• Аятолла Хаменеи предостерег США от агрессии против Ирана
    Аятолла Хаменеи предостерег США от агрессии против Ирана
    Если США предпримут военную атаку на Иран, в ответ будут нанесены еще более сокрушительные удары. Также аятолла Хаменеи заметил, что враги прибегнули к экономической войне против Ирана, поняв, что военные действия против него не будут иметь успеха. В связи с этим он призвал к всесторонней поддержке иранского производителя и бизнеса.

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Вы хотели открытую войну – так получите ее!"
    13 июля 2006 г. началось израильское вторжение в Ливан. На второй день войны лидер Хизбаллы выступил с речью. "Это не реакция на захват солдат. Это расправа над народом, Сопротивлением, государством, которые нанесли историческое поражение узурпаторскому образованию, которое не привыкло проигрывать. Ливанцы – люди достойные, порядочные и исполненные гордости. Это не пресмыкатели, не холопы, не трусы и не пораженцы. Для арабских лидеров мы в Хизбалле – авантюристы. О да! Мы были такими авантюристами с 1982 года. И мы не принесли своей стране ничего, кроме победы, свободы, освобождения, достоинства, чести и гордости. Уповайте на вашу "рациональность" а мы будем полагаться на наш "авантюризм", и Аллах поможет нам, и Он – наш Покровитель".

  • Почему Хизбалла победила Израиль в 2006-м?
    Почему Хизбалла победила Израиль в 2006-м?
    14 августа 2006 г. Хизбалла объявила о победе над сионистами, которые ставили перед собой три цели: уничтожить арсенал ракет Хизбаллы, состоящий из ракет дальнего действия и средней дальности, убить сейида Наср-Аллаха и уничтожить инфраструктуру Сопротивления. До 2006 г. сионисты смотрели на Хизбаллу как на более продвинутую версию палестинского Сопротивления образца 1980-х. Но после они убедились, что Хизбалла – это национально-освободительное революционное движение угнетенных людей, опирающихся на идеологию вилаят аль-факих и составляющих единое целое с народом...

  • Касем Сулеймани – Трампу:
    Касем Сулеймани – Трампу: "Вы можете начать войну, но мы ее закончим"
    Сулеймани обвинил Трампа в использовании языка "картежников и завсегдатаев ночных клубов": "Вы знаете, что эта война разрушит все, чем вы обладаете. Вам стоило бы поостеречься оскорблять иранский народ и президента нашей Республики…Вы знаете, какой мощью мы обладаем в этом регионе, и осведомлены о наших возможностях нанести ассиметричный удар...Мы так близко к вам, что вы даже не можете себе представить. Мы – нация, жаждущая мученичества, мы – нация Имама Хусейна (мир ему). Давайте, приходите – мы готовы. Мы – хозяева положения на этой арене. Вы знаете, что эта война обернется уничтожением всех вас всеми возможными средствами".

  • Иран поздравляет Ливан с годовщиной победы над Израилем
    Иран поздравляет Ливан с годовщиной победы над Израилем
    Министр иностранных дел Исламской Республики Иран Мохаммад Джавад Зариф направил поздравительное письмо в адрес своего ливанского коллеги ДжебранаБасиля. В письме глава иранского МИД передает народу и властям Ливана поздравления с 12-ой годовщиной победы в 33-х дневной войне

  • ОАЭ участвует в геноциде палестинского народа?
    ОАЭ участвует в геноциде палестинского народа?
    СМИ сообщают, что пилот из ОАЭ принимал участие в недавних бомбежках Сектора Газа вместе с сионистскими военными. Он пилотировал израильский F-35.

У истоков Сопротивления: жизнь сейида Аббаса аль-Мусави

20 мая 2018

Abbas Musawi6

…Юный подросток сидел на краю своей кровати. Он не хотел ложиться: «Никто не должен догадаться, что я болен и должен лежать в постели». Думая об этом, он рассматривал свою правую ногу, которая была в гипсе. Это вконец злило его: «Если бы не этот канат, я бы не оказался здесь, в этой жалкой комнате, я продолжал бы тренировки с другими бойцами!».

В комнате было много молодых людей и мужчин средних лет – все они были друзьями и знакомыми его отца. Сегодня они собрались в доме его двоюродного дяди. Мальчик ждал, когда придет господин Садр, которого его отец называл имамом Мусой Садром. Когда имам Муса пришел, он поприветствовал всех и всем пожал руку, а затем обратился к его отцу, спросив про подростка: «Это ваш сын?». Его отец кивнул и улыбнулся, глядя на своего мрачного от досады сына: «Это мой сейид Аббас!». Одновременно гордость и беспокойство чувствовались в его голосе. Имам Муса Садр спросил: «Как он сломал ногу?». Отец глубоко вздохнул, словно он ждал этого вопроса. Он хотел пожаловаться на своего 15-летнего сына, сбежавшего в Дамаск без его разрешения, чтобы там присоединиться к группам палестинского Сопротивления. Во время военной тренировки он споткнулся о натянутый канат, упал и сломал ногу. Его товарищи обещали отправить его в больницу в Бейруте, и сейчас он освобожден от нагрузок, но он хочет вернуться и тренироваться со сломанной ногой!

Сейид Муса Садр дружелюбно засмеялся! Его смех служил выражением не издевки, а скорее восхищения. «Сейид Аббас, что ты знаешь о Палестине?» - спросил сейид Муса. «Я знаю, что палестинцы – это люди, чьи дома захватили силой, они влачат тяжкое существование в лагерях беженцев, они хотят вернуться на родину, а мир не слышит их – меж тем, как палестинцы должны вернуться домой, в Аль-Кудс (Иерусалим)», - ответил мальчик, не поднимая головы. Затем Аббас посмотрел в глаза имама Мусы Садра и уточнил: «Посредством вооруженной борьбы». Сейид Муса Садр посмотрел на Хадж Али и сказал ему: «Отправь сына ко мне. Я хочу, чтобы он учился в хаузе (шиитской религиозной академии) в Тире. Не беспокойся за него. Сейид Аббас не таков, как другие мальчики». Его отец ответил: «Мой сын хочет изучать исламские науки. Это очень далеко от нас, но я отправлю его». От мрачности сейида Аббаса и следа не осталось. Его глаза засияли – не то от счастья, не то от слов имама Мусы Садра, назвавшего его умным мальчиком.

Как сейид Аббас стал популярным?

Сейид Аббас аль-Мусави родился в Баальбеке в 1952 г. Его семья была религиозной и довольно бедной. Примерно в то же время имам Муса Садр по рекомендации Алламе Шарафуддина и других шиитских законоведов переехал из Ирана в Ливан. Там он развернул широкую религиозную и культурную социальную активность, желая улучшить условия жизни людей в Ливане. Одним из проектов имама Мусы Садра стало открытие шиитской религиозной школы в городе Тир, расположенном в Южном Ливане. Школа получила название Института исламских исследований. Родители сейида Аббаса, бывшие потомками Пророка Мухаммада (с), познакомились с имамом Мусой Садром через Хашимитскую Ассоциацию. Сейид Аббас, интересовавшийся изучением Ислама, отправился в Тир, чтобы учиться в Институте исламских исследований, которым руководил имам Муса Садр. А тот вскоре понял, что сейид Аббас способен и умен, а потому стал давать ему индивидуальные уроки. Цель имама Мусы Садра заключалась в том, чтобы вырастить исламского ученого, который смог бы и противостоять сионизму, и решить проблемы исламского сообщества.

Сейид Аббас ненавидел сионизм с юных лет. Когда Израиль нанес поражение арабам в Шестидневной войне 1967 г., он решил присоединиться к группам палестинского Сопротивления. Он отправился в Сирию, чтобы получить там военную подготовку. Во время нее он сломал ногу и был вынужден на некоторое время вернуться в Ливан. Именно тогда имам Муса Садр пригласил его учиться в свою шиитскую школу, и он решил повременить с военным делом и заняться учебой. Он учился серьезно и вдумчиво, и спустя год имам Муса Садр решил отправить его учиться в священный для шиитов иракский город Наджаф. Имам Муса Садр лично надел на голову сейида Аббаса тюрбан. Он также написал письмо своему двоюродному брату, сейиду Мухаммаду Бакиру ас-Садру, профессору хаузы в Наджафе, рекомендовав сейида Аббаса к обучению.

Аббас аль-Мусави отправился в Наджаф вместе со своим другом и одноклассником Асадуллой Харши. Он посещал много разных лекций, но больше всего его впечатлила личность сейида Мухаммада Бакира ас-Садра. Он знал о нем еще до приезда в Наджаф, ибо читал его труды «Наша экономика» и «Наша философия». Эти книги показались ему очень глубокими, и ему не терпелось в живую увидеть этого великого человека, из-под пера которого вышло подобное. Но, познакомившись с ним, он был еще больше очарован масштабом его личности. Мухаммаду Бакиру ас-Садру сейид Аббас также понравился. Он даже говорил: «Аббас – часть моей жизни». В те дни Мухаммад Бакир ас-Садр возглавлял борьбу иракского народа против баасистского режима Саддама, который вел антиисламскую политику. Он верил, что посредством кропотливой культурной работы и долгой политической борьбы можно реформировать антиисламские правительства изнутри. Его идеи об учреждении правления на основе исламских и коранических предписаний импонировали сейиду Аббасу. Аббас постоянно бывал в гостях дома у аятоллы ас-Садра. А всех, кто часто бывает у сейида ас-Садра, саддамовские спецслужбы считали людьми опасными.

Аятолла Хомейни, высланный в Ирак из-за своей оппозиционной деятельности, преподавал в хаузе Наджафа – естественно, на персидском языке. По этой причине арабские студенты не могли посещать его уроки. Сейид Аббас читал арабские переводы книг сейида Рухоллы Хомейни, будущего лидера Исламской Революции в Иране. Он знал, что аятолла Хомейни борется за учреждение в Иране исламского правления. Поэтому он проникся к аятолле Хомейни симпатией. Кроме того, и Мухаммад Бакир ас-Садр любил сейида Рухоллу.

Abbas Musawi12

Сейид Аббас аль-Мусави и сейид Хасан Наср-Аллах в молодости

Сейид Аббас аль-Мусави и сейид Хасан Наср-Аллах познакомились в годы обучения в Наджафе. Сейид Хасан был моложе, и он только приехал туда из Ливана. Он хотел, чтобы кто-нибудь познакомил его с сейидом Мухаммадом Бакиром ас-Садром. Ему порекомендовали обратиться к сейиду Аббасу аль-Мусави. Два ливанца стали друзьями. Потом сейид Аббас давал уроки сейиду Наср-Аллаху и другим молодым студентам, и он подходил к этому делу с большой серьезностью. Он постоянно устраивал своим ученикам различные контрольные и подтягивал тех, у кого были проблемы в учебе. Сам он также непрестанно учился. Он выучил английский и французский языки, и у него всегда при себе были книги и конспекты. Когда он входил в комнату, где жили студенты, они всегда задавали ему множество вопросов. Он был очень дисциплинированным. Он всегда читал намаз в начале отведенного для него времени, сразу после азана – не только в годы учебы, но и во время военных действий. Даже находясь на боевом задании, он парковал машину у обочины, выходил и читал намаз вовремя. Он прерывал совещания для того, чтобы совершить намаз. Он повторял, что нет ничего важнее намаза.

Сейид Аббас ездил из Наджафа в Ливан и обратно, чтобы заниматься исламским призывом в деревнях. Его связь с обычными людьми укрепилась. Он стал связным между сейидом Мусой Садром и сейидом Мухаммадом Бакиром ас-Садром, передавая им письма друг от друга. Они передавали друг другу новости, ведь оба были в состоянии борьбы – один против баасистского режима в Ираке, другой против сионистского режима.

В 1973 г. во время одного из своих вояжей в Ливан он женился на девушке по имени Сахам. Подобно Аббасу, Сахам также стремилась обрести правильное понимание Ислама и отправилась с ним в Наджаф. Она стала его верной соратницей и боролась вместе с ним до конца.

Сейид Аббас аль-Мусави и Сопротивление

В 1978 г. исполнилось 8 лет, как сейид Аббас аль-Мусави приехал в Ирак. Давление со стороны иракского правительства на семью и окружение аятоллы Ас-Садра усиливалось с каждым днем. Над жизнью сейида Аббаса нависла угроза. Она стала настолько явственной, что сейид Мухаммад Бакир ас-Садр велел ему немедленно вернуться в Ливан. Несколькими днями позже аятолла Садр послал письмо, в котором говорилось, что дочь сейида Аббаса заболела. Это было основанием для его задержки в Ливане. После этого жена сейида Аббаса Сахам и его дочь Сумайя также вернулись в Ливан. Сейид Аббас вместе с женой, получившей прозвище Умм Ясир, отправились в Баальбек.

Многих ливанских студентов хаузы заставили приостановить учебу и вернуться домой. Посоветовавшись с имамом Мусой Садром, сейид Аббас решил открыть шиитскую религиозную школу в Баальбеке. Сейид Муса Садр согласился получить специальное разрешение от государства с тем условием, что в отстроенной школе сейид Аббас будет преподавать сам. Школа Ожидаемого Имама аль-Махди (мир ему) начала свою работу. Поначалу в ней учились 16 студентов, включая сейида Хасана Наср-Аллаха, шейха Хусейна Гурани, шейха Али Карима и шейха Хасана Ясина. Позже Умм Ясир совместно с сестрой имама Мусы Садра и сейидом Аббасом открыли школу Аз-Захра для женщин в Баальбеке. Работа этих двух школ способствовала созданию социальной базы для будущего Сопротивления.

В августе того же года произошло несчастье: сейид Муса Садр исчез в Ливии. Муаммар Каддафи никогда не брал на себя ответственность за это, но существуют объективные данные о причастности его людей к похищению и пленению имама Мусы Садра, которого они бросили в секретную тюрьму. Это сильно ударило по исламскому движению в Ливане. Это повлияло и на судьбу самого Аббаса аль-Мусави, который лишился учителя и наставника, духовной и моральной поддержки.

А несколькими месяцами позже в Иране победила Исламская Революция под руководством имама Хомейни. В регионе впервые было учреждено исламское правление. В том же году сейид Аббас аль-Мусави приехал в Иран, чтобы встретиться там с имамом Хомейни. Группы иранских добровольцев потянулись в Ливан, чтобы сражаться против сионистов на стороне палестинцев. Победа Исламской Революции дала надежду каждому искреннему мусульманину, одновременно внушив страх всем проамериканским и антиисламским правительствам в регионе. Опасаясь, что Исламская Революция перекинется и на Ирак, Саддам усилил свое давление на сейида Мухаммада Бакира ас-Садра, бросив его в тюрьму. В конечном итоге в марте 1980 г. сейид Бакир ас-Садр был казнен вместе со своей сестрой, Аминой ас-Садр. Но это не успокоило Саддама, и он решил вторгнуться в Иран, чтобы свергнуть исламское правительство. В августе того же года он развязал против Ирана агрессию, обернувшуюся для Исламской Республики 8-летней войной, которая в Иране носит название Священной Обороны.

Все это время сейид Аббас аль-Мусави тяжело переживал две трагедии: исчезновение имама Мусы Садра и мученическую смерть аятоллы Мухаммада Бакира ас-Садра – людей, которых он всем сердцем любил, которые были для него образцом и ориентиром. Хотя оба этих печальных события произошли практически одновременно и заставили его тяжко страдать, сейид Аббас аль-Мусави не прекращал собственной активности.

Abbas Musawi11

Сейид Аббас с семьей, разделившей с ним его судьбу

Он кропотливо работал над воспитанием нового поколения людей, обладающих знанием и владеющих оружием. Этим целям служила Школа Ожидаемого Махди (мир ему). Вместе со своими учениками сейид Аббас аль-Мусави посещал тренировочные лагеря движения «Амаль». Он обучал студентов и отправлял их пропагандировать их идеи в близлежащие и отдаленные деревни. Некоторым из них он поручил вести программы на радиостанции, принадлежащей движению «Амаль». Он также подумывал о создании телеканала движения. Делами хаузы в Баальбеке сейид Аббас аль-Мусави занимался два полных года. Он был убежден в том, что главной и самой важной составляющей политической и культурной борьбы является обучение студентов хаузы, которые потом смогли бы вести агитацию среди жителей деревень.

5 июня 1982 г. Израиль начал масштабное наступление на Ливан по земле, морю и в воздухе. На захватническую кампанию было брошено много военной техники и армейских дивизий. Основным предлогом для агрессии была деятельность палестинских бойцов сопротивления, нашедших пристанище в Ливане, однако истинная ее цель заключалась в том, чтобы принудить Ливан подписать мирный договор с сионистским государством. Этот шаг мог создать пропасть между Ливаном и другими арабскими государствами. Через три дня после начала агрессии израильская армия уже была на подступах к Бейруту. Ни движение «Амаль», ни палестинские бойцы не смогли дать ей серьезного отпора. Лишь в Хальде и Захихе, расположенных на юге Бейрута, маленькие исламизированные группы держались и вели ответный огонь. Они проявили такую стойкость, что палестинские бойцы и некоторые другие группы воспрянули духом и присоединились к сопротивлению. Израиль отдавал себе отчет в различиях между партизанской войной и классической войной, в которой сионистская армия обладала преимуществом. Поэтому Израиль не стал штурмовать Захиху – он лишь взял ее в осаду, принуждая тем самым палестинских бойцов сдаться. Эта осада продолжалась 42 дня.

В ходе той войны погибли 19 тысяч ливанских мирных жителей и 500 сионистских солдат. Граждане Израиля испугались таких потерь со своей стороны, посчитав их слишком существенными. В конце концов США направили в Ливан христианского политика арабского происхождения, чтобы тот решил вопрос посредством переговоров.

Практически в те же дни, когда началось израильское вторжение в Ливан, в Тегеране проходила конференция национально-освободительных движений. Услышав о начале агрессии, ливанские делегаты, присутствовавшие на конференции, попросили Иран о помощи и вмешательстве. В те дни Иран, находившийся в состоянии войны с Ираком, как раз праздновал освобождение города Хорремшехра – знаковую победу, ставшую веху. Командиры КСИР полагали, что война близка к завершению. Вот почему они совместно с руководством Сирии решили послать часть офицеров КСИР в Ливан в качестве подкрепления для обороны от израильской агрессии. Спустя шесть дней после начала вторжения первая группа этих офицеров прибыла в Дамаск – к великой радости народа Ливана.

В отличие от простых ливанцев, ливанское правительство не горело желанием давать отпор Израилю. Группа из пяти человек, поименовавшая себя Советом национального спасения, была сформирована специально для ведения переговоров с Израилем. Результатом переговоров стало решение о прекращении огня и принятие т.н. тринадцатиступенчатого плана высылки палестинских бойцов в течение полутора месяцев. Народные и мусульманские массы горячо протестовали против подобных итогов переговорного процесса. Они были намерены продолжать оборонительную войну против Израиля собственными силами. Именно тогда силы КСИР вошли в Ливан, чтобы помочь с военной и идеологической подготовкой членов исламских организаций сопротивления. Долина Бекаа и город Баальбек стали плацдармом для их деятельности. Различные группы сконцентрировали свои силы в Баальбеке.

Общим для всех этих групп было стремление к учреждению исламского правления и установка на сопротивление Израилю. Все группы сошлись на том, что существовавшие тогда ливанские партии оказались не в состоянии воплотить декларируемое в жизнь. При поддержке иранского посла в Сирии был сформирован комитет, состоявший из девяти человек и получивший название Ливанского совета. Задача совета заключалась в том, чтобы обозначить цели и выработать программу новоиспеченной организации. Одним из девяти членов данного совета был сейид Аббас аль-Мусави. Зимой того же года он вместе с небольшой группой единомышленников отправился в Иран, где рассказал о деятельности комитета имаму Хомейни. В ответ имам Хомейни сказал, что самое главное – это реальное действие.

В течение двух лет Ливанский совет работал в режиме секретности. В своей риторике он чаще всего называл себя ХизбаллойПартией Аллаха. В сентябре 1984 г. Ливанский совет решил избрать для себя фиксированное название. Ко второй годовщине резни в Сабре и Шатиле совет выпустил заявление с ныне всем известным логотипом, подписавшись как Хизбалла. С тех пор это название закрепилось за организацией официально. И сейид Аббас оказался настолько вовлечен в деятельность данного движения, что ему пришлось передать бразды руководства хаузы в Баальбеке одному из своих друзей. Студенты хаузы стали соратниками и однопартийцами сейида Аббаса.

Abbas Musawi3

Иран послал в Ливан офицеров КСИР, чтобы они помогли в создании движения Сопротивления израильской агрессии

В течение определенного периода времени сейид Аббас отвечал за службу безопасности партии, а затем возглавил ее военное крыло. К тому времени сионисты оккупировали уже половину Ливана. В этом регионе Хизбалла могла выполнять по несколько масштабных военных операций одновременно: она атаковала израильские патрули, минировала, подрывала посты, вела артиллерийские обстрелы. Уровень потерь среди солдат израильской армии в 1983 г. был столь высок, что в 1984 г. население Израиля запротестовало. И сионистское правительство не смогло справиться с давлением общественности: в январе 1985 г. Израиль покинул города Тир и Сидон. Шестью месяцами спустя сионистская армия отступила практически к южной границе Ливана, а спецслужбы создали в регионе т.н. «пояс безопасности».

В своем интервью сионистский лидер Шарон признался: «В первый раз в истории Израиль вывел войска. И друзья, и враги признают этот факт отвода войск».

После этого фиаско сионистов Хизбалла выпустила свой политический манифест. Генеральным секретарем партии стал шейх Субхи Туфейли. Он делал ставку на политическую и вооруженную борьбу с соперниками Хизбаллы. Но после заключения Соглашений в Таифе в 1989 г., призванных положить конец гражданской войне в Ливане, позиция Хизбаллы изменилась. Политсовет партии хотел, чтобы она сфокусировалась на войне за освобождение ливанских территорий от израильской оккупации. Не согласный с общепартийной позицией, Субхи Туфейли покинул ряды организации. Вторым генеральным секретарем Хизбаллы стал сейид Аббас аль-Мусави, смотревший на вещи куда более взвешенно. В частности, он отказался от идеи войны против ливанского правительства.

Возглавив Хизбаллу, сейид Аббас много ездил по мусульманскому миру, выступая перед представителями различных исламских движений и вдохновляя их идеями Сопротивления. Он разъяснял им цели и задачи своей организации. Излюбленной его фразой было: «Я к вашим услугам».

Сейид Аббас аль-Мусави служил народу и Исламу до конца своих дней. 16 февраля 1992 г. он отправился в деревню Джейшит, чтобы посетить церемонию памяти своего друга и соратника, шейха Рагиба Харба, убитого в 1984 г. в результате покушения. Он произнес перед ее участниками воодушевляющую речь, прочитал коллективный намаз и пообщался со сторонниками и активистами.

По дороге домой, в Баальбек, в местечке под названием Туфахта, которое теперь патрулируется силами ООН, один из охранников сейида Аббаса заметил подозрительный израильский вертолет Apache, круживший над их автомобилем в небе. Он обратил внимание сейида Аббаса на этот вертолет, но тот лишь рассмеялся: «Ты что, боишься смерти?». Затем он посерьезнел и добавил: «Я поклялся Аллахом, что никто не погибнет из-за меня, так что не переживай». Охранник же переживал – но вовсе не за себя, а за сейида Аббаса, его жену и их маленького сына Хусейна, сидевшего на заднем сидении машины. Машина ехала очень быстро. Она петляла по дороге, пытаясь затеряться среди других автомобилей, чтобы сионисты с воздуха не смогли точно идентифицировать машину сейида Аббаса.

Изначально план сионистов заключался в том, чтобы похитить генерального секретаря Хизбаллы. Этот план провалился. Тогда по глупости своей они решили его просто убить. Пилот сообщил, что он не уверен, какая именно из машин принадлежит сейиду Аббасу. Поступил ответный приказ: бить по всем автомобилям, чтобы уж убить наверняка. Пилот сбросил на машину бомбу. Сейид Аббас, его жена Сахам и их маленький сын Хусейн погибли на месте. Охранники же, сидевшие в той же машине, обгорели, но выжили.

Израиль надеялся, что убийство сейида Аббаса ослабит Хизбаллу, но на деле мученическая смерть его и его близких стала очередным свидетельством искренней преданности движения делу борьбы против израильской оккупации – ведь оно стоило жизни его руководителю и всей его семье. Похороны сейида Аббаса вылились в масштабные народные антиизраильские протесты, а популярность Хизбаллы резко возросла.

Abbas Musawi1

Туффахта, место гибели сейида Аббаса аль-Мусави, его жены и сына

После сейида Аббаса аль-Мусави генеральным секретарем движения стал сейид Хасан Наср-Аллах, он же является главнокомандующим военным крылом – Сопротивлением (Аль-Мукавама). Сейид Наср-Аллах продолжает линию сейида Аббаса.

Сейид Аббас жил искренней верой и упованием на Аллаха. Вся его жизнь была пронизана сознанием своей ответственности и дисциплиной. Один человек превратился в целое движение, а движение – в революцию. И после того, как он отправился в дольний мир, к обществу пришло подлинное понимание его идей, зиждущихся на принципах праведности и исламского Единобожия.

Фатима Мослех-заде (под руководством Сумайе Хусейни)