• Вилаят аль-факих против монархии: взгляд аятоллы Хаменеи
    Вилаят аль-факих против монархии: взгляд аятоллы Хаменеи
    "Ислам, зародившийся в Медине, принес миру настоящую свободу и, выражаясь современным языком, подлинную демократию. Имам Хомейни уничтожил систему жестокой и не имеющей логичных оправданий наследственной монархии. Эта древняя и неприемлемая для нас система, в рамках которой группа людей контролировала правительство за счет своих мечей и армий, а затем передавала свою власть по наследству, была порочной и неразумной. В основе своей монархия предполагает угнетение, диктатуру, автократию, нелояльность к близким к Богу людям. Исламская система отвергает саму идею монархии".

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Голова Трампа не стоит даже ботинка Касема Сулеймани"
    "Что такое справедливое возмездие? В ответ на убийство наших героев мы должны выдворить американских военных из всего нашего региона. Чтобы не осталось ни одной американской базы, ни одного американского корабля, ни одного американского солдата и офицера. Американцы побегут из нашего региона, сверкая пятками, как последние трусы, как они это уже делали в прошлом благодаря спецоперациям наших бойцов. Тогда Аль-Кудс вернется к умме, и для этого нам, возможно, даже не понадобится конфликт с Израилем. Но нельзя трогать обычных американцев – бизнесменов, журналистов, сотрудников компаний, врачей, которые работают в нашем регионе".

  • Аятолла Хаменеи поблагодарил иранцев за участие в выборах
    Аятолла Хаменеи поблагодарил иранцев за участие в выборах
    По словам Рахбара, активное участие иранцев в выборах стало эффективным ответом вражеской пропаганде: "Выборы, прошедшие в Исламской Республике, свидетельствуют, что наша религия полностью совместима с подлинной демократией. За 41 год существования исламской системы выборы прошли 37 раз, что говорит об особом внимании нашей системы к поддержке демократии".

  • Хизбалла всецело поддерживает новое ливанское правительство
    Хизбалла всецело поддерживает новое ливанское правительство
    По лидера Хизбаллы, ливанцы сегодня озабочены социально-экономической и финансовой ситуацией – судьбой своих депозитов в местных банках, ростом цен, колебанием курса национальной валюты, усугубляющейся безработицей, ухудшающейся криминогенной обстановкой, обусловленной ростом числа связанных с кризисом психических расстройств. Он призвал все ливанские партии к сотрудничеству в деле предотвращения смертельно опасного для Ливана финансового коллапса.

  • Имад Мугния и Саада Бадреддин: история борьбы, история любви
    Имад Мугния и Саада Бадреддин: история борьбы, история любви
    "Мы не могли называть себя своими настоящими именами, рассказывать об Имаде и о том, кем мы ему приходимся, и раскрывать его имя. Мы постоянно переезжали. Мы не приглашали в дом родственников и соседей. У нас даже не было своего дома. Имад с ранних лет был известен своей выдержкой и спокойствием. Он не только поклонялся Аллаху – он служил своему народу и всем угнетенным. Он совершенствовал себя ради борьбы за правое дело. Он не был типичным для традиционного общества мужем и отцом. Он не уделял семье какое-то особое, строго отведенное для нее время. Но когда он присутствовал на семейных собраниях, он был со всеми дружелюбен и много смеялся. Это были такие спонтанные моменты счастья..."

  • Наследие имама Хомейни: исламское правление – вилаят аль-факих
    Наследие имама Хомейни: исламское правление – вилаят аль-факих
    Множество политических, социальных, экономических предписаний останутся за бортом, если шииты не будут участвовать в политике, а у этих норм не будет принудительной силы. По мысли имама Хомейни, исполнять эти законы призвано исламское правительство. Вместе с тем, его учреждение возможно лишь в стране, где мусульмане составляют большинство и сами хотят это исламское правление. Так произошло в Иране после Революции 1979 г., когда народ проголосовал за создание Исламской Республики.

Ахед Тамими: "Я – борец за свободу, а не жертва оккупации"

30 сентября 2018

Ahed Guardian1

Юная палестинская активистка Ахед Тамими сказала, что использовала свое восьмимесячное тюремное заключение в качестве возможности для изучения международного права. Она надеется, что однажды она будет вести дела против Израиля в международных судах.

«Ин ша Аллах, у меня получится стать юристом» - сказала 17-летняя Ахед спустя день после собственного освобождения в интервью газете Guardian, находясь в родном поселении Наби Салех - «Я буду представлять интересы палестинцев, чьи права были попраны, в уголовных судах. Я хочу привлечь Израиль к ответственности за его злодеяния, и я хочу стать влиятельным адвокатом, чтобы отстоять права моей страны».

Тамими – девочка, выросшая и обретшая мировую известность в условиях оккупации – заявила, что и она, и другие палестинки, томившиеся в тюремной камере, часами сидели и изучали кодексы законов. «Нам удалось превратить застенки в школу», - с гордостью сказала она.

По данным правозащитников, девушка была арестована в декабре после того, как ударила по щеке израильского солдата и сняла их всех на камеру, находясь за пределами своего дома. Солдаты присутствовали на одной из акций протеста в Наби Салех, в ходе которой жители селения кидали в них камни, а израильская армия прибегла к слезоточивому газу, задержаниям, а порой и к боевому оружию.

Впоследствии Ахед было предъявлено судебное обвинение в нападении и провокации против солдат оккупационной армии, основанное на показаниях двух из них.

«Опыт заключения действительно тяжек. Я не могу описать это, как бы я ни старалась», - отметила Ахед, добавив: «Этот опыт заставил меня сильнее осознать ценность моей жизни, и, возможно, благодаря ему я повзрослела. Стала более сознательной».

Разбирательство по ее делу проходило за закрытыми дверьми. Опасения по поводу обращения с ней в тюрьме возникли после публикации видео, где израильский мужчина-следователь явно приставал к 16-летней девушке, сально проезжаясь по особенностям ее фигуры и хихикая по поводу ее «ангельских глаз».

Ахед сказала, что в обращении с ней не было ничего необычного: «Я была в этом плане не первой и не последней, и это не было случайностью. Это их стиль ведения допросов».

Информационный шум вокруг ее ареста и заключения привел к тому, что правозащитники озвучили конкретную цифру: в израильских застенках томятся более 300 несовершеннолетних палестинцев.

Ahed Guardian2

Ахед также заметила, что ее тюремный опыт подстегнул в ней амбиции стать юристом-международником: «К примеру, я была под следствием. Мои права нарушались. Международное право гласит, что такого со мной не должно было происходить». Она также пошутила, что в другой жизни она непременно станет профессиональным футболистом.

Деревня Наби Салех населена преимущественно членами ее большой семьи, члены которой настроены на борьбу против оккупантов. Фото и видео тогда еще совсем маленькой Ахед, на которых она пикируется с израильскими солдатами и стыдит их, получили большое распространение.

Обратив на себя внимание всего мира, семья Тамими заявила, что их дочери предложили обучение в университете за рубежом. Но она все еще не приняла соответствующего решения.

Палестинское правительство подало на Израиль несколько жалоб в международные инстанции, в том числе обвинив его в военных преступлениях и создании государственной системы апартеида. Израиль с пеной у рта отбивался от этих обвинений.

Семейный дом Ахед полон активистов и палестинских чиновников, которые сидят на свежем воздухе на пластиковых стульях и пьют кофе из маленьких бумажных стаканчиков. В течение нескольких часов после своего освобождения девушка встретилась с президентом Палестины – Махмудом Аббасом. Между тем, двое итальянских художников были арестованы за написание огромного портрета Ахед на одной из разделительных стен, расчленяющих на части палестинские территории.

Ahed Guardian3

То международное признание, которое Ахед получила, разозлило израильское правительство. Как сказала сама Ахед: «Они боятся правды. Если бы они были правы, они этой правды так бы не боялись. Правда пугает их. А мне удалось донести эту правду до всего мира. И, конечно же, они напуганы тем уровнем, которого я достигла. Они перманентно боятся правды, потому что они оккупанты, а мы живем под их оккупацией».

В Израиле некоторые считают, что фиксация на действиях подростка и арест юной девушки была провалом со стороны государства. Другие же восхваляют израильских солдат, обзывая жителей Наби Салех «провокаторами».

Ахед не жалеет о том, что в один прекрасный день она ударила солдата – человека, который, как она считает, выпустил резиновую пулю в голову ее 15-летнему двоюродному брату. Она вновь встретилась со своим братом после своего освобождения у себя дома. На его лице была широкая повязка.

Девушку, впрочем, не миновало бремя славы – ведь она стала для местных жителей настоящим героем, когда еще училась в средней школе: «Я горжусь тем, что стала символом палестинского дела, благодаря чему я могу донести послание палестинцев до всего мира. Конечно, это накладывает на меня непростые обязательства. Это правдаэто большая ответственность. Но я абсолютно уверена, что создана для всего этого».

Сейчас она надеется немного отдохнуть, а потом предпринять новые шаги, наслаждаясь вновь обретенной ею свободой: «По крайней мере, я увидела небо не через решетку. Я могу передвигаться по улице без наручников. Я могу рассматривать звезды, луну. Я не видела их очень долго, а теперь я рада, что снова нахожусь в кругу семьи».

Ahed Guardian4

Однако же 22-летний брат Ахед Ваед Тамими все еще томится в тюрьме, ожидая приговора за участие в конфронтации с сионистскими солдатами. А эта драма противостояния по-прежнему разворачивается рядом. Вид на израильский военный блокпост и сионистское поселение открывается прямо из того самого сада, в котором мы беседуем Ахед.

«Я не жертва оккупации», - твердо сказала Ахед, - «Это еврейский поселенец или его 15-летний сын, несущий в руках ружье, являются жертвами данной оккупации. Что до меня, то я способна отличить правду от лжи. Но не они. Их взгляд затуманен. Их сердца исполнены ненависти и презрения к палестинцам. Это они жертвы, а не я. Я всегда говорю: я – борец за свободу. И я никогда не буду жертвой».

Оливер Холмс и Суфиан Таха

Фото Аббаса Момани (AFP)

Наби Салех, Палестина

The Guardian