• Аятолла Хаменеи:
    Аятолла Хаменеи: "Мы поможем любому, кто готов противостоять США и сионизму"
    "Мы открыто заявляем о том, что Исламская Республика Иран поможет, в том числе и собственным непосредственным участием, делу противостояния Фронту высокомерия; озвучивая это наше намерение, мы в данном вопросе ни с кем не будем идти на компромиссы", - такие слова Верховный Лидер Исламской революции произнес на встрече с участниками конференции "Любящие Ахл аль-Бейт (мир им) и проблема такфиризма", прошедшей в Тегеране 23 ноября 2017 г.

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Умма должна объединиться в противостоянии американскому проекту"
    Выступая перед участниками митинга в Дахии, лидер Хизбаллы отметил: борьба за Аль-Кудс должна вестись на межправительственном уровне, к ней должны быть подключены власти и народы арабских и мусульманских стран, государства, выступившие против решения Трампа, международные организации, исламские (шиитские и суннитские) и христианские религиозные деятели. Исключительную роль играют и массовые митинги протеста, и полный разрыв отношений с сионистским режимом со стороны мусульманских государств; но главный инструмент находится в руках самих палестинцев – это Третья Интифада…

  • "Ас-Сабирин" в Газе: в Палестине появилась своя Хизбалла?
    Поворотные пункты в борьбе против Израиля были отмечены появлением какой-либо новой фракции. Арабское поражение после Накбы привело к созданию НФОП и ФАТХ; с закатом коммунистического движения на Ближнем Востоке на авансцену вышли исламские ХАМАС и ПИД. Теперь же в Газе появилось движение "Ас-Сабирин", логотип которого похож на эмблему Хизбаллы, и про которое поговаривают, что это тоже шииты. Так ли это?

  • За месяц в Мьянме убито 6700 рохинджа
    За месяц в Мьянме убито 6700 рохинджа
    Согласно данным представителей организации «Врачи без границ» (MSF), что только за один месяц с конца августа по конец сентября 2017 года от насильственных действий погибли 6700 мусульман-рохинджа. В их числе 730 детей в возрасте младше 5 лет.

  • Сионисты планируют масштабное строительство в Иерусалиме
    Сионисты планируют масштабное строительство в Иерусалиме
    Окрыленные последними заявлениями Дональда Трампа, сионисты вернулись к идее иудаизации Иерусалима (Аль-Кудса) путем заселения в него сионистских поселенцев. Сионистский режим планирует построить в городе около 14 тысяч единиц нового жилья для поселенцев.

  • Моссад вербует ливанцев через соцсети
    Моссад вербует ливанцев через соцсети
    Служба безопасности Ливана (Аль-Амн аль-Ам) предупредила граждан страны о том, что сионистская служба разведки Моссад активизировалась в социальных сетях. Целью этих действий является вербовка ливанских граждан для последующей работы на израильскую разведку.

  • На главную
  • Сопротивление
  • Лидеры
  • Шейх Н.Касем: "Такфиристы – марионетки Израиля, отвлекающие нас от Палестины"

Шейх Н.Касем: "Такфиристы – марионетки Израиля, отвлекающие нас от Палестины"

25 мая 2017

Marwa sheikh2

Также шейх Наим Касем подчеркнул: «Мы верны приказу имама сейида Али Хаменеи и преданны его вилаяту [руководству], поскольку он является воодушевляющим нас лидером, который хочет защитить наш регион от оккупации и дать свободу его народам, а потому мы будем продолжать следовать его линии наряду со всеми палестинскими фракциями».

Мы публикуем текст этого эксклюзивного интервью, которое шейх дал сайту Верховного Лидера Исламской Революции Khamenei.Ir:

- С момента освобождения юга Ливана 25 мая 2000 г. прошло 17 лет, каков же уровень готовности Сопротивления сейчас – в особенности на южноливанском фронте?

На первых порах после освобождения в 2000-м году разные стороны выпустили несколько постановлений, предполагающих, что Хизбалла выполнила свою задачу по борьбе против оккупации и что, соответственно, более нет никакого резона для продолжения сопротивления, несмотря на то, что Фермы Шебаа и высоты Кфар-Шуба продолжают оставаться оккупированными. Однако же Сопротивление в лице его Светлости генерального секретаря [сейида Хасана Наср-Аллаха] объявило о том, что борьба продолжается и что угроза Ливану все еще присутствует, ибо она проистекает из самого факта оккупации палестинских территорий. [Сейид Наср-Аллах подчеркнул], что сохраняется вероятность повторной оккупации Ливана или развязывания новой агрессии, а потому следует продолжать работу и быть готовыми в военном отношении, накапливая опыт и потенциал, чтобы отразить посягательство на самое наше существование со стороны израильтян.

Наши ожидания и опасения подтвердились спустя 6 лет после освобождения в 2000-м: масштабная израильская агрессия 2006 года была развязана с целью сокрушить Хизбаллу и положить конец ее существованию, о чем сообщили нам наши разведчики, работающие в разных местах. Эта агрессия была вспышкой, призванной проложить путь для [американского] проекта «Большой Ближний Восток», войдя в регион через врата Южного Ливана. По милости и благословению Аллаха, Сопротивление сохраняло готовность и бдительность, что произвело большой эффект, ибо в результате мы нанесли израильскому врагу поражение, которому не было аналога за всю историю оккупации нашего региона.

Мы извлекли урок из войны 2006 г., и мы верим, что необходимо постоянно сохранять состояние боевой готовности. Мы находимся в лучшей форме, чтобы противостоять Израилю, если он решит нас атаковать. У нас также есть потенциал и все необходимое для обороны Ливана, несмотря на нашу вовлеченность в сирийскую ситуацию, и участие в войне в Сирии никак не ослабляет наш ливанский фронт. Нам удалось создать баланс, и, несмотря на занятость Сирией, мы остаемся в высшей степени готовыми к отражению атаки на Ливан, хвала Аллаху, Велик Он и славен.

- В 2000-м году Хизбалла освободила ливанскую территорию от израильской оккупации; сегодня Сопротивление участвует в освобождении сирийских земель от такфиристского врага. Получил ли День Освобождения 25 мая новое значение теперь, когда Сопротивление участвует в войне против терроризма в Сирии?

То, что происходит в нашем регионе – это цепь взаимозависимых событий, которые невозможно отделить друг от друга. Главная проблема нашего региона – это Израиль. С тех пор, как Израиль оккупировал Палестину, началась история наших страданий, причиненных оккупацией и агрессией. За этим последовала реализация международного заговора и попытки свергнуть определенные правительства, чтобы установить на их месте марионеточные режимы, контролируемые Западом и США. Израильский фактор также породил различные кризисы в экономике и социуме, а на последних порах, начиная с 2011 г., сирийский кризис привел к возникновению нового такфиристского экстремистского фронта, добавившего новый фактор дестабилизации и оккупации нашего региона, за которой стоит высокомерный Запад.

В силу этих причин мы имеем дело с системой взаимосвязанных региональных кризисов, и то, что Хизбалла осуществила в 2000-м году – это поворот на 180 градусов, позволивший сохранить независимость Ливана и дать народам региона (особенно палестинцам) пример для сопротивления. Это разозлило и обеспокоило израильтян, которые планировали противостоять Сопротивлению и развязали агрессию 2006 года, чтобы побороть его – однако же не преуспели. А потому они рассудили, что, подойдя к нам через сирийские врата, они смогут нанести по Сопротивлению сокрушительный удар, который сотрясет его сверху донизу. Однако участие Хизбаллы в сирийской войне наряду с Сирийской арабской армией и Ираном, равно как и всеми силами, воюющими против западных наймитов, положили конец израильско-такфиристскому проекту. Такфиристы были всего лишь средством для реализации израильского проекта и также они были мальчиками для битья, которые Израиль часто использовал для достижения собственных целей в регионе; и, тем не менее, они с треском проиграли. Поэтому для нас победа 25 мая 2000 г. – это лишь нормальная преамбула к победе над Израилем в 2006-м, а также пролог к победе Хизбаллы над такфиристской угрозой в Сирии, одержанная за последние шесть лет. Ибо [и там] мы имеем дело с тем же самым агрессивным проектом, а потому все эти победы являются составными частями одной единой войны.

Liberation Day

- Вы упомянули о том, какой важностью Палестина обладает для Сопротивления, представляющего собой вызов для израильского врага. Это перекликается с посланием аятоллы Хаменеи, которое он озвучил на Конференции в поддержку палестинской Интифады, прошедшей в Тегеране в марте 2017-го. В частности, сейид Хаменеи говорил о важности продолжения народного сопротивления палестинцев против израильской оккупацией, что было всецело поддержано Сопротивлением в Ливане. Какова позиция Исламского Сопротивления Хизбаллы по новой «дорожной карте», озвученной движением ХАМАС, которое, в свою очередь, является одним из самых весомых организаций Сопротивления среди палестинцев? Изменится ли ваша позиция в связи с таким ходом со стороны ХАМАС?

На конференции в поддержку палестинской Интифады в Тегеране имам Хаменеи – да благословит его Аллах – представил «дорожную карту», в рамках которой Сопротивлению отдан высший приоритет, а также провозглашается необходимость освобождения Палестины от реки Иордан до Средиземного моря, равно как и поддержки всех тех, кто сопротивляется, вне зависимости от их идеологической или культурной идентичности.

Важная вещь – это акции Сопротивления, ибо именно благодаря им можно освободить территории, а все остальные вопросы можно обсудить и позже. Исходя из этого, мы как движение Сопротивления привержены данной линии и действуем в полном соответствии с руководством имама Али Хаменеи. Мы преданны его вилаяту [руководству], поскольку он является воодушевляющим нас лидером, который хочет защитить наш регион от оккупации и дать свободу его народам, а потому мы будем продолжать следовать его линии наряду со всеми палестинскими фракциями.

Я не думаю, что какие-либо события заставят нас занять иную позицию; мы – с палестинским Сопротивлением и всецело поддерживаем его в борьбе с израильским оккупантом. Я верю, что все группы внутри Палестины желают сопротивляться и все еще сопротивляются, однако их приоритеты и программы в деталях при этом отличаются [от нашей и друг от друга]. Однако же эти вещи не создадут между нами непроходимой пропасти; и, тем самым, мы поддерживаем все палестинские фракции.

- Известно, что Исламское Сопротивление в Ливане – Хизбалла – возникло в результате воодушевления революции имама Хомейни, знамя которой и поныне несет имам Хаменеи. Есть ли у вас какие-то особенные воспоминания, связанные с имамом Хаменеи, которыми вы хотели бы поделиться с нами?

Я вспоминаю эпизод, красноречиво говорящий о том, какую важность имам Али Хаменеи придает сопротивлению Израилю. Когда в районе Иклим ат-Туффах между сторонниками Хизбаллы и движения «Амаль» возникли проблемы, в статье «Политическое решение» было сказано, что Хизбалла должна уйти из городка Лувайза, вернув его ливанской армии. Мы были обеспокоены тем, что в то время ливанская армия могла быть предвзята, склоняясь к противоположной партии, и что она передаст оружие движению «Амаль», в результате чего контроль над данным районом перешел бы к этой организации. Несмотря на все наши пререкания с «Амаль», с самого начала его Светлость лидер имам Хаменеи настаивал на том, чтобы мы прекратили пикироваться с данным движением, и он убеждал нас в этом. Мы отправились на встречу с имамом Али Хаменеи, чтобы обсудить данную проблему. Мы спросили его, что нам делать, потому что в нашем положении мы не можем потерять Лувайзу. Он ответил вопросом: «Если проблема Лувайзы останется нерешенной, будете ли вы в состоянии сопротивляться Израилю?». Мы сказали, что нет, поскольку мы заняты внутренними проблемами. Тогда он парировал: «Если проблема Лувайзы решится, и “Амаль” возьмет под контроль данный район, будете ли вы способны сопротивляться Израилю?». Мы снова ответили, что нет. Тогда он сказал нам: «Поскольку в обоих случаях у вас не будет возможности сопротивляться Израилю из-за сложившейся внутри вашей страны обстановки, лучшее, что вы можете сделать – это достигнуть соглашения и заложить фундамент для взаимопонимания с движением “Амаль”; а то, чем вы озабочены, может закончиться, так и не случившись. И таким образом вы сможете вновь сконцентрироваться на сопротивлении израильскому врагу».

Именно это и произошло. Хвала Аллаху, сопротивление продолжилось, а то, чего мы боялись на внутриполитической сцене, закончилось, так и не случившись. Наоборот, мы с движением «Амаль» укрепили узы братства. Мы в значительной степени единодушны по всем внутренним и внешнеполитическим вопросам.

Hezbolla Amal

- После того, как генеральный секретарь Хизбаллы сейид Хасан Наср-Аллах выступил с речью, приуроченной к годовщине мученичества командира Мустафы Бадр ад-Дина, появились сообщения, что Хизбалла передает определенные военные посты на ливанско-сирийской границе ливанской армии. Какова гарантия, что ситуация останется безопасной после того, как вы кровью и потом защитили эту границу? Можно ли провести аналогию с передачей постов Сирийской арабской армии на сирийской территории?

Продвижение Хизбаллы в район населенного пункта Туфейль и его окрестности напрямую связано с присутствием боевиков на территории Сирии в районах, прилегающих к ливанской границе – Мадайе, Забадани, Сергайе и их окрестностях. Когда эти сирийские деревни были освобождены Сирийской арабской армией, и террористы покинули данный район, а мирные жители вернулись в свои дома и деревни, участок территории Сирии, прилегающий к ливанскому Туфейлю, перестал быть источником угрозы. И у нас нет нужды оставаться в этих районах. Безопасность Туфейля не является для нас предметом беспокойства с того самого момента, как «спящие ячейки» такфиристов в Ливане были ликвидированы; нас заботило лишь присутствием сотен террористов на сирийской территории, ибо они представляли собой угрозу для Ливана. И поскольку эта угроза устранена, нам нет никакого резона присутствовать среди вернувшихся гражданских лиц, ибо обеспечение безопасности и благосостояния сирийцев в этих сирийских городках является задачей сирийского правительства и сирийской армии.

И это служит подтверждением того, о чем мы говорили и ранее: Хизбалла присутствует в Сирии там, где существует опасность и угроза со стороны такфиристских экстремистов, стремящихся изменить облик Сирии и нанести удар в сердце Сопротивления. В ином случае мы – не регулярные сирийские силы, и это не наша задача – вмешиваться во внутрисирийские государственные дела, а потому у нас нет намерения перманентно присутствовать на территории Сирии. В Сирии мы сражаемся в защиту ее политического проекта. Политический проект сирийского государства – следовать курсом сопротивления, а это достижимая задача и без нашего присутствия в Сирии, [после окончательной победы] никто не увидит нас там.

- Продвижение Хизбаллы вглубь Сирии было вызовом сионистам, заявившим, что они сражались против Хизбаллы в 2006-м, чтобы отодвинуть ее от реки Литани, сегодня Хизбалла дошла аж до берегов Евфрата. Может, если бы Хизбалла осталась в Сирии, она создала бы там форпост против израильского врага?

Сила Сопротивления – не только в присутствии его сил где-либо; наша сила – во всех формах противодействия врагу. Мы считаем сирийского президента Башара аль-Асада членом Сопротивления, а Сирию – жизненно важной частью Оси Сопротивления, и, таким образом, наше присутствие в Сирии в индивидуальном порядке или как партии в целом либо наше отсутствие в равной степени не выходит за рамки стратегии Сопротивления. Когда мы вошли в Сирию, наша цель была не создать форпост для конфронтации [с Израилем] в Сирии, а предотвращение падения одного из столпов Оси Сопротивления. Если сирийское правительство вернет себе полный контроль над страной, наша цель будет достигнута, и мы будем сохранять присутствие в Сирии через сирийское правительство, являющейся составной частью Сопротивления, а не посредством физической дислокации наших сил на территории САР.

Поскольку вы упомянули о главных фронтах Сопротивления, южносирийский фронт представляет собой серьезный вызов для всех акторов, присутствующих в «зонах безопасности», очерченных на переговорах в Астане. Если Израиль посягнет на этот район, как он обычно делает, будет ли Хизбалла играть сдерживающую роль на южносирийском фронте – в частности, в Кунейтре?

Мы не хотим говорить о том, что может быть предпринято Хизбаллой против Израиля, если он посягнет на район Кунейтры. Мы оставим это загадкой для Израиля, не давая ему понять, что мы думаем и что мы хотим сделать. Сейчас в Сирии мы делаем то, что считаем уместным, и если в какое-то время и в каком-то месте мы посчитаем приемлемым оборонять Сирию [от сионистов], мы вмешаемся и защитим ее.

Marwa sheikh3

- Какова позиция Хизбаллы по четырем зонам, обрисованным в Астане государствами-гарантами (Россия-Иран-Турция) и сирийским государством. Возможно ли, что это соглашение проложит путь для реалистического урегулирования сирийского кризиса?

Решение о создании четырех зон безопасности, о котором было объявлено в Астане, согласовано с сирийским государством, это воля сирийского государства. Мы полностью поддерживаем решения, принятые сирийским правительством и касающимся его внутренних дел, исходя из того, что правительство Сирии принимает подобные решения в интересах Сирии. Мы не являемся участниками данного соглашения, чтобы выражать по нему какое-то мнение, равно как и не являемся стороной в данных переговорах. Сирийское государство знает, что оно делает, и оно объявило о том, что они согласны на создание данных зон. Стоит сказать, что переговоры в Астане и создание четырех зон безопасности – это не политическое решение, а временное решение, связанное с безопасностью. Поиск политического решения еще и не начался, потому что он займет несколько месяцев, и, возможно, оно не может быть выработано, пока весь мир не поймет, чего США хотят от Сирии. США все еще пребывают в растерянности и пока еще определили свой план действий в Сирии.

- Однако же очевидно, что США вполне определились с тем, что им делать на севере Сирии, где они вооружают курдских боевиков, что подтвердил президент Дональд Трамп в начале мая текущего года. Похоже, что вовлечение Хизбаллы в зону конфликта близ провинции Ракка с высокой долей вероятности приведет к конфронтации с курдскими боевиками – союзниками США в данном районе?

Мы не участвуем в том, что происходит в провинции Ракка. Точка.

- Но не является ли это тревожным для Сопротивления фактом, что США вооружают курдских боевиков с прицелом на разделение Сирии?

Результаты подковерных процессов в Ракке будут ясны, когда позже будет достигнуто политическое решение, а не исходя из того, что происходит на земле сейчас. Политическое решение продиктует то, как будет выглядеть карта в данном районе и как в нем будут репрезентированы разные силы, и каков будет статус курдов в едином суверенном сирийском государстве. Это все политические вопросы, которые сейчас не время обсуждать. Ибо статус этого района все еще не определен.

- Наконец, задам вопрос, касающийся внутриливанской ситуации: позиция Хизбаллы по избирательному законодательству всегда базировалась и поныне зиждется на постановлении генерального секретаря: на чем сойдутся иные политические блоки, то примем и мы. Но есть ли «красная линия», которую Хизбалла может обрисовать, чтобы не дать Ливану скатиться в состояние междоусобного разделения?

У Хизбаллы нет нужды обозначать какие-то «красные линии», ибо все, что требуют все блоки – дать всем «зеленый свет» в данном вопросе, ибо существование множества блоков и фракций в нашей стране – куда более важно, чем рисование каких бы то ни было «красных линий», которое может сорвать политический процесс по принятию справедливого электорального законодательства. Мы представили [проект] логичного, справедливого и объединяющего всех закона, основанного на пропорциональном представительстве [сил и общин], и мы неоднократно повторяли, что есть более двенадцати различных модификаций такого закона, и мы согласны с любым из них. Мы побуждаем различные партии принять на вооружение ту или иную модификацию, чтобы прийти к соглашению, ибо после разного рода экспериментов в формулировании искомого закона, ни по одному из них не было достигнуто консенсуса, и всякий раз нарушались «красные линии» какой-либо партии. Мы убеждены, что пропорциональное представительство устроит каждого, и мы уже слышали позитивные отзывы об этом примерно от всех политических партий. Сейчас у нас есть два пути: или мы покончим с этим вакуумом власти, негативно сказывающимся на каждом, или мы примем электоральное законодательство, в основе которого будет пропорциональная представленность [сил, партий и общин во власти], что является разумным и приемлемым выходом из сложившейся ситуации. Мы открыты для любых дискуссий.

hezbollah29

- Даже если одна из модификаций данного законодательства дестабилизирует некоторые альянсы – к примеру, сложившиеся между Хизбаллой и другими ливанскими политическими силами? Вероятно ли такое развитие событий?

Ни одна из модификаций электорального закона не представляет для нас угрозы, и поэтому мы полны энтузиазма и позитивно настроены. Также мы не думаем, что это законы продуцируют альянсы – напротив, альянсы продуцируют [соответствующие] электоральные законы. Те же, кто заключают союз на основании избирательного законодательства – не настоящие союзники.

Беседовала Марва Осман

Перевела Анастасия (Фатима) Ежова

Khamenei.Ir