• Речь сейида Али Хаменеи в День Арбаин 15 марта 1974 г.
    Речь сейида Али Хаменеи в День Арбаин 15 марта 1974 г.
    Арбаин – это точка сборки, это место встречи для всех шиитов мира на земле, которая хранит величественную память, земле мучеников, где расположены их могилы. Это особое место – Кербела, ибо душа каждого шиита – в Кербеле, а движима она духом Ашуры. В сердце тела шиизма пульс Ашуры ощущается особенно отчетливо. Где бы ни находился шиит, он предан делу Ашуры и Хусейна (мир ему). Это были искры, вылетавшие из этого священного и очищенного центра, и от них зажигались души и сердца, превращая людей в пули, поражавшие врагов в самое сердце.

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Исламская Революция – это победа уммы и всех угнетенных мира"
    Лидер Хизбаллы выступил с очередным телеобращением, посвященным формированию нового правительства в Ливане и 40-летней годовщине Исламской Революции в Иране. В частности, он развеял все инсинуации по поводу бюджета нового минздрава, который якобы "отошел к Хизбалле", а также перечислил множественные достижения Ирана после революции.

  • Политический манифест Хизбаллы: государство и политическая система
    Политический манифест Хизбаллы: государство и политическая система
    Главная проблема ливанской политической системы – политический конфессионализм. Желание ливанцев жить вместе в достоинстве и равенстве прав вкупе с обязанностями делает необходимым конструктивное взаимодействие, цель которого – добиться подлинной репрезентации всех сил и групп в политической системе. Консорциональная демократия – это приемлемая политическая модель для участия всех сил в жизни страны. Она служит великим заделом, прокладывающим путь к построению государства, в котором все граждане будут чувствовать, что это государство существует для них.

  • Памяти Хадж Ридвана, провозвестника новой эры Сопротивления
    Памяти Хадж Ридвана, провозвестника новой эры Сопротивления
    Узнать правду об Имаде Мугния можно только из рассказов тех, кто был лично знаком с ним. Мы тщательно отфильтровываем информацию о нем, пробираясь сквозь завесу тайны. И чем больше мы выясняем о нем, тем больше понимаем, что их – нескончаемое множество. Наступила его эра, в которой мы в своих мыслях вновь и вновь возвращаемся к нему.

  • Ось сопротивления и союзники осудили теракт в Иране
    Ось сопротивления и союзники осудили теракт в Иране
    Хизбалла выпустила заявление, в котором выразила поддержку народу Ирана в связи с терактом против служащих КСИР, автобус с которыми был подорван на востоке страны. Сопротивление резко негативно отреагировало на действия террористов и тех, кто им содействует.

  • Сионисты изгоняют палестинцев под предлогом военных учений
    Сионисты изгоняют палестинцев под предлогом военных учений
    Приказ временно убраться из собственных домов и с собственной земли, чтобы не мешать оккупантам, поступил жителям бедуинских поселений в долине реки Иордан на Западном берегу. Приказ коснулся 50 бедуинских семей, которых выгнали из дома на целую неделю. На улице остались около 300 человек, из которых половина – женщины и дети.

Жизнь на алтарь победы в Сирии: мученик Хусейн Харири

10 июля 2018

Hussain Hariri2

Из-за красоты его лица бойцы исламского Сопротивления прозвали его «луной Фатимийюн».

Хусейн был иранцем из провинции Хорасан-Резави, в силу определенных причин присоединившимся к рядам добровольцев из движения «Фатимийюн» в Сирии. 10 ноября 2016 г. он примкнул к числу защитников гробницы сейиды Зейнаб (мир ей).

Незадолго до этого он обручился с невестой, но он не хотел, чтобы его брак стал препятствием для его участия в боевых действиях в Сирии. А потому при заключении никяха он поставил перед женой условие, что он поедет в Сирию оборонять мавзолей сейиды Зейнаб (мир ей) от такфиристов, а она не будет препятствовать этому.

Его жена, Захра Садат Ризви, родилась в 1993 году. Едва началась ее семейная жизнь, как она овдовела. Однако же стоит отметить, что она нисколько не противилась решению своего мужа, а, наоборот, всячески поощряла его. Муж даже удивился этому, ибо многие девушки не соглашаются на подобное условие.

Хусейн и Захра Садат поженились 10 июля 2016 г. А через месяц он уже принял решение отправиться Сирию. Даже друзья удивлялись, почему он так стремился попасть на фронт, когда со дня свадьбы прошло так мало времени.

Когда он послал свои документы в Сирию, ему не дали разрешения на въезд, ибо по ошибке его сочли похожим на одного из такфиристских террористов, чье фото было в базе спецслужб. Такие ошибки, к слову, нередко приключаются в арабских странах. Но Хусейн не сдавался и добивался, чтобы ошибка была устранена. И 31 октября 2016 г. стена рухнула: ему разрешили приехать в Сирию и присоединиться к движению «Фатимийюн».

Всего несколько дней спустя – по прошествии четырех месяцев со дня свадьбы – он пал мучеником.

Его жена вспоминает: «Во время заключения брака в моем сердце поселилась уверенность, что моему мужу суждено стать мучеником. Но я рассудила: на что есть воля Аллаха, тому непременно дано сбыться.

Мы вели очень простую жизнь. Мы оба были убеждены, что чем меньше приданое (мехрие), тем больше награда от Аллаха. Потому на никяхе было назначено мехрие размером в 14 золотых монет – по числу 14 Непорочных (мир им)».

В сегодняшнем Иране многие мужчины не могут жениться из-за огромных сумм приданого (мехрие), которое согласно исламским законам жених должен предложить невесте. Исламская пророческая традиция поощряет скромные мехрие, но многие иранские семьи считают ниже своего достоинства требовать меньше, чем 100-300 тысяч евро. В 2015 г. иранские власти, вдохновляемые распоряжением Верховного Лидера сейида Али Хаменеи, стали бороться с большими мехрие, законодательно ограничив их – но семьи упрямо просят прежние суммы неофициально.

Однако же далеко не все иранское общество поражено этой болезнью: в религиозной среде, горящей идеями Исламской Революции и Сопротивления, девушки часто не столь меркантильны. Было бы неправильно мазать иранское общество одной краской. Так, многие годы циркулировали разговоры, будто вся иранская молодежь тотально устала от господства шариатских законов, что она жаждет пива и дискотек. Но после начала событий в Сирии и Ираке поток иранской молодежи, стремящейся присоединиться к рядам Сопротивления такфиристскому нашествию, оказался столь велик, что стало ясно: как минимум, половина иранского молодого населения по-прежнему горит идеями, которые привели к победе Исламской Революции.

Точно то же самое можно сказать и о девушках: да, есть немало таких, чей смысл жизни сводится к многочасовому раскрашиванию лица тенями и помадой, и для кого мужчина является лишь ходячим кошельком, но есть и другие иранки, которые стремятся найти друга жизни, разделяющего их революционные убеждения, и, в свою очередь, готовы поддержать их усилия на пути Сопротивления, даже если это может обернуться смертью или тюрьмой.

История Хусейна и Захры Садат – наглядное подтверждение, что и такие люди в иранском обществе есть. И именно они все эти годы гордо несли знамя Исламской Революции по всему региону, обороняя чужие страны и народы от полчищ террористов и фанатиков, извративших саму суть Ислама, проливая свою кровь и жертвуя покоем и радостями обычной жизни.

Хочется надеяться, что сирийцы никогда не забудут их вклада и заслуг. Сегодня Израиль нагнетает истерику, что Иран и Хизбалла должны уйти из Сирии. Но нельзя не помнить о том, какие реки крови таких искренних и юных иранских добровольцев были пролиты на сирийской земле за все прошедшие годы. В этой связи ни у каких третьих сил и сторон ни малейшего морального права требовать от иранцев уйти из Сирии. Излишне говорить, что мораль и сионизм  – вещи едва ли совместимые. И уж не Израилю, в очередной раз отбомбившемуся по территории Сирии и официально находящемуся с ней в состоянии войны, указывать сирийскому правительству, кто должен присутствовать в их стране, а кто нет...

Анастасия (Фатима) Ежова