• Видеообращение Верховного Лидера сейида Али Хаменеи по случаю Дня аль-Кудс
    Видеообращение Верховного Лидера сейида Али Хаменеи по случаю Дня аль-Кудс
    Исламская Революция в Иране открыла новую страницу в борьбе за Палестину, цель которой – освобождение всей ее территории от реки до моря, и репатриация всех палестинцев на родину. Палестинская молодежь, ХАМАС и "Исламский джихад" в Палестине и Хизбалла в Ливане, жаждет защиты своего достоинства. Мир не забудет день, когда сионистская армия прорвалась через границы Ливана и продвинулась до Бейрута, и день, когда убийца Ариэль Шарон устроил бойню в Сабре и Шатиле, и день, когда эта армия под шквалом ударов Хизбаллы была вынуждена, понеся огромные потери, отступить от границ Ливана и умолять о перемирии. И совсем неважно, что какое-то европейское правительство признало незаконным движение Хизбалла. Незаконным является такой режим, как американский, который породил ИГИЛ...

  • Сейид Наср-Аллах в День аль-Кудс:
    Сейид Наср-Аллах в День аль-Кудс: "Наш основной конфликт – с США"
    Лидер Хизбаллы говорил об исторической позиции ученых исламского мира по израильской оккупации, о "сделке века" и ее обреченности на неуспех, о предательстве арабских режимов и о провале американо-израильского плана в Сирии, Йемене, Ираке и Иране. По его словам, монархии Залива ведут по отношению к Аль-Кудсу такую же предательскую политику, как и шах Ирана, но их собственные народы не поддерживают нормализацию с сионистским режимом. Он подчеркнул, что палестинцам ни в коем случае нельзя идти на уступки израильскому врагу и примирение с ним – тем более, что он терпит поражение за поражением на всех фронтах.

  • Аль-Кудс и свобода человечества: о расистской сущности сионизма
    Аль-Кудс и свобода человечества: о расистской сущности сионизма
    Сионизм – это культ, опирающийся на расизм и кровь, пишущий историю кровью, и начавшийся с пролития крови. История побед монотеистов не связана с новыми землями, с приумножением материальных благ, с властью и правлением, с предпочтением оружия миру. Она связана со свободой, с освобождением. В этой истории Аль-Кудс – это проявление свободы. Свободы человека, свободы религии, свободы пророков, свободы, которая без препятствий позволяет служить Аллаху. Свободы, которая не допускает того, чтобы кто-то был рабом раба, как сказано в хадисе Имама Али (а): "Не будь чьим-либо рабом, ибо Аллах сделал тебя свободным".

  • Коронавирус добил йеменскую систему здравоохранения
    Коронавирус добил йеменскую систему здравоохранения
    Ситуация крайне тревожная, все говорит о том, что система здравоохранения фактически рухнула. Медицинским работникам приходится отказывать людям в помощи, потому что им не хватает медикаментов, медицинского кислорода или достаточного количества средств индивидуальной защиты.

  • Ливан отметил 20-ую годовщину освобождения от сионистской оккупации
    Ливан отметил 20-ую годовщину освобождения от сионистской оккупации
    После того, как в ночь с 23 на 24 мая 2000 года последний израильский конвой пересек границу, и граждане Ливана (в первую очередь, его южной части) с радостью смогли констатировать долгожданное окончание 18-летней сионистской оккупации. С годовщиной победы ливанцев поздравили многие известные политики и члены Оси Сопротивления.

  • Активизация сионистских поселенцев: присвоение земель и воровство воды
    Активизация сионистских поселенцев: присвоение земель и воровство воды
    Сионистский режим активизировал свою антипалестинскую деятельность. На оккупированном ЗБРИ продолжается процесс захвата палестинских земель, в котором принимают участие незаконные поселенцы, действующие под прикрытием сионистских военных. Одновременно, сионисты лишают палестинцев воды.

Ускользающий от САВАК: становление сейида Хаменеи как революционера

02 апреля 2020

Rahbar young13

Несмотря на переполох с коронавирусом, канал «Аль-Манар» продолжил показ документального фильма Аймана Загиба «Хаменеи. История создает историю», новые серии которого выходят по вторникам в 21.30 по бейрутскому времени. Широко известно изречение Рахбара, ставшего главным героем этого сериала: «Я не дипломат, я – революционер». Третья и четвертая серии фильма были посвящены именно становлению сейида Хаменеи как революционера и проповедника, выступавшего в разных провинциях Ирана в качестве одного из представителей имама Хомейни, несмотря на перманентную слежку и запреты со стороны шахской охранки – САВАК.

Сейид Хаменеи проявил свою стойкость еще во время беспощадно разгромленного восстания 15 хордада, когда монархия пролила кровь религиозных студентов из медресе Фейзийе: многие из них были схвачены, избиты, брошены в тюрьмы, а некоторые – бессудно убиты. Это произошло в 1342 году по солнечной хиджре – 5 июня 1963 года по нашему календарю, а по лунной хиджре – в траурный месяц Мухаррам. Именно это восстание стало отправной точкой для движения, которое прошло длинный путь и в 1979 году совершило Исламскую Революцию, свергнув шахскую власть.

Утром 15 хордада шахские силовые органы осуществили рейд на дом имама Хомейни в Куме. Имам был арестован и брошен в тюрьму за его смелые речи против шаха, приуроченные к только что прошедшей Ашуре. Сторонники имама Хомейни вышли на улицы, протестуя против его ареста. Сейид Хаменеи до конца оставался в стенах медресе Фейзие, пока лично имам Хомейни не приказал ему и его товарищам покинуть эту осажденную крепость, на которую САВАК обрушил всю свою репрессивную мощь.

Этим кровавым событиям предшествовал ряд инициатив со стороны шаха. Так, в 1962 году были внесены изменения в электоральное законодательство, и имам Хомейни заявил о своем протесте против нового закона о выборах – вплоть до того, что шаху пришлось вернуть этот закон премьеру на доработку.

Еще в 1949 году имам Хомейни написал свой знаменитый труд «Раскрытие тайн» (Кашф аль-асрар). Еще там он сформулировал эту идею: необходимо свергнуть монархию и учредить исламское правление. Уже там он разъяснил основы будущего устройства Исламской Республики.

Меж тем, имам вместе со сторонниками стали базироваться в медресе Ходжатийе. Там в 1964 году имам Хомейни создал секретную рабочую группу, которая стала известна как «Общество одиннадцати»: туда входили Али Мешкини, Хосейн Али Монтазери, Абдуррахим Раббани Ширази, Мохаммад Таги Мисбах-Язди, Ахмад Азари Кумми, Али Куддуси, Мехди Хаери Техрани, Али Акбар Хашеми-Рафсанджани, Ибрахим Амини и двое братьев Хаменеи сейид Мохаммад и сейид Али, будущий Рахбар. По данным сайта Iran1979, эти близкие к имаму Хомейни люди все были преподавателями исламских дисциплин, имеющими статус ходжатольислама или аятоллы, и обсуждали они реформу шиитского религиозного образования, политику и методы подпольной революционной борьбы.

«Общество одиннадцати» проводило свои тайные собрания в мавзолее Фатимы Маасумы (мир ей). Окружающие называли участников этого общества «хомейнистами». По воспоминаниям сейида Али Хаменеи, у них «было мало возможностей и мало денег» - вплоть до того, что имам Хомейни жертвовал на нужды группы личные средства. Общество соблюдало жесткую секретность и подчинялась суровой внутренней дисциплине. Тем не менее, САВАК «держал руку на пульсе», и без арестов и тюрем в перспективе не обошлось.

В 1963 году премьер-министр Амир Асадалла Алям обнародовал новый закон о выборах. Противостояние между шахом и факихами (шиитскими законоведами) накалялось. С подачи Вашингтона и по прямым американским методичками шах проводил в стране т.н. «белую революцию», революцию сверху, реформы, обернувшиеся бедствиями для крестьянства и неограниченными полномочиями для американцев внутри Ирана: военные США хозяйничали там по полной, как им вздумается. Естественно, имам Хомейни активно и открыто выступал против всего этого. Понятно, что он и близкие к нему люди, включая «общество одиннадцати», быстро попали в разработку САВАК.

Во время тех самых событий 15 хордада сейид Али Хаменеи решил посетить траурные шиитские мероприятия с участием аятоллы Голпайгани, проходившие в медресе Фейзийе. Когда религиозные студенты (талабе) выходили после их окончания, на улице уже стоял дым коромыслом: на выходе их поджидала охранка САВАК, которая принялась массово хватать и избивать талабе. Сейид Хаменеи и его друзья побежали в дом имама Хомейни, который укрыл их там.

Приближалось время молитвы, и имам Хомейни запретил им запирать двери, несмотря на опасность рейда САВАК. Он хотел, чтобы люди, шедшие со стороны центральной площади и мавзолея Фатимы Маасумы (мир ей), могли посетить его собрание и послушать его хутбу (проповедь). Многие спрятавшиеся у него талабе были взволнованы – некоторые даже принялись плакать. Имам Хомейни жестко одернул их: «Что вы рыдаете? Это война, а на войне такое случается! На войне случается и тюрьма, и смерть».

Пристыженные талабе прекратили плакать и бояться, а будущий Рахбар с тех пор выработал для себя формулу самоидентификации: «Я – участник Сопротивления!». И он с гордостью пронес эту формулу сквозь всю свою жизнь.  

Imam Khomeini22

После разгрома Фейзийе имам Хомейни объявил о том, что исламские святыни и ученые в Иране находятся в опасности. С тех пор началась активная подпольная революционная работа. Имам Хомейни направил своих представителей в разные концы Ирана, и в их числе был и сейид Али Хаменеи. Первую фетву имама Хомейни он огласил в мавзолее Фатимы Маасумы (мир ей). Кум, Тегеран, Шираз, Мешхед – он курсировал между городами, находясь под неусыпным наблюдением САВАК, уже имея к тому моменту опыт задержания. Спустя 4 года после начала его активной деятельности охранка вновь схватила его, почуяв, что с началом месяца Рамадан его выступления будут собирать все большую аудиторию.

В 1964 году 25-летний сейид Хаменеи отправился со своей миссией в суннитский по преимуществу регион – Систан и Белуджистан, где остановился в Занджане, в доме шейха Мохаммада Касрани. 15 рамадана сейида Хаменеи забрали в САВАК, после чего этапировали самолетом из Захедана в Тегеран, где посадили в специальную тюрьму для политических заключенных.

После освобождения сейида Али из тюрьмы вместе с отцом он отправился в Кум, а затем вернулся в родной Мешхед, где сделал перерыв в своих бесконечных разъездах по Ирану. Ему было 28 лет, и он решил жениться. Его избранницей стала 17-летняя Мансуре Ходжасте: изо всех невест лишь она не возражала против его политической деятельности и была готова разделить такую опасную, но захватывающую судьбу человека, жизнь которого оказалась необыкновенной. Для большинства же девушек это было проблемой.

Сразу же пошли один за другим дети: сыновья Мустафа, Масуд, Мейсам, и две дочери – Бушра и Худа; в отличие от сегодняшнего Ирана, тогда в семьях обычно было много детей. Но будущий Рахбар не ушел с головой лишь в радости семейной жизни – он продолжал свою борьбу. И когда имама Хомейни выслали в Турцию, сейид Хаменеи вновь возложил на себя обязанность быть его представителем. В течение 13-14 лет, вплоть до 1978 года, будущий Рахбар активно помогал имаму Хомейни в его антимонархической революционной борьбе.

Так, сейид Али Хаменеи неустанно преподавал толкование (тафсир) Священного Корана в самых разных местах, где только предоставлялась такая возможность. Конечно же, в своих уроках он затрагивал вопросы политики, которые в исламской религии тесно переплетены с сугубо религиозными вопросами. Первый свой урок он провел на базаре Саршур – для торговцев. Он преподавал тафсир на рынках, в медресе Мирзы Джафара, в мечети Хасана Муджтабы (мир ему), в частных домах. Их активно посещали студенты – как светских университетов, так и религиозных семинарий.

В мечети Хасана Муджтабы (мир ему) сейид Хаменеи стал имамом коллективного намаза. Группы, где он преподавал, были маленькими – по 5-6 человек. За 2-3 месяца они проходили у него полный курс обучения. После этого он быстро обосновывался в другом месте и набирал новую группу там – все это делалось, чтобы САВАК не смог отследить его перемещения. Но САВАК не дремал, и в 1973 году он запретил сейиду Хаменеи давать уроки тафсира.

Но уже через 4 месяца он возобновил свои уроки – на этот раз уже в мечети Карамат, расположенной прямо рядом с мавзолейным комплексом Имама Резы (мир ему). Сейид Хаменеи работал там день и ночь – один раз он неотлучно провел в мечети 7 дней и 6 ночей. В 1976 году САВАК запретил ему вход в эту мечеть. И будущий Рахбар…вернулся в мечеть Хасана Муджтабы (мир ему)! И, поскольку ему было официально запрещено давать там уроки Священного Корана, он продолжил преподавать там тафсир – но уже «Пути красноречия» (Нахдж аль-балага) Имама Али (мир ему)!

А в мечети Ибдаль Хан он преподавал книгу «Наша философия» мученика сейида Мухаммада Бакира ас-Садра, прославленного иракского шиитского философа, богослова и экономиста. По воспоминаниям его учеников, на самом деле сейид Хаменеи на своих уроках говорил о политике. САВАК выследил его и там – и сейид Хаменеи перенес уроки в частные дома. Причем он три раза менял места, где он давал эти уроки.

САВАК, конечно же, заметил, что студенты и талабе подозрительно часто массово собираются по определенным адресам. Сейид Хаменеи был удивительным человеком, который первым озвучивал идеи имама Хомейни в Мешхеде. Он стал ездить и давать уроки по всей провинции Хорасан. На своей машине он стал выезжать и за пределы Хорасана – в Кум, Исфахан, Занджан, Язд, Керман. Будучи истинным пассионарием, он проводил в этих разъездах все священные месяцы Мухаррам, Сафар и Рамадан, когда шииты активно собираются на массовые религиозные мероприятия. То же самое делали аятолла Бехешти и все остальные участники «Общества одиннадцати».

Rahbar young14

Помимо преподавания религиозных дисциплин, за которым была замаскирована революционная работа, сейид Али Хаменеи занимался переводами. Они также были тесно связаны с политической тематикой – так, будущий Рахбар перевел на фарси знаменитый труд египетского мыслителя Сейида Кутба «Вехи».

САВАК не мог мириться с такой активностью и выдал ордер на арест сейида Хаменеи. Он не намерен был сдаваться охранке, а потому ушел в бега, укрывшись в 100 км от Мешхеда, в деревне Ахляманд, в частном деревянном доме с живописной верандой, откуда открывался великолепный вид на бурлящую горную речку. Сидя на этой веранде вечерами, он продолжал читать, писать, переводить. Там он прятался несколько дней, а потом в деревню нагрянул САВАК. И тогда сейид Хаменеи спешно переместился в близлежащий Шандиз

К тому моменту сейид Хаменеи уже был официальным представителем имама Хомейни и в деле разъяснения вопросов Шариата, уполномоченным собирать хумс – налог, который платят состоятельные шииты на нужды всей общины. Вместе с другими представителями они собирали архив имама Хомейни и распространяли записи его выступлений на кассетах, которые по всей стране люди слушали в магнитофонах. Особенной популярностью пользовалась его страстная речь о Единобожии как основе противостояния любой тирании и любому неправедному режиму (тагут)…

Борьба накалялась, и сейид Хаменеи зарекомендовал себя в ней как несгибаемого и изобретательного борца, прошедшего через активную разработку, слежку и тюрьму...