• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Полный текст речи сейида Хасана Наср-Аллаха в день Ашуры 2021 года
    Полный текст речи сейида Хасана Наср-Аллаха в день Ашуры 2021 года
    Послание Имама Хусейна (мир ему) и Ашуры сегодня заключается в том, чтобы быть на стороне угнетенного палестинского народа, на стороне блокадной Газы и Западного берега, на стороне тысяч узников, томящихся в тюрьмах. В день Ашуры вполне естественно заявить о своем противостоянии американскому гегемонистическому проекту. США наполняют современный мир самыми мерзкими и уродливыми смыслами. Суверенитет в этом регионе должен принадлежать его народам и государствам. Богатства нашего региона, его воды, его нефть, его газ, его природные ресурсы, его территории и все, что в нем имеется, должны быть исключительно в руках народов и правительств этого региона, и ни в какой форме американцы или кто-либо еще не должны контролировать их, распоряжаться ими и присваивать их.

  • Как сионистский режим продвигает свои интересы через соглашение между США и БАПОР
    Как сионистский режим продвигает свои интересы через соглашение между США и БАПОР
    В соглашении ничего не говорится о праве палестинцев на возвращение на собственные земли, оккупированные сионистским режимом. Как известно, это одна из основных целей внешней политики сионистского режима и их союзников — сделать так, чтобы в мире забыли о палестинском вопросе и о миллионах беженцев, которых много лет назад силой изгнали с родной земли. Все палестинские движения Сопротивления выступили против этого соглашения.

  • "Мальчики-басиджи": Священная Оборона Ирана как кузница особого человеческого типа
    Священная Оборона Ирана против агрессии Саддама оставила за собой целый культурный пласт в виде памяти о павших героев, воспоминаний ветеранов, биографий мучеников художественной литературы и фильмов. Но главное, что осталось после той войны – это поколение, вернувшееся с фронта, поколение особых людей, неповторимое и бесценное. Этим людям, многие из которых отправились на войну в 14-15 лет, не так-то много лет – около 50-60. Это не седовласые немощные ветераны в орденах, пребывающие в глубоком старческом возрасте, чудом дожившие до наших времен и слабо в них ориентирующиеся – это активные мужчины в самом расцвете зрелости, многие из которых занимают руководящие посты.

  • Безумство храбрых: подробности побега палестинских узников из тюрьмы
    Безумство храбрых: подробности побега палестинских узников из тюрьмы "Гильбоа"
    Еще недавно "Гильбоа" считалась самой укрепленной и охраняемой тюрьмой сионистского режима. Израильские СМИ сравнивали ее с крепостью, а сотрудники пенитенциарной системы говорили, что "Гильбоа надежнее, чем сейфы израильских банков". В ночь с 5 на 6 сентября шесть палестинских узников, содержавшихся в одной камере под номером 5 второго корпуса, сбежали, вырыв тоннель, позволивший им попасть в подземные помещения тюрьмы и выйти наружу, где их ждала машина. Через несколько дней их поймали и жестоко избили, но сам факт...

  • Долгое эхо войны: интервью с иранским военным прозаиком Хабибом Ахмад-заде
    Долгое эхо войны: интервью с иранским военным прозаиком Хабибом Ахмад-заде
    Хабиб Ахмад-заде родился в г. Абадане (Иран) в 1964 г. Участвовал в ирано-иракской войне (1980 — 1988), окончил Тегеранский университет искусств по специальности "Драматургия и кинодраматургия". Автор многочисленных киносценариев, сборника "Рассказы воюющего города", романа "Шахматы с Машиной Страшного суда", вышедшего на русском языке в издательстве "Садра". Интервью с ним, взятое в ходе презентации его романа в Москве, вышло в журнале "Мусульманка" в 2016 году.

Дело "Мусульманского единства": за что посадили этих людей?

20 декабря 2017

Wahdat1

2017 год в Азербайджане был объявлен Годом исламской солидарности, что выглядит довольно цинично, если вспомнить о непрекращающемся процессе над «узниками совести», в числе которых на 31 октября 2017 года, по подсчетам правозащитных организаций, 11 групп (включая журналистов, блогеров, писателей, молодежных активистов, правозащитников, оппозиционеров и др). Но самая многочисленная категория азербайджанских политзаключенных – верующие. 10 апреля 2017 года Рабочая группа по политзаключенным в Азербайджане объявила о том, что 97 из 147 политических заключенных – соблюдающие мусульмане. Тут и члены Исламской партии во главе с ее председателем, Самедовым Мовсумом Мардан оглы, и верующие, арестованные из-за акции «Свободу хиджабу», но больше всего пострадавших от беспредела азербайджанских властей связано с движением «Мусульманское единство» во главе с председателем Талехом Багирзаде, и т.н. «нардаранским делом».

6 декабря в Бакинском суде по делам о тяжких преступлениях состоялось ещё одно заседание по «нардаранскому делу». По его итогам приговоры оставлены без изменений, в подаче на апелляцию отказано. Таким образом, список заключенных выглядит так:

Зульфугар Микаилзаде (известный и популярный среди верующих богослов из Ленкорани, хафиз Корана) приговорен к 17 годам лишения свободы, Фаиг Аллахвердиев, Мехман Гулиев, Эльман Агаев, Рамиль Сейфуллаев, Мубариз Ибрагимов — к 13 годам, Рузи Исмайлов— к 15 годам, Джабир Алиев — к 14 годам, Али Гусейнов, Мехман Мамедов, Эльдар Буниятов, Эльхан Гасанов — к 12 годам и 3 месяцам.

Также еще в январе этого года Бакинским судом был вынесен приговор председателю организации «Мусульманское единство» Талеху Багирзаде, зампреду Партии Народного фронта Азербайджана Фуаду Гахраманлы и еще 16 лицам. Талех Багирзаде приговорен к 20 годам лишения свободы, Аббас Гусейнов — к 20 годам, Фуад Гахраманлы — к 10-ти, Расим Джабраилов — к 17-ти, Закир Мустафаев, Джаббар Джаббаров — к 19-ти, Джахад Бабакишитзаде, Шамиль Абдулалиев, Агиль Исмаилов, Рамин Яриев — к 10 годам каждый, Аббас Гулиев, Ибрагим Худавердиев, Этибар Исмаилов, Бахруз Аскеров, Али Нуриев, Алибала Велиев, Фархад Балаев, Аббас Тагизаде — к 14,5 годам.

Wahdat2

Мовсум Самедов

Печально то, что информации о «Мусульманском единстве» на русском языке почти нет, зато вокруг организации циркулирует очень много домыслов. Власти говорят, что целью движения был государственный переворот, который коварные «исламисты» хотели осуществить при поддержке Ирана. Определенная часть азербайджанского общества отзывается о шиитской организации нелестно – это и «преступная группировка», и «террористическая организация», и «агенты Ирана». Так чем же на самом деле занималось движение?

«Мусульманское единство» занималось просветительской деятельностью. Это освещение социальных проблем, экономических, образовательных, культурных, вопросов патриотического воспитания. Члены организации регулярно посещали детские дома и сиротские приюты, больных детей. В общем, стандартная программа любой некоммерческой организации. Почему же государственные деятели не оценили работу движения положительно, почему государство предпочло не налаживать здоровый диалог с организацией, а начало гонения и аресты по сфабрикованным делам?

Так сложилось, что «Мусульманское единство» – организация оппозиционной направленности. Шиитское религиозное движение выражало мнение недовольных, которым не дали другого шанса высказаться. Азербайджан превратился в монархию если не де-юро, то де-факто, и любое посягательство или даже простое напоминание о простых обязанностях президента и правительства (как то выполнение социальных обязанностей) воспринимается как личная критика и безжалостно подавляется. Не секрет, что особенно часто Багирзаде и его сторонники говорили именно про социальные и экономические проблемы, которые не решались годами.

Wahdat3

Зульфугар Микаилов (Микаилзаде)

Также нужно учесть, что сам нардаранский вопрос – наболевший. Правительство Азербайджана уже много лет относится к поселку «по-особенному», пытаясь подавить нардаранцев, известных своей преданностью шиитскому толку ислама и антизападной риторикой. Одна из серьезных проблем, которую Талех Багирзаде многократно озвучивал, – это отсутствие газа и света в поселке. Можете вы себе представить, что правительство продавало газ и свет жителям Нардарана по завышенной цене, а соседям отдавало бесплатно? Грузинские и армянские церкви использовали газ на льготных условиях, в то время как в мечетях за задержку оплаты газ просто перекрывали. Конечно, такая ситуация возмущала жителей поселка. Проблема не решена и на данный момент, хотя после расправы над Нардараном в 2015 году президент пообещал отремонтировать дороги, ускорить газификацию и произвести некоторые улучшения.

Именно шиитские религиозные организации показали способность консолидироваться и оказывать друг другу поддержку перед лицом серьезных проблем. Когда в 2010-2013 гг. проходило множество акций по предотвращению разрушения мечетей, по защите хиджаба, а также акции против проведения гей-парада в Баку, в этих демонстрациях активно участвовали «Исламская партия» Азербайджана, «Джафаритское движение», движение «Ахль-Бейт», а также «Мусульманское единство». Борьба за нравственность стала общим делом, вокруг которого сплотились не только азербайджанские шииты – верующие в России также выражали им свою поддержку. После введения запрета на хиджаб в школах в 2010 году десятки школьниц перестали посещать уроки, потому что им просто не оставили выбора. Во время проведения акции случилась провокация: полиция применила силу в отношении митингующих, которые дали отпор. Некоторые участники акции были заключены под стражу, к ним применялись пытки; впоследствии эти люди также получили тюремные сроки.

На данный момент организация продолжает свою работу. Между тем, госпропаганда и СМИ без устали работают над тем, чтобы осветить происходящее выгодным им образом и очернить активных верующих шиитов. Сегодня в Азербайджане власти при желании сфабриковать дело сильно не напрягаются и не проявляют большой изобретательности – заводится дело по хранению и распространению наркотиков. Другая излюбленная статья – «попытка насильственного захвата власти». Таким образом, удалось отправить в тюрьму известных активистов – таких, как лидер «Исламской партии» Мовсум Самадов (13 лет лишения свободы); к 11 годам лишения свободы приговорили Абгюля Сулейманова, Сардара Бабаева (3 года лишения свободы), того же Талеха Багирзаде и его сторонников (от 10 до 20 лет лишения свободы). При этом многих не смущает то, что занятие просветительской религиозной работой и употребление или распространение наркотиков – вещи несовместимые, а тут наблюдается целый тренд. Любовь властей к теме наркотиков можно объяснить также тем, что идет целенаправленная дискредитация именно верующих людей – это попытка уничтожить их авторитет и унизить в глазах общества.

Wahdat4

Wahdat5

Посещение активистами детского дома в Баку

При этом у жадно смотрящей в сторону Европы элиты совершенно не болит голова о том, что в Азербайджане есть реальная, а не воображаемая проблема: происходит культурная революция, но в обратную, к сожалению, сторону – забываются наследственные традиции, молодежь развращается, и многие ведут такой образ жизни, что та же Европа выглядит более сдержанной по сравнению с Азербайджаном. О коррупции в стране не говорит только ленивый, как и о том, что все решается через деньги или кумовство, или то и другое вместе. Структуры, которые сейчас находятся у власти, тесно поддерживают связи с ЦРУ и Моссадом и даже не скрывают этого (кстати, знаете, что в Израиле есть улица имени Гейдара Алиева?). Закрадывается мысль, а не это ли главная причина ненависти элит Азербайджана к шиизму?

Конечно, не все так плохо: культурные вопросы чиновников все-таки волнуют. Заходишь на новостной портал и видишь висящую на главном месте статью: «ЮНЕСКО подтвердило: “долма” происходит от тюркского “долдырма”». Это чрезвычайно важная и ценная информация! Но где-то на задворках интернета можно найти скромную новость о том, что теперь в Азербайджане с 1 декабря вступают в силу новые правила адвокатской деятельности, согласно которым теперь правозащитникам фактически запрещено участвовать в любых видах судебных разбирательств. Все те юристы, которые не являются членами единственной в стране Коллегии адвокатов, лишаются адвокатского статуса. Как говорится, невероятно, но факт – при общем числе населения страны в 9,8 миллионов человек на них имеют право работать всего около 900 «благонадежных» адвокатов!

Если до этого правозащитникам, осмелившимся защищать узников совести, просто чинили препоны, их удаляли с судебных заседаний и преследовали, то теперь можно расслабиться – они не смогут появиться на суде при всем своем желании. И это в то время, как судебным преследованием чреват даже критический комментарий в соцсети. Получается забавная картина: элиты отчаянно хотят стать частью Европы и откреститься от своего религиозно-культурного наследия, но в Европе их видеть не хотят – и немудрено, ведь в индексе «Состояние свободы в мире», согласно исследованию независимой международной организации Freedom House, Азербайджан находится на 188-м месте из 210, а Европа очень щепетильно относится к таким показателям, как коррумпированность и преследование граждан по политическим и религиозным признакам.

Wahdat6

Разгон митинга в защиту хиджаба в Баку

В общем, понятно одно – традиционный для Азербайджана ислам шиитского толка власти настолько не переносят на дух, что объяснение этому найти нелегко. С кем они воюют, кого они так ненавидят? Только один ответ приходит в голову – как 1400 лет назад такие же люди воевали против Пророка (с) и его семейства, так и сегодня они откровенно враждуют с их последователями, проливая при этом кровь невинных людей. Им не понять, почему Багирзаде просил пожизненное заключение, им не понять, почему эти люди не боятся ни заключения, ни смерти – а то, чего не понимаешь, пугает еще сильнее.

Джамиля Алиева