• Речь сейида Али Хаменеи в День Арбаин 15 марта 1974 г.
    Речь сейида Али Хаменеи в День Арбаин 15 марта 1974 г.
    Арбаин – это точка сборки, это место встречи для всех шиитов мира на земле, которая хранит величественную память, земле мучеников, где расположены их могилы. Это особое место – Кербела, ибо душа каждого шиита – в Кербеле, а движима она духом Ашуры. В сердце тела шиизма пульс Ашуры ощущается особенно отчетливо. Где бы ни находился шиит, он предан делу Ашуры и Хусейна (мир ему). Это были искры, вылетавшие из этого священного и очищенного центра, и от них зажигались души и сердца, превращая людей в пули, поражавшие врагов в самое сердце.

  • Сейид Наср-Аллах в День мучеников:
    Сейид Наср-Аллах в День мучеников: "Мы будем добиваться своего, чего бы нам это ни стоило"
    "Мы наращиваем ракетную мощь Сопротивления, и ни санкции, ни угрозы не остановят нас в этом. Сдаться – значит распахнуть двери перед Израилем и его агрессией". Пройдясь по теме Газы, Израиля, Йемена и Хашукджи, лидер Хизбаллы жестко прокомментировал ситуацию с провисшим формированием правительства в Ливане. Он ответил всем – и Харири, и Джумблату, и "Ливанским силам" – избегая излишней дипломатичности.

  • В борьбе против ХАМАС палестинские власти слились в экстазе с США и Израилем
    В борьбе против ХАМАС палестинские власти слились в экстазе с США и Израилем
    На Западном берегу ХАМАС столкнулся с большими трудностями, обусловленными слаженными усилиями со стороны палестинских властей и Израиля, стремящихся не допустить закрепления ХАМАС в данном регионе. Особенно это касается финансовых транзакций – предназначены ли они для помощи семьям палестинцев, которые были ранены или убиты в ходе противостояния Израилю, или же для налаживания инфраструктуры организации.

  • В Ливане не все спокойно: Хизбаллу хотят втянуть в войну на два фронта?
    В Ливане не все спокойно: Хизбаллу хотят втянуть в войну на два фронта?
    Ситуация на границе между Ливаном и оккупированной Палестиной становится все более тревожной. С обеих сторон к границе стянуты войска: с одной стороны – израильские, с другой – силы ливанской армии и ЮНИФИЛ. Сионистские самолеты также были замечены в воздушном пространстве Ливана над Хасбайей и Фермами Шебаа. Хизбалла заявила, что если Израиль посмеет сунуться в Ливан, она войдет в Галилею. Сейид Наср-Аллах выразился лаконично: "Готовьте бомбоубежища".

  • Сионисты пытаются продавить новые санкции против Хизбаллы
    Сионисты пытаются продавить новые санкции против Хизбаллы
    Cкандал по поводу якобы найденных «туннелей Хизбаллы», ведущих из Ливана на оккупированные территории, сионисты пытаются использовать как предлог для осуществления политического и экономического давления на Сопротивление.

  • Ирландия солидаризируется с Палестиной
    Ирландия солидаризируется с Палестиной
    Верхняя палата парламента Ирландии одобрила закон, криминализирующий импорт и продажу товаров, произведенных в незаконных сионистских поселениях, расположенных на оккупированных палестинских землях.

Сейид Мухаммад Хади Наср-Аллах, рядовой мученик Сопротивления

18 января 2018

SHN Hadi2

Холодным утром в среду, 19 января 1979 года, в ливанской деревне Базурийя родился сейид Мухаммад Хади Наср-Аллах. Его молодой отец с нежностью взял своего первенца на руки и прочитал ему на ухо азан и икаму [призыв к молитве, который также читается на ухо новорожденным мусульманам]. Новорожденного покрыли капельки росы, а запах его тела смешивался с дуновением бриза на рассвете, когда он появился на свет на вершине горы Ар-Рафи. Через 17 лет он ушел на Небеса.

С ранних детских лет в нем проявились такие черты, как искренность, стойкость, жизнерадостность, доброта, мягкость, готовность помочь людям. Он всегда был хорошим и верным другом для своих братьев Мухаммада Джавада и Мухаммада Али, равно как и для своей сестры Зейнаб. Когда Мухаммаду Хади было 4 года, он пошел в школу, и сначала учился в школе «Ан-Насер», а затем – в «Ар-Расуль аль-А‘зам (с)» в городе Баальбеке, расположенном в долине Бекаа. После того, как семья сейида Наср-Аллаха переехала в Бейрут, сейид Хади продолжил учебу в управляемом Хизбаллой образовательном центре «Аль-Мустафа». Когда он учился в третьем классе старшей школы, и ему было не более 15 лет, с согласия своих родителей он временно приостановил учебу, чтобы присоединиться к рядам бойцов исламского Сопротивления.

Участие в деятельности Сопротивления

Членство в Хизбалле предполагает определенный отбор, в ходе которого за кандидатом в ее ряды наблюдают. Все это относилось и к таким людям, как Хади Наср-Аллах, который был сыном самого сейида Хасана Наср-Аллаха. Офицеры службы безопасности Хизбаллы навели о нем справки и решили составить на него досье. [В ответ на их вопосы] он ответил с улыбкой: «Я сын сейида Хасана Наср-Аллаха». Ему ответили: «Это не важно. Напишите о себе всю вашу личную информацию». Тогда Хади Наср-Аллах пошел к отцу и спросил его: «Папа, это ты распорядился, чтобы они допросили меня, и чтобы у меня не получилось присоединиться к ним?». Сейид Наср-Аллах парировал: «Такова система Сопротивления, и мы должны подчиняться ее правилам». Таким образом сейида Хади Наср-Аллаха заставили написать о себе 14 страниц.

После того, как его взяли в ряды Сопротивления, где он участвовал в сражениях, он сконцентрировался на тренировках и военной подготовке в районе таких высот, как гора Сафи, Аль-Лавизе и Млита. Всякий раз, когда она возвращался в город к себе домой, он не мог оставаться там более двух-трех дней, ибо не выносил разлуки с друзьями и боевыми товарищами. И он компенсировал тоску по ним, заключив брак с дочерью шейха Али Хатуна. В тот период, когда они были помолвлены, он стремился, чтобы его избранница стала образцом для женщин. При этом сам сейид Хади был бойцом, участвовавшим в таких сражениях, что он мог стать мучеником в любой момент. Он пытался морально подготовить свою жену к этому, и однажды его усилия принесли конкретные плоды.

Последние проводы

Последние проводы Хади были не такими, как обычно. Его мама рассказала: «Хади был очень тих и спокоен, а на его лице была чуть заметная улыбка, словно он что-то скрывает от меня. Когда мне сказали, что Хади пропал вместе с тремя другими бойцами, я положилась на волю Аллаха. Я доверилась Аллаху и перепоручила все Ему». Как она отреагировала, узнав, что его тело находится у сионистов? «Его тело ничем не отличается от тел других мучеников Сопротивления. Между ними нет разницы. Я такая же мать, как матери мучеников. В новостях я услышала, что враг в обмен на тело моего сына требует тела сионистских солдат, убитых в ходе их провалившихся операций в Ансарийи в Ливане. Они, вероятно, сошли с ума. Они должны отдать нам тела всех мучеников и освободить заключенных. Мы не примем лишь одно тело и не откликнемся на это возмутительное предложение оккупантов».   

Обстоятельства мученической смерти

12 сентября 1997 года три бойца Хизбаллы атаковали солдат израильской армии около базы сионистов на горе Ар-Рафи в оккупированной провинции Иклим ат-Туффах и пали в бою мучениками. Их тела попали в руки к израильским оккупационным силам. Израильское телевидение, еще не располагавшее информацией о личностях этих троих бойцов, растиражировало их посмертные фотографии. Очень быстро выяснилось, что один из них – сейид Хади Наср-Аллах, сын сейида Хасана Наср-Аллаха, генерального секретаря Хизбаллы.

В ливанском обществе эта новость произвела эффект разорвавшейся бомбы, приведя к тектоническим сдвигам. В истории Ливана – как во время гражданской войны, так и в ходе противостояния израильской агрессии – еще не случалось такого, чтобы сын лидера какой-либо из политических партий или вооруженных групп погибал на войне. И этот эпизод вызвал волну одобрения, воодушевления и уважения к генеральному секретарю Хизбаллы в среде религиозных ливанцев – де-факто этот инцидент произвел впечатление на всех жителей Ливана вне зависимости от их конфессиональной принадлежности. Глава Ливана посетил сейида Хасан Наср-Аллаха, поздравив его со столь почетной смертью его сына и принеся свои соболезнования. Также он выразил генеральному секретарю Хизбаллы свою признательность и уважение, восхищаясь его непреклонностью и искренностью. Рост симпатий и уважения к Хизбалле не ограничился Ливаном, и даже такие люди, как саудовский наследный принц Абдалла бин Абдул-Азиз Аль Сауд, впервые за всю историю Хизбаллы публично принесли свои соболезнования генеральному секретарю Хизбаллы, тем самым, встав на сторону исламского Сопротивления.

Followers of the Pure