• "Похоже, мы имеем дело с биологической атакой": ВС Ирана брошены на борьбу с коронавирусом
    В приказе от 13 марта 2020 года аятолла Хаменеи приказал начальнику Генштаба ВС Ирана генерал-майору Мохаммаду Багери создать на базе ВС специальную медицинскую службу, которая координировала бы свою борьбу против коронавируса с правительством и Минздравом. К кампании против распространения инфекции также подключен КСИР: учитывая беспрецедентное количество заболевших среди военных и политической элиты ИРИ, иранское руководство всерьез рассматривает версию биологической войны против Исламской Республики.

  • Сейид Наср-Аллах о
    Сейид Наср-Аллах о "сделке века", преступлениях Трампа и сопротивлении диктату США
    Пока мир охвачен пандемией коронавируса, все остальные темы оказались ненароком отодвинуты в сторону. Но тема "сделки века" не может утратить актуальности даже на фоне эпидемии. Мировые лидеры высказываются в основном по коронавирусу, меняя планы и повестку дня. Однако лидер Хизбаллы сейид Хасан Наср-Аллах успел высказаться по "сделке века" еще месяц назад, выступая на церемонии поминовения командиров-мучеников.

  • Коронавирус: биотерроризм и лабораторный продукт или природное явление?
    Коронавирус: биотерроризм и лабораторный продукт или природное явление?
    Уже тогда с первых дней распространения коронавируса в Китае, а затем и во всем мире, высказывались многочисленные мнения, что этот вирус имеет лабораторное биологическое происхождение. До сих пор не доказано, что COVID-19 является одним из видов биологического оружия. Это предстоит подтвердить или опровергнуть. Биотерроризмом называют использование биологических средств или ядов для убийства или нанесения ущерба людям, животным или посевам. Биотерроризм направлен на то, чтобы посеять страх, произвести угрозу, заставить страну или какую-то группу людей выполнить те или иные политические и социальные требования.

  • Иран против наркотрафика: борьба на фоне коронавируса и санкций
    Иран против наркотрафика: борьба на фоне коронавируса и санкций
    Коронавирус каждый день уносит жизни десятков людей, среди которых есть и сотрудники полиции. Правоохранительные органы не могут присоединиться к развернутой компании "Останемся дома" для разрыва цепочки коронавируса, ибо обязаны обеспечивать порядок и безопасность граждан и вести борьбу с криминальными бандами. Благодаря усилиям иранских органов безопасности и правопорядка в 2019 году было обнаружено 814 тонн различных видов наркотиков, включая 17414 кг героина. Все это было достигнуто на фоне жестоких американских санкций. Интересно, что в соседнем Афганистане после вторжения США производство наркотиков увеличилось более, чем в 40 раз...

  • Ускользающий от САВАК: становление сейида Хаменеи как революционера
    Ускользающий от САВАК: становление сейида Хаменеи как революционера
    Известно изречение Рахбара: "Я не дипломат, я – революционер". Сейид Хаменеи проявил свою стойкость еще во время беспощадно разгромленного восстания 15 хордада, когда монархия пролила кровь религиозных студентов из медресе Фейзийе. Тогда, спасаясь от САВАК, многие из них укрылись в доме имама Хомейни. Некоторые с непривычки были так напуганы, что начали плакать. Имам одернул их: "Что вы рыдаете? Это война, а на войне такое случается! На войне случается и тюрьма, и смерть". Пристыженные талабе прекратили плакать, а будущий Рахбар выработал для себя формулу: "Я – участник Сопротивления!" И он пронес ее сквозь всю свою жизнь.

  • Иран против COVID-19: санкции, права человека и политика США
    Иран против COVID-19: санкции, права человека и политика США
    Народ Ирана годами пытается защищать свои неотъемлемые права против гнета и жестокости американского правительства, однако давление Вашингтона с каждым днем приобретает новые цвет и форму. На этот раз идет речь о максимальном давлении с помощью усиления санкций. Пандемия коронавируса в мире поставила всех перед важной задачей по противодействию этой смертоносной болезни, однако иранцы в борьбе против этой болезни столкнулись с острыми проблемами из-за нехватки лекарственных препаратов и медицинского оборудования.

  • На главную
  • Сирия
  • За кулисами боев на севере Сирии: Москва, Анкара и Ось Сопротивления

За кулисами боев на севере Сирии: Москва, Анкара и Ось Сопротивления

05 марта 2020

Turkey Syria

Серия трехсторонних и двухсторонних встреч прошла за кулисами сражений на севере Сирии. На этих заседаниях определялись цели этой войны. Что же действительно происходит? Если говорить о Дамаске, то он решил освободить город Идлиб и обеспечить безопасность трассам Дамаск-Алеппо и Латакия-Алеппо.

На фоне всего этого состоялся ряд встреч. Первая – между Исмаилом Каани и Хаканом Фиданом, во второй участвовали Али Мамлюк и Хакан Фидан, третья же встреча была российско-турецко-иранской.

По мере того, как Дамаск пытается вернуть себе все свои территории, расклады в Северной Сирии – предполагаемая тема встречи между президентами Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом в четверг.

Возобновление боев на севере Сирии в середине января произошло в результате нарушения договоренностей по Алеппо и Идлибу. Эти военные действия являются частью плана, выработанного Дамаском и его союзниками. Одна часть плана может быть воплощена в жизнь, другие же его составляющие зависят от российско-турецких договоренностей.

В начале 2020 года была организована встреча между сирийским президентом Башаром аль-Асадом и делегацией высокопоставленных иранских советников. В ходе этой встречи Асад довольно прозрачно сформулировал конечные цели грядущего сражения: город Идлиб. Одновременно он обозначил приоритетность взятия под контроль трасс Дамаск-Алеппо (М5) и Латакия-Алеппо (М4). Несмотря на ясность целей, потребовалось несколько трехсторонних встреч (Турция-Иран-Россия) и одно двустороннее совещание. На встречах обсуждался вопрос, может ли Сирия вернуть себе свои территории политическими методами, избегая военной конфронтации.

По данным «Аль-Ахбар», в ходе одной из российско-турецких встреч один из российских военных подтвердил, что цель текущих военных операций – открыть доступ к двум магистралям (Дамаск-Алеппо/Латакия-Алеппо) с последующим прекращением огня. Анкара не отвергла российское предложение в категоричной форме. Скорее она принялась обсуждать технические детали, каким образом турки могут «контролировать трассы», и даже предложила создать совместные российско-сирийские патрули. Эта тема все еще обсуждается.

Фидан-Каани-Мамлюк

Около двух недель назад командующий силами «Кудс» КСИР Исмаил Каани встретился с главой турецких спецслужб Хаканом Фиданом. Во время этой встречи Тегеран обвинил Анкару в обострении вооруженного конфликта, отметив, что «это происходит в результате несоблюдения предыдущих договоренностей турецкой стороной».

Каани подтвердил, что с иранской поддержкой Сирия продолжит спецоперацию, «пока две трассы не будут открыты», подчеркивая, что «сейчас нам требуется новое соглашение».

В этот период Фидан также встретился с руководителем сирийского Главного управления безопасности Али Мамлюком. Атмосфера на этой встрече была такой же, как и на встрече с Каани.

AliMamluk HakanFidan

«Вы нарушили договоренности, и перед нами вынужденно возникла новая ситуация», - сказал Мамлюк.

Вот каким образом турки были поставлены перед фактом, что Сирийская армия намерена освободить указанные территории, оставив Анкаре узкий приграничный сектор размером в 8 км. Этот сектор тянется от городка Атма на севере (этот городок прилегает к оккупированным Турцией деревням Эфрин) до Харима и Слакина, с одной   стороны, и до Даркуша и Зарзура, расположенного в 14 км от города Джиср аш-Шугур. Но эта «дорожная карта» была сходу отвергнута турецкой стороной, которая после этого вышла из переговорного процесса. Все разговоры начали циркулировать сугубо вокруг двух международных раутов.

Обеспечив безопасность трассе Дамаск-Алеппо после взятия городов Мааррет-эн-Нууман и Саракиб, равно как и деревень, расположенных к югу и к западу от дороги на Алеппо, Сирийская Армия стала продвигаться к «прежде не декларируемым» целям, установив контроль над большей частью предместий Алеппо и почти весь город Алеппо. Она также уничтожила позиции снайперов на подступах к городу – это произошло еще в начале сражений в южных пригородах Идлиба в середине января.

После этой «гладкой» победы Сирийской Армии и ее союзников Анкара начала посылать негативные сигналы – как в политике, так и на поле боя – русским и сирийцам. Тем временем, она открыто направила большое военное подкрепление боевикам. Также она стала прочерчивать новую линию разграничения, начав создавать военные КПП с турецкими солдатами. Эти КПП тянутся от Дарат-Изза на севере страны по всей дороге на Тафтаназ, они установлены во всех районах вокруг Саракиба, расположенного к востоку от Идлиба.

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган не может примириться с мыслью, что Сирийская Армия может взять под контроль всю эту обширную (около 2000 квадратных км!) за относительно короткий период времени. Между тем, все стороны поняли, что на следующем этапе Дамаск и его союзники намереваются обеспечить безопасность на трассе Латакия-Алеппо. Затем начались спецоперации по освобождению южных предместий Алеппо, что потом продвинуться через долину Сахль-эль-Габ к северным подступам Хамы, лежащим к югу от международной трассы М4.

С тех самых пор Анкара стала перебрасывать заметные силы на поля сражений. Она послала свои силы специального назначения, чтобы они участвовали в боях за Найраб наряду с боевиками [запрещенных в РФ организаций] Хейат Тахрир аш-Шам (бывшей Джабхат ан-Нусра) и Исламской партии Туркестана. Спустя несколько дней после начала этих боев по турецким силам был нанесен тяжелый удар, когда они пытались захватить деревню Бальюн к югу от Идлиба: тогда были убиты 33 турецких солдата и ранены десятки из них. Этот удар вынудил Анкару выложить все ее карты на стол и раскрыть планы по взятию города Саракиба – а именно там пересекаются трассы М5 и М4.

Turkey Syria2

С другой стороны, Москва пыталась обеспечить интересы Сирии, при этом не разрывая контактов и соглашений с Анкарой. Что же касается Тегерана и Бейрута, то они ясно дали понять Дамаску, что «дороги будут открыты, чего бы это ни стоило», и что они будут с сирийцами до конца.

В ночь после удара, в результате которого погибли десятки сирийских солдаты и бойцов из числа союзников Дамаска – когда, казалось бы, перевес оказался на стороне Турции, учитывая, что Россия уклонилась от вмешательства с воздуха – турки послали на фронт новые подкрепления. Однако же Саракиб был освобожден в течение менее 24 часов.

Сегодня угроза трассе Дамаск-Алеппо (М5) относительно нивелирована. Взгляды снова прикованы к магистрали Латакия-Алеппо (М4). Так, турки снова направили предложение о совместном патрулировании, обозначив в нем места расположения блокпостов между Джиср аш-Шугуром и Саракибом (а это часть М4) и между Маарат-эн-Нууманом и Саракибом (там проходит М5). Но последнее предложение было отвергнуто, а первое осталось без ответа, потому что «трасса М4 еще не освобождена». Что касается реального ответа, он может стать известен после встречи между Путином и Эрдоганом, где могут быть прочерчены новые карты. Однако же за годы войны Сирия показала, что все карты, особенно на севере страны, имеют свой срок годности.

Элие Ханна

UPD. По последним данным, министры обороны России и Турции подписали следующее соглашение:

1. С 6 марта с 00.01 в зоне Идлиба по всей линии соприкосновения огня действует режим прекращения огня;

2. В 6 км к северу и в 6 км к югу от трассы М4 создается коридор безопасности;

3. Начинается совместное российско-турецкое патрулирование трассы М4.

Alakhbar News