препоны. Мы не хотим консенсуса, даже если конституционные и законодательные нормы ограничивают вас в вашей деятельности. Ваше Превосходительство премьер-министр Хасан Диаб, ваш национальный, моральный и человеческий долг – восстановить работу правительство и возложить на себя ответственность за его деятельность. Это первое.

Второе, что нужно сделать – это решение проблем с конституцией. Мы не можем продолжать жить в стране, которая устроена таким образом. Я имею в виду не только текущую ситуацию. Все это происходит не потому, что президентом является Мишель Аун, а и.о. премьер-министра – Саад Харири. Вовсе нет. Корень проблемы – в самой конституции, из-за которой в стране возникают такие сложности. Согласно конституции, правительство формируется при согласии и.о. премьера и президента. А они не пришли к согласию. Пройдет месяц, два, три, четыре, пять, шесть, год, год и два месяца – но согласие между ними так и не будет достигнуто. Это понятно. Я не предлагаю здесь конкретное решение, поскольку некоторые могут подумать, что со временем оно найдется. Есть парламентские блоки, которые согласились на поправки к конституции по этому вопросу. И я настаиваю, что мы должны заняться скрупулезным поиском решения на уровне конституции, принимая во внимание соблюдение конфессионального баланса. У наших братьев есть целый ряд идей, которые достойны обсуждения. Даже здесь мы нуждаемся в дискуссии!

Но во имя нашего же будущего мы должны найти законное конституционное решение этой дилеммы, из-за который мы месяцами не можем сформировать правительство. На это даже может уйти пара лет – и воз не сдвинется с места. Я никого в этом не обвиняю. Обе стороны могут быть в чем-то не правы, а может быть не права одна сторона. Сейчас я не хочу углубляться в эти делали. Конституционное право есть у обоих [и президента, и премьера]. Президент может не согласиться, поскольку это не отвечает интересам национального баланса, и т.д., и т.п. И.о. премьера может не принять кого-то, поскольку есть и третий гарант, или же речь идет об особо важной министерской должности. Мы должны выслушать доводы обеих сторон и устроить дебаты по этому поводу. Оба ведь в чем-то правы. Но факт остается фактом: наша страна живет без правительства. И мы должны найти решение – общенациональное решение этой проблемы. Я повторю, что это решение не должно идти вразрез с потребностью в конфессиональном балансе. Есть ли какие-то предложения по этому поводу? Да, есть идеи и предложения, которые достойны обсуждения – но они нуждаются в доработке.

6. Что же касается роста курса доллара, то у людей есть информация о том, как и почему он взлетел вверх. У меня нет времени детально объяснять этот вопрос. Глава Центробанка Ливана несет значительную долю ответственности за формирование курса ливанской лиры. Ваша власть, ваши полномочия и связи дают вам возможность предотвратить этот неприемлемый, непостижимый, недопустимый рост доллара. Вы вполне могли сделать что-то в прошлом и сейчас – но вы палец о палец для этого не ударили. Вы и сейчас можете остановить этот процесс – и вы знаете, что вы можете. Я достоверно знаю, что это в ваших силах, и что есть люди, которые говорили с вами и передали эту информацию нам. И это ваша обязанность – не дать доллару расти дальше, даже несмотря на отсутствие правительства. То, что творится – нелогично и субъективно. Это чистой воды манипуляция, высокомерие и заговор. И вы можете исправить положение.

Во времена подавшего в отставку правительства разразился большой спор по поводу снятия главы Центробанка с должности и назначения нового. Тогда звучали такие предложения, и мы прислушивались к людям, которых мы уважаем и которым доверяем. А они говорили, что, если его убрать, тогда доллар рванет и вырастет до 10 тысяч-15 тысяч лир. Это произошло, и это ваша вина. Единственная причина, по которой вас оставили на вашем посту – это желание защитить нашу национальную валюту и предотвратить ее обвал. Если вы не выполнили свои обязанности – хотя вполне могли сделать это – какой смысл оставлять вас на этой должности? А если вы действительно не можете решить эту проблему, то выйдите к людям, убедите их в этом, используя зримые доводы, указав, какие именно обстоятельства помешали вам сделать это. Позвольте людям объединиться и преодолеть эту опасную конфронтацию. Ситуация, в которой люди живут сегодня, невыносима. Народ стоически терпел, и последствия этого мы расхлебываем. Так возьмите же на себя ответственность!

Из выступления на Дне Раненых

Продолжение следует…