• Аятолла Хаменеи:
    Аятолла Хаменеи: "День Аллаха – день разгрома американской базы, день позора США"
    "Иранская армия нанесла ответный удар, разрушив американскую базу своими ракетами, унизив и вселив страх в тираническое и высокомерное американское правительство. Но главным наказанием для США станет изгнание из региона. Десятки миллионов иранцев устроили беспрецедентное по своим масштабам шествие на похоронах наших великих воинов и героев. Иранский народ должен стремиться стать сильнее. Имеется в виду не только военная мощь; экономика страны также должна быть укреплена. Нужно положить конец упованию на одну лишь нефть. Должно продолжаться научное и технологическое развитие".

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Голова Трампа не стоит даже ботинка Касема Сулеймани"
    "Что такое справедливое возмездие? В ответ на убийство наших героев мы должны выдворить американских военных из всего нашего региона. Чтобы не осталось ни одной американской базы, ни одного американского корабля, ни одного американского солдата и офицера. Американцы побегут из нашего региона, сверкая пятками, как последние трусы, как они это уже делали в прошлом благодаря спецоперациям наших бойцов. Тогда Аль-Кудс вернется к умме, и для этого нам, возможно, даже не понадобится конфликт с Израилем. Но нельзя трогать обычных американцев – бизнесменов, журналистов, сотрудников компаний, врачей, которые работают в нашем регионе".

  • В Багдаде прошел миллионный антиамериканский марш
    В Багдаде прошел миллионный антиамериканский марш
    Марш состоялся на востоке Багдада в районе Джадирийя. В нем также приняло множество жителей священной Кербелы, которые приезжали в Багдад целыми автобусами. Участники акции требовали, что американские оккупанты ушли с иракской земли. Ливанская Хизбалла возложила надежды, что такие же массовые акции пройдут и в других арабских и исламских странах.

  • Фиаско проамериканской пропаганды: что от нас скрывают и кто нам лжет
    Фиаско проамериканской пропаганды: что от нас скрывают и кто нам лжет
    Нам солгали, что американская база Айн аль-Асад не получила никаких повреждений, что КСИР "прикрывается гражданскими самолетами". От нас скрывают американские потери и то, что в ту ночь КСИР послал официальный запрос о закрытии воздушного пространства. Трамп – главный источник клубка этой глобальной лжи. Но пропаганда США потерпела полное фиаско. Ничего, кроме эмоций, заезженных штампов и истерики она не выдала. К позору своему, в России им пришлось задействовать таких "желтых" блогеров, как Лена Миро, т.к. многие "звезды" либеральной журналистики предпочли осторожно отмолчаться...

  • Глава сил
    Глава сил "Кудс" Исмаил Каани анонсировал новый удар по врагу
    Каани назвал США источником вражды и зла, который «понимает только язык силы», но заметил, что все американские угрозы в адрес Ирана Ирана «могут превратиться в возможности». Он подчеркнул, что единственный способ победить врагов – это стойкость и сопротивление. Новый глава сил «Кудс» обещал продолжить этот путь, следуя примеру, который подал герой Ирана Касем Сулеймани.

  • В Йемене свирепствует лихорадка денге
    В Йемене свирепствует лихорадка денге
    В случае Йемена ситуация ухудшается плачевным состоянием медицинской отрасли и общим гуманитарным кризисом, вследствие которых жители страны остались без работы и, соответственно, финансов. Даже за ту врачебную помощь, которую еще возможно получить, приходится платить, а денег у людей просто нет.

Сейид Наср-Аллах на Khamenei.Ir о Хизбалле и Рахбаре

29 декабря 2019

SHN KhameneiIr4

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5

- В глазах большинства неосведомленных людей Хизбалла и Исламское Сопротивление в Ливане имеет имидж военизированной организации. Они думают, что Хизбалла – это просто военная структура. Помимо того, что Хизбалла защищает Ливан в вооруженных конфликтах, что она еще делает для ливанского народа? Мы много слышали о прогрессе Хизбаллы в области науки. Кроме того, она добилась повышения уровня образования и грамотности в своем регионе – особенно по сравнению с тем, что было до создания Хизбаллы. Об этих фактах мало говорится. Пожалуйста, расскажите об этом побольше. Учитывая, какое значение Верховный Лидер придает развитию и инвестициям в науку в Иране, считаете ли вы, что успешно следуете его рекомендациям?

- Конечно же, мы считаем себя его последователями и в этом тоже, веря, что это тоже наш долг, и мы усердно работаем над достижением этой цели. Что касается Хизбаллы, то с самого начала мы придавали значение этому вопросу, но сегодня он стал для нас еще более важным, и мы уделяем ему еще большее внимание.

Хизбалла – это не просто военная организация, но и народное движение. Это больше именно народное движение, нежели политическая партия – но, однако же, она носит название Партии Аллаха. Хизбалла действует как национальная сила, как организация народа. Помимо вооруженного сопротивления и проведения военных операций, Хизбалла ведет деятельность по множеству других направлений. У Хизбаллы есть религиозные программы, у нее есть свои [исламские] ученые и свои преподаватели в религиозных учебных заведениях, которые являются проводниками нашей линии в различных сферах. Это – великое подвижничество. Если сравнить количество изучающих исламскую религию студентов в Ливане по сравнение с прошлым, можно заметить, что он возросло. Если же мы включим в их число наших братьев, обучающихся в священных городах Кум и Наджаф, то их количество поистине впечатляет. Такая ситуация беспрецедентна, учитывая всю истории Ливана. Что же касается религиозной активности, то во многих городках и деревнях Ливана раньше не было мечетей. Например, хотя в Южном Ливане живут сотни тысяч человек, там было всего три или четыре мечети – но сегодня, хвала Аллаху, мечети есть во всех его уголках.

Сегодня в разных регионах есть исламские учебные заведения (хаузы). В разных регионах также действуют хаузы для женщин, равно как и культурные, научные и религиозные институты, в деятельности которых заняты женщины. Организация религиозных церемоний во время Мухаррама и священного месяца Рамадан, сессий рецитации Священного Корана, митингов и процессий в месяц Мухаррам, год от года собирающих все больше людей – все это является частью религиозных программ Хизбаллы. Люди с большим энтузиазмом участвуют в религиозных мероприятиях в месяц Рамадан и [особенно] в ночи Кадр.

Помимо религиозных программ, у Хизбаллы есть также академические и образовательные программы. У нас самые сильные университетские студенческие организации. Самые влиятельные студенческие ассоциации в университетах аффилированы с Хизбаллой, и в ней состоят как юноши, так и девушки: мы в значительной мере присутствуем в университетах. Они активно влияют и на университетских профессоров, и на школьных учителей, преподающих в средних и старших классах. Группа Хизбаллы – одна из самых сильных и многочисленных групп в ливанских школах. Они ведут ту же самую деятельность, что и связанные с Хизбаллой студенты в университетах.

Итого, мы активны в культурной, интеллектуальной, информационной, политической и научной сфере. Когда проходят экзамены, девочки и мальчики из Хизбаллы получают высшие баллы. Мы ведем разноплановую культурную и социальную работу в разных группах населения. Например, у нас в Хизбалле есть большое подразделение под названием «Женские советы». Женские общества есть во всех деревнях, они держат связь со всеми женщинами, организуют образовательные классы, религиозные и политические мероприятия, оказывают помощь в социальной сфере, решают проблемы женщин. У нас есть также подразделение для подростков, которое называется «Скауты Имама Махди (мир ему)». Эта организация, в которой состоят и парни, и девушки – это крупнейшее движение скаутов в Ливане. Это еще одно направление нашей культурной, интеллектуальной, религиозной, социальной и, разумеется, развлекательной работы.

У нас есть сеть школ под названием Школы Имама Махди (мир ему), в которых есть все уровни обучения – от детских садов до старшей школы. Они функционируют в разных регионах, включая долину Бекаа, Бейрут и юг. Несколько лет назад мы также открыли Университет изучения религии. При этом университете действует много колледжей. У нас есть и радиостанция: радио «Ан-Нур» – одно из самых влиятельных в Ливане. Телеканал «Аль-Манар» также принадлежит нам, но в этой сфере наша активность простирается далеко за пределы одного лишь телевидения. Есть также несколько институтов, оказывающих социальные услуги в Ливане, но которые принадлежат Ирану, но управляются братьями из Хизбаллы. Это, к примеру, Фонд Мучеников, Комитет наместников имама Хомейни и т.д.

Hezbollah Ashura girls2

Есть институты, оказывающие помощь семьям павших героев, инвалидам войны и малоимущим семьям. Мы заботимся о многих бедных и нуждающихся семьях, а также о большом количестве сирот. Еще одна важная сфера нашей активности – медицина. У нас есть больницы, операционные и поликлиники. У также есть много служб скорой помощи, которые помогают экстренным пациентам. Все это подчиняется Хизбалле, а не ливанскому правительству. Все эти институты оказывают людям медицинскую, социальную и финансовую помощь. У нас есть большая организация под названием Институт Имама Казима (мир ему) Кадр аль-Хасан, и он дает людям беспроцентные займы, он также известен как «Бейт аль-маль» (так мусульмане называют общественную казну). У этого института есть ответвления в большинстве районов, и десятки тысяч человек получили от него беспроцентные кредиты. Хорошо известно, что очень насущная для Ливана тема.

Помимо перечисленных, Хизбалла управляет и многими другими институтами – такими, к примеру, как «Джихад аль-бина» («Строительный Джихад»), базовая задача которого – содействовать развитию сельского хозяйства. Мы оказываем большую поддержку людям, трудящимся в этой области. Я забыл и о кое-чем другом важном: Хизбалла участвует в муниципальных выборах. Сегодня Хизбалла присутствует во множестве муниципалитетов, и многие главы этих муниципалитетов – из числа наших братьев. Эти муниципалитеты напрямую служат людям. Если вы посетите разные ливанские города сегодня, вы увидите, что ситуация в них довольно сильно изменилась по сравнению с тем, что было 10, 20 или 30 лет назад.

Ну, начнем с того, что мы добились участия Хизбаллы в парламентских выборах и присутствия членов нашей партии в парламенте. Естественно, численность представителей Хизбаллы в ливанском парламенте не отражает подлинного количества наших последователей – то есть это число не пропорционально масштабам самой Хизбаллы. В силу этого мы стремимся формировать коалиции, закрепляя определенное количество мест за нашими союзниками, чтобы у них также были сильные позиции в парламенте. Наши люди представляют интересы народов региона в парламенте. Мы также участвуем в работе правительства, у нас есть свои министры – в частности, за нами закреплено Министерство здравоохранения [это было так на момент интервью; в результате вспыхнувших протестов правительство распущено – ред.]. Наш министр здравоохранения – один из самых активных в правительстве. Поэтому, не считая нашей военной деятельности, Хизбалла также активна в политической, социальной и культурной сфере. У нас есть институты, играющие роль в обществе, и даже свои поэты, писатели, художники и музыканты.

Но СМИ до сих пор концентрируются сугубо на военных аспектах нашей активности, поскольку с 1982 года самым важным достижением Хизбаллы в данной сфере стал разгром израильских оккупантов – и это была первая очевидная победа арабов. Это было масштабное и великое свершение. Вот почему военным аспектам деятельности Хизбаллы уделяется столько внимания. Кром того, Хизбалла вошла в Сирию, чтобы сражаться против такфиристов и против проекта иностранного доминирования над всем регионом. Поэтому наша боевая активность приобрела такую сущностную значимость. Однако для Хизбаллы важны и другие направления ее деятельности, пусть они и не всегда адекватно освещаются в медиа.

- Когда я слушал вашу речь по случаю 40-летия победы Исламской Революции, я заметил, что вы упомянули некоторые проблемы с электроснабжением, от которых страдает ливанский народ. Когда мы время от времени приезжаем в Ливан, мы видим, что это весьма серьезная проблема, которая заботит всех ливанцев. Я слышал, что одной из виновниц этого является Саудовская Аравия. Пожалуйста, расскажите нам, что нужно, чтобы решить эту проблему в Ливане – потому что правительство не предпринимает ничего существенного. Что со своей стороны для этого делает Хизбалла?

- Этот вопрос у нас под контролем. Проблема не только лишь в Саудовской Аравии – главным виновником являются Соединенные Штаты. К примеру, кто препятствует сотрудничеству между ливанским правительством и Исламской Республикой Иран? Это США с их угрозами. Некоторые члены ливанского правительства боятся США и их санкций против Ливана. Ведь еще несколько нет назад из Ирана в Ливан приезжали делегации, которые предлагали нам свою помощь и свои займы. Но они запуганы американскими угрозами и санкциями. Это США блокируют данный процесс [кооперации между Ираном и Ливаном]. США не дают Ливану сотрудничать не только с Ираном, но также и с Россией и даже с Китаем. Например, ливанское правительство могло закупить вооружения и военную технику у России, но не сделало это, потому что Соединенные Штаты пригрозили ему: «Если вы будете покупать российское оружие, мы прекратим всю нашу помощь ливанской армии». У Китая также есть множество возможностей и желание сотрудничать с Ливаном. Но почему Ливан не открывает свои двери для Китая? Главная причина – угроза американских санкций.

Соединенные Штаты не угрожают Ливану военной интервенцией и не посылают к нам своих военных, поскольку знают: если они вторгнуться в Ливан, они не смогут оккупировать эту страну и установить над ней свой контроль. США прекрасно знают, что в таком случае в Ливане повторится то, что произошло с ними в Ираке – поскольку нечто подобное уже случилось с ними в Ливане в прошлом. Но теперь США прибегают к санкциям. И когда они начинают пугать банки санкциями, касающимися иностранной валюты и торговли, определенные партии трусят и сдают назад.

hezbollah Rahbar

В любом случае, присутствуя в правительстве, мы, наряду с другими его членами, пытаемся решить проблемы Ливана и ливанского народа по мере возможностей, которые есть у властей. Вплоть до сегодняшнего дня США всегда поддерживали Израиль на наших южных рубежах, не давая чувствующим израильскую угрозу ливанцам добывать там нефть и газ. Конечно же, со своей стороны мы также угрожаем им. Но те компании, которые туда приходят, хотят гарантий, а США наказывают любую компанию, которая посмеет прийти, чтобы заниматься добычей нефти и газа в нашем регионе и достигнуть в этом лидирующих позиций.

Тем самым, главная проблема – это Соединенные Штаты. Конечно, Саудовская Аравия тоже оказывает давление, чтобы с ливанским правительством никто не сотрудничал. К примеру, сегодня Ливану необходимо работать и взаимодействовать с Сирией, но те ливанские правительственные чиновники, которые тесно связаны с США и КСА, ничего для этого не делают, хотя этого требуют интересы Ливана.

- Ливан – это интересный пример для тех, кто думает, будто сотрудничество с Соединенными Штатами может решить эти проблемы, и иногда плачутся, что-де вот бы Исламская Республика восстановила свои отношения с правительством США, и это якобы стало бы для нее панацеей. Но вот у Ливана сегодня нет политических трений с США, и у них вроде как хорошие отношения, но получается, что главное препятствие для развития Ливана – это как раз Соединенные Штаты. Как-то раз я прочитал ваше высказывание: «Мы превосходим сионистов по трем параметрам». Один из них – сфера разведки и информации. Хотя говорят, что спецслужбы и системы сбора информации у сионистского режима – одни из самых продвинутых в мире.

Даже во времена царствования прежнего режима в Иране, когда они хотели организовать слежку на высшем уровне, они либо посылали агентов САВАК на оккупированные территории, либо привозили инструкторов из Израиля, чтобы они проводили в Иране курсы для охранки и совершенствовали ее шпионские способности. Учитывая сказанное, что вы можете сказать людям, испытывающим скепсис в отношении ваших высказываний?

- Я не помню, когда я говорил, что мы их превосходим. То есть я не помню, где именно и когда я произнес такие слова. Я сказал, что мы располагаем некоторой информацией о ситуации в Израиле, которая поможет нам победить его. Мы не можем утверждать, что превосходим Израиль в сфере разведки. Сегодня в Ливане деятельность американцев, европейцев и арабов у Израиля как на ладони. В техническом отношении они очень могущественны, их дроны летают в нашем небе – а у нас нет, увы, таких преимуществ. Но наша сила в том, что у нас есть об Израиле много информации, мы знаем все об их базах и казармах, сильных и уязвимых сторонах их армии и о ее возможностях. Мы можем собирать информацию такого рода разными способами. Для удара по врагу нам достаточно того объема информации, которая есть у нас сегодня – однако же некорректно говорить о каком-либо превосходстве.

- И я хотел бы задать вопрос, связанный именно с этим, а потом вы можете продолжить…

- То, что мы преуспели в психологической войне против врага и породили страх у людей по ту сторону фронта, подтверждает, что имевшаяся у меня информация, поступавшая через сводки новостей и специальные доклады, была правдивой и адекватной. Израильтяне были поражены: «Вау…как работает их разведка!».

- Существенный момент в военной конфронтации с сионистским режимом – это именно разведка и наблюдение за врагом, и важно использовать разведку в различных сферах – это нужно как для обороны, так и для планирования наступления на врага. Как много данных накопила Хизбалла на сегодняшний день в результате такого наблюдения?

- Мы располагаем превосходными и беспрецедентными возможностями для наблюдения и сбора информации. Хизбалла получает эту информацию разными методами. Самая важная для нас информация – это та, которая понадобится нам в случае будущей войны или конфронтации, или же если со стороны Израиля возникнет возможная угроза. Для сбора разведданных у нас есть прекрасные условия: ни одно движение и ни один шаг врага не остается вне поля нашего наблюдения. Мы получаем развединформацию обо всех приготовлениях врага – и публичными, и конфиденциальными методами. Но важно еще и уметь проанализировать собранные разведданные, то есть оценить и исследовать их, даже если они получены из открытых источников, и прийти к соответствующим выводам. Это очень важно.  

Преимущество Хизбаллы в том, что она всегда уделяла внимание идеологии, традициям, обычаям, слабым и сильным сторонам Израиля, равно как и идущим в нем процесса. Благодаря этому Хизбалла всегда в курсе того, что происходит с этим режимом: мы знаем, что они думают, что они любят или не любят, что способно задеть их и с какими проблемами они сталкиваются. Мы также знаем, какие политические, религиозные, партийные склоки раздирают этот режим изнутри, в чем суть разногласий между его ключевыми фигурами. Мы также изучаем возможности политического и военного руководства врага – и располагаем соответствующей информацией. Это в значительной степени повышает нашу мощь, помогая нам использовать самые разные стратегии в конфронтации с врагом.

Mleeta1

- На протяжении нашего интервью вы упоминали аятоллу Хаменеи по разным поводам. Я бы хотел расспросить вас об этом поподробнее, учитывая, что вы взаимодействуете с аятоллой Хаменеи вот уже почти 40 лет. Каковы, на ваш взгляд, его наиболее неординарные качества? Принимая во внимание, что вы, естественно, знакомы и с другими выдающимися людьми, что делает его особенным, единственным в своем роде?

- Ну, во-первых, что бы я ни сказал в ответ на этот вопрос, меня все равно могут обвинить в пристрастности, потому что я люблю этого человека. Поэтому могут сказать, что все сказанное мною о нем продиктовано этими чувствами. Но если отбросить в сторону эмоции и посмотреть на вопрос реалистично, по итогам длительного общения я могу сказать, что у Рахбара есть исключительные качества. Иногда, когда вы говорите о ком-то и перечисляете его положительные черты, некоторые из них оказываются абсолютно неординарными. Но Рахбар неординарен по множеству параметров. К примеру, он необычайно искренен в своем отношении к Аллаху, к Исламу, к мусульманам, к непривилегированным и угнетенным. Он готов преданно служить им. Возможно, это один из признаков, что он благословлен Самим Богом. Это очень глубокая, необычная искренность. И когда я говорю об этой искренности, я имею в виду не только искренность в частной жизни, чему я находил множество подтверждений. Его искренность коренится в самой его личности, проявляясь в его лидерстве и стиле управления, и она не имеет границ. Он всегда отдает предпочтение интересам Ислама и мусульман, общим интересам перед чем-либо еще.

Одна из самых выдающихся черт Рахбара – это его набожность и праведность. Это хорошо известный факт. Недавно посольства США в Багдаде и в других местах попытались очернить личность Рахбара. Но в силу своего идиотизма они начали делать акцент на том моменте, в который никто ни за что не поверить. К примеру, они распространили слухи, что личное состояние Рахбара составляет 200 млрд. $.

Одно из отличительных свойств Рахбара – это его личные моральные качества. Когда бы мы ни встречались, он вел себя очень скромно. Все ливанцы, кто бывал в Иране и встречался с Рахбаром приватно или публично, были поражены тем, как непритязательно и не заносчиво он себя ведет. Здесь в Ливане даже мелкие начальники маленьких муниципалитетов в маленьких населенных пунктам не ведут себя с такой скромностью, с какой Рахбар общается со своим народом и со своими посетителями.

У многих из нас возникало ощущение, что мы встречаемся не с Имамом, не с Лидером, не с сувереном, а с любящим, заботливым и привязанным к нам отцом. О его скромности, об его отеческой заботе я уже упоминал, говоря о том, что всякий раз, когда мы высказывали свои соображения, он резюмировал их словами: «Мое предложение таково…» – после чего просил нас самим оценить его. Это одно из свидетельств его скромности, доброты и отеческой опеки. Он по-отечески учил нас взрослеть, принимать собственные решения, он никогда не хотел ставить нас в неудобное положение, навязывать нам какое-то решение.

Другая его черта – это его глубокие знания в области политики и истории. Рахбар прекрасно знает наш регион, хотя наш регион и идущие в нем процессы очень сложны. Я имею в виду регион Западной Азии, которую также называют Ближним Востоком, и он включает себя, в частности, Сирию, Ливан, Палестину и, естественно, Ливан. Процессы в нашем регионе исключительно запутанны, и даже многие из наших местных политиков и мыслителей допускают ошибки в анализе ситуации. Между тем, аналитика Рахбара всегда была точной и взвешенной на протяжении всех последних 40 лет. Каждая позиция, которую он вырабатывал по поводу стран региона, была правильной – и при этом сами народы этих стран часто не могут понять, что у них происходит. Это – экстраординарное качество.

На мой взгляд, одна из его отличительных черт – это абсолютное упование на Всевышнего Аллаха. В этом он вовсе не подобен тем, кто выбирает путь эскапизма и только молится в уединении, или же кто преподает религиозные науки и утверждает, будто бы он полностью уповает на Аллаха. Реальным доказательством того, что он обладает этим качеством, служит то, что он стал Лидером, то есть взял на себя ответственность за руководство Исламской Республикой и всей уммой, за противостояние США и другим империалистам Земли, всем этим высокомерным правителям, за поддержку угнетенных и непривилегированных, за командование самыми сложными битвами – и он имеет право говорить, что уповает на Аллаха, ибо он и правда делает это. Вот в чем разница [между ним и вышеупомянутыми людьми]. Вот в чем заключается подлинная вера в Бога и способность пробудить ее в других: это значит не просто заявлять о своем уповании на Него, но и быть способным порождать его в сердцах и мыслях других людей, как это произошло с Хизбаллой в Ливане. Под сенью этого упования, которое нарастает в нас и становится все более осознанным, мы прикладывали усилия на пути Аллаха и одерживали победы. И именно благодаря этому упованию иранский народ и иранская молодежь выстояли перед [давлением] США и всеми вызовами, с которыми им пришлось столкнуться. Если бы сам Рахбар не достиг такого уровня упования на Аллаха, это чувство не передалось бы окружающим.

Rahbar Hezbollah

Что касается интеллектуальной сферы, то на сегодня в исламском мире есть мало мусульманских мыслителей. Есть разница между мыслителем и просто образованным человеком. У нас есть множество мусульманских ученых, которые написали много книг и прочитали много лекций, но среди них не так много мусульманских мыслителей, подобным мученику Мотаххари или мученику сейиду Бакиру Садру, которые были подлинными мыслителями исламского мира. Сегодня количество мусульманских мыслителей в мусульманском же мире тоже очень невелико. Нет никакого сомнения для тех, кто слушает выступления Рахбара, читает его книги, слушает его постановления и советы – особенно в месяц Рамадан, когда он встречается с разными группами людей – что он выдающийся мусульманский интеллектуальный лидер. Возможно, подобного ему сегодня нет во всем мусульманском мире. Ни один мусульманский интеллектуал на сегодня не сопоставим с ним.

Что же касается юриспруденции и фикха (исламского права), то, безусловно, научные достижения Рахбара и его статус в мире исламских ученых недооценены. Я не претендую на то, чтобы самому называть себя ученых, но я знаю множество знающих братьев, достигнувших статуса муджтахида и самих являющихся ученых, которые посещали уроки Рахбара по фикху, и дали мне крепкие гарантии, что он мастерски владеет предметом исламского права, и что его вердикты в области юриспруденции и фикхе в высшей степени компетентны. Когда кого-то объявляют авторитетным законоведом, это проверяется тестированием, исследованием, серьезными экзаменами – а вовсе не эмоциями, личной симпатией и чем-либо подобным.

Сегодня борьба продолжается. И кто возглавляет эту борьбу, обладая тем, что для этого требуется – то есть ученостью, знанием, способностью мыслить, реальными качествами эксперта в области политики, экономики, социума, культуры, военного дела и безопасности? Кто руководит борьбой, которая требует глубокой прозорливости и смелости? Кто-то может обладать прозорливостью, но в нем нет этой отваги и готовности пожертвовать всем – своей душой, жизнью, кровью. Какой еще лидер обладает всеми этими качествами? А ведь все они присущи Рахбару. Хотя, если кто-то действительно захочет ознакомиться с его выдающейся личностью, тот сможет многое узнать о нем.

- Вы упомянули о его смелости. На ваш взгляд, какое решение аятоллы Хаменеи по ситуации в нашем регионе было самым смелым?

- Вы знаете, что после событий 11 сентября в США Джордж Буш и американские неоконы попутали все берега. Они использовали гнев американского народа в качестве предлога для попрания любых законов и норм международного права. В тот день Джордж Буш объявил всему миру: или вы с нами, или против нас. Он послал американские войска в граничащие с Ираном страны. Мы не говорим сейчас о войсках США, дислоцированных, скажем, в Бразилии. Мы имеем в виду Афганистан, Ирак и прочие сопредельные Ирану страны, в том числе и делящие с ним водное пространство. Буш сделал это, чтобы продемонстрировать свою тупую и остервенелую враждебность.

Он пытался уничтожить всякого, кто посмел встать у него на пути. Многие в нашем регионе были в страхе и ужасе, поскольку думали, что США придут и возьмут его под контроль. Я помню, в то время журналисты писали статьи, в которых говорилось, что наш регион погрузится в эру американского доминирования на 200-300 лет, и что никто не сможет ничего противопоставить США и нанести им поражение. Кто тогда выступил против Соединенных Штатов? Рахбар. Этот шаг требовал не только исторической мудрости, знания политики, набожности или искренности. Он также требовал большой доли мужества. Рахбар выступил против единственной империалистической сверхдержавы в мире – разъяренной сверхдержавы, для которой не существует никаких правил и законов. А он выступил против них – причем не стоя смиренно, а активно атакуя их. Итого, единственный человек, кто возглавил битву против американского проекта в регионе в последние годы – это Рахбар.

- В ходе нашей беседы до интервью вы сказали, что решение о вхождении в Сирию также было смелым.

- Конечно! Нет сомнений, что все эти решения были смелыми. Но вы спросили меня о самом смелом решении. И да, самым смелым решением было решение выступить против разрушительного, неистового и абсолютно безумного торнадо в лице Соединенных Штатов, не приемля никаких компромиссов и подчинения, настроившись только на безоговорочную победу.

- Во время церемонии по случаю годовщины Исламской Революции вы ссылались на книгу «Поистине, победа придет к Палестине». Какие интересные моменты и ремарки из этой книги вам особенно запомнились?

Прежде всего, когда я получил эту книгу еще до утверждения ее финальной редакции, я прочитал ее тут же, за одну ночь. Книга пришла ко мне на закате. Всю ночь я читал ее с большим энтузиазмом. Вначале я прочел введение, написанное Рахбаром от руки. Оно было на арабском – а, как известно, у нас с персами один и тот же алфавит. Я был удивлен. Я знал, что Рахбар свободно владеет арабским, но этот текст поразил меня своим высоким уровнем, красноречием и экспрессией. Я не думаю, что сегодня какой-либо араб сможет написать такой же красивый и гармоничный текст на арабском. Это первое, что бросилось мне в глаза в самом начале книги.

Rahbar conference2

Точно так же, сказанное в этом введении, помимо языка и экспрессивности, по своему смыслу также было очень важно. Поскольку я услышал от одного нашего брата, доктора Азаршаба, такие слова: «Этот текст – то есть арабский текст – написан самим Рахбаром, а я внес в него лишь маленькие коррективы». Текст этой книги – это очень сильный и мощный образец арабской литературы и риторики. Многие арабские писатели – не ученые, а литераторы – не способны породить такой прекрасный текст.

Другая отличительная черта [этой книги] – это ясное и детальное изложение событий. Рахбар описывает эти события очень красиво, как что-то, что не ново для арабского мира, хотя может быть не знакомо иранцам – поскольку, конечно, есть еще и персидская версия этой книги. Я уже читал прежде некоторые книги Лидера, в том числе его мемуары; самые разные его книги. Но это был первый раз, когда я читал книгу, которую сам Рахбар написал именно на арабском, и в которой были приведены такие подробности. Это произвело на меня сильное впечатление. И, конечно, степень угнетения, боли, страдания и твердости [палестинского народа] благодаря Рахбару и другим братьям открылась людям. Но, в любом случае, он рассказывает о своих собственных воспоминаниях, а не о чужих, которые сейчас не являются предметом обсуждения. Очевидно, иранский народ, религиозные лидеры и руководители [Ирана и Сопротивления] и даже те, кто позже возложил на себя определенные обязанности, многим пожертвовали ради победы Исламской Революции.

- На каком языке вы общаетесь во время ваших встреч с Рахбаром?

- Я говорю на арабском, а он говорит на персидском. Но иногда в самом начале встречи он задает несколько вопросов на арабском. К примеру, на арабском он спрашивает, как наши дела, как поживают наши семьи и братья. Но затем он продолжает на фарси. Конечно, мы договорились об этом, еще когда он только стал Лидером, и даже еще когда он был президентом. Я же понимаю персидский. Но некоторые братья в нашей Шуре владеют персидским лишь в какой-то мере. Поэтому они обычно брали переводчика на встречи с Лидером. В самом начале он сказал, что мы можем доверять переводчику. На одной из встреч с Рахбаром, где присутствовали ливанские и некоторые иранские братья, он сказал: «С этого момента мы больше не будем прибегать к услугам переводчиков. Иранцы должны выучить арабский, чтобы понимать вас, а ливанцам стоит овладеть фарси, чтобы им не нужен был переводчик». С тех пор переводчик никогда не присутствовал ни на одном из наших совещаний с Рахбаром.

- Очевидно, что вы накопили множество воспоминаний о ваших встречах с Лидером. На этих встречах вы обсуждали вопросы войны и политики, на некоторые из которых вы пролили свет. Теперь, в конце нашей беседы мы попросим поделиться воспоминанием, которое является приятным и интересным лично для вас.

- (Смеется). Нужно хорошенько подумать, потому что их много, хороших воспоминаний (продолжает смеяться). Сложно остановиться на чем-то одном. Вы знаете, что в 90-е, то есть в 1997-98 гг. у нас был довольно непростой период: мы претерпевали многие тяготы, сталкиваясь с многими вызовами и угрозами. Мы были в очень трудном положении – и внутри Ливана, и в сфере международной политики, и в том, что касалось борьбы против Израиля и отношений с нашими соседями. Конечно же, в то время я был очень молод. Моя борода была черной-черной, без единого седого волоса, и то бремя, которое я взвалил на свои плечи, превышало мои силы. Иногда я ездил в Иран. И я сказал Рахбару: «О, наш Лидер! Что я вообще делаю?». Тогда Рахбар ответил: «Вы все еще очень молоды, ваша борода еще не поседела. Как же я тогда должен жаловаться на свою усталость, с моей-то седой бородой?». И добавил: «Это вполне естественно, когда человек сталкивается с вызовами, затруднениями и опасностями. Иногда они исходят от врагов, а иногда и от друзей. И нередко проблемы, порожденные друзьями, куда тягостнее, чем те, которые создали враги, и они причиняют больше боли. Да, мы очень ограниченны во многих возможностях. Порой человек морально устает и нуждается в ком-то, кто даст ему наставление, покажет направление, куда ему идти. Иногда человеку нужен просто тот, кто будет держать его за руку, тот, кто успокоит его, окажет ему духовную и моральную поддержку, вновь придав ему силу и уверенность в себе. Конечно, для любых наших нужд нам достаточно лишь Всемогущего Аллаха, и нам не нужен кто-либо еще, раз у нас есть Всевышний Аллах. Своей Милостью и Милосердием Всемогущий Аллах дозволил нам взывать к Нему и говорить с Ним в любое время и в любом месте».

Рахбар говорил все это тепло и искренне, без каких-либо формальностей. И вот что он сказал после этого: «Когда вы чувствуете себя усталым и истощенным, я советую вам сделать вот что. Уединитесь в отдельной комнате на 5-10 минут, или четверть часа, чтобы поговорить с Всевышним. Мы верим в то, что Бог присутствует везде, что Он все слышит, видит и знает, что Он способен на всякую вещь, что Он Щедр и Мудр. То есть Аллах может дать нам все, в чем мы нуждаемся. Поэтому пообщайтесь с Ним об этом. Нет никакой нужды читать лишь специальные дуа (мольбы) от Пророка (с) или Непорочных Имамов (мир им). Нет, говорите с Ним своим языком, изливайте Ему все, что накопилось на душе, на сердце, так, как вы разговариваете в вашей обычной жизни. Аллах услышит и увидит, Он – Милосердный, Добрый, Прощающий, Милостивый, Он – источник руководства и знания. И если Вы будете обращаться к Нему, он вселит в вас внутреннее спокойствие, уверенность в себе и силу. Он возьмет вас за руку и поведет вас. Я говорю это, исходя из собственного опыта. Попробуйте делать этои вы увидите результат».

Rahbar13

Я ответил ему, что, ин ша Аллах, я последую его совету. С тех пор я время от времени делал это и убедился, сколько благословения есть в наставлениях и руководстве Рахбара. Не важно, насколько велики трудности: если мы задействуем все имеющиеся у нас возможности, дверь великой Божественной Милости распахнется для нас. Это стало самой важной для нас вещью во время 33-дневной войны: я и мои братья периодически уединялись и просили Всевышнего Аллаха о руководстве, помощи, поддержке, укреплении наших сил и отваги. Всевышний Аллах так Милостив…

- Спасибо вам большое. В конце нашего интервью я прошу вас сказать несколько слов на фарси, обращенных к иранскому народу.

- Это непросто для меня. Я спокойно говорю на персидском во время наших закрытых встреч, но в СМИ я бы это делать поостерегся.

- Мы бесконечно благодарны вам за то, что вы уделили нам столько времени – несколько часов и вчера, и сегодня. Спасибо вам большое! Ин ша Аллах, это интервью станет источником благословения и вдохновения для иранского народа и для всей исламской уммы. Пусть Аллах дарует вам доброе здоровье; вы – гордость всех мусульман мира.

Khamenei.Ir

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5