• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Пятничная речь Сейида была посвящена внутриливанской ситуации и опровержению инсинуаций в адрес Хизбаллы. Так, он упомянул о масштабной кампании по блокировке сайтов Сопротивления в регионе по запросу американской администрации. Параллельно США организовали вбросы в СМИ, содержащие в себе поклепы на Хизбаллу. Все это лидер Партии Аллаха счел нужным прокомментировать – а это тема американской помощи Ливанской Армии, тема формирования правительства, которое якобы саботируют Ливан и Хизбалла, тема бензинового кризиса и тема отношений с друзьями и недругами внутри Ливана.

  • 15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    Южный Ливан, на который в 2006-м пришелся основной удар. Чувство свободы – бездонной, подлинной, эйфорической. Я словно провалилась в иное измерение, где нет чиновников с их маразматической бюрократией, нет глупого церемониала из вековых обычаев и предрассудков, нет пованивающего трупной гнильцой купипродайского цинизма – где правят бал простые, природные понятия свободного человека. Такие места – как черная бездна, как запах свежего и терпкого хвойного воздуха. Горные серпантины, вольный морской воздух, отзывчивые и приветливые люди, не утратившие эмпатии и открытости – эта страна словно создана, чтобы рождать героев, и не случайно имам Муса Садр и Мустафа Чамран были пленены этим пространством, что бросили все ради него – я и на себе прочувствовала силу этого иррационального притяжения, такого же мощного, как любовная тяга.

  • Общий ущерб от майской сионистской агрессии против Газы составил 479 млн. $
    Общий ущерб от майской сионистской агрессии против Газы составил 479 млн. $
    Самыми пострадавшими от агрессии сферами жизни эксперты ООН, ЕС и Всемирного банка признали жилищную сферу, здравоохранение, образование и сферу социальной защиты. Косвенным последствием израильской агрессии стало серьезное сокращение рабочих мест. По оценкам ООН, 250 тысяч человек все еще не имеют постоянного доступа к водопроводной воде, а 185 тысяч используют небезопасные источники воды или покупают за большую цену воду в бутылках. Функционирование критически важного сельскохозяйственного сектора — основного производителя продуктов питания и доходов в Газе — находится под угрозой, в том числе и в нынешний посевной сезон.

  • Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Спустя 10 лет после начала народного восстания в Бахрейне режим в Манаме решил положить конец политической активности в стране, распустив все политические движения и ликвидировав источники их финансирования под надуманными предлогами. Этот подход режим опробовал на все политических движениях, начиная с Общества исламского действия ("Амаль"), затем перейдя к разгрому главного оппозиционного блока – Национального исламского общества "Аль-Вефак", и заканчивая Обществом национального демократического действия "Ваад", которое было распущено 31 мая 2017 г.

  • Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Замглавы генштаба ЦАХАЛа Эяль Замир признал, что израильская военная машина располагает минимальными человеческими ресурсами, чтобы противостоять более сложным и масштабным угрозам, нежели те, с которыми она сталкивалась в последние годы. А бывший глава сионистского генштаба Гади Айзенкот упомянул о том, что у Хизбаллы на вооружении уже более 150 тысяч ракет, угрожающих сионистскому оккупационному режиму.

Рожденный в семье религиозных ученых: где и у кого аятолла Хаменеи получал исламские знания?

14 марта 2020

Rahbar young scholar

Канал «Аль-Манар» продолжает показ 8-серийного документального фильма Аймана Загиба «Хаменеи. История создает историю». Вторая серия фильма была посвящена тому, где и как аятолла Хаменеи изучал исламские дисциплины, что в итоге позволило ему стать высшим экспертом в сфере мусульманского богословия и права (фикх). Тема эта очень важна, учитывая, сколько инсинуаций запустили о «некомпетентности» аятоллы Хаменеи в этой области – ведь противники системы вилаят аль-факих не устают твердить, что он якобы не получил соответствующей квалификации, и что степень муджтахида ему экстренно присвоили уже в процессе избрания его Рахбаром.

Родившись в семье исламского ученого и дочери известного шиитского богослова, учившегося у знаменитого иракского аятоллы Абулкасима аль-Хои, сейид Али Хаменеи избрал эту стезю уже в детстве. По воспоминаниям будущего Рахбара, в родительской семье было восемь детей – трое дочерей от первой жены его отца, рано ушедшей из жизни, и пятеро от последующей, второй жены, среди которых был сам сейид Али. В фильме реконструируется аскетичный и очень традиционный интерьер их дома в Мешхеде – внутренний двор с маленьким бассейном, скромная кухня, комнаты – общей площадью всего в 70 квадратных метров.

Именно здесь началось исламское образование сейида Али Хаменеи – его первым учителем стал сам отец. Помимо сейида Али, у отца также получали знания братья Рахбара сейид Мухаммад и сейид Хади. Но поскольку на момент рождения сейида Хаменеи ему было уже 45 лет, и когда сейид Али достиг сознательного возраста, отец его был уже в возрасте довольно преклонном – к тому же, он был политически активен и навлек на себя негативное внимание со стороны шахской охранки САВАК. В силу комплекса факторов достаточно быстро учителем мальчика стал его старший брат сейид Мухаммад.

В обучении будущего Рахбара также принимала активное участие его мама Хадиджа – также, кстати, работавшая, трудясь на дому швеей. Она учила его арабскому языку и чтению Священного Корана, и, как вспоминает аятолла Хаменеи, у нее был красивый голос. Мама также рассказывала детям историю Пророков – Мухаммада (с), Ибрахима, Мусы (мир им). Она была образованной женщиной, которая, помимо родного фарси, прекрасно говорила на азербайджанском и арабском. У них вообще была очень интересная семья – отец был тюркоязычным азербайджанцем, а мама – фарсоязычной персиянкой, имевшей к тому же ливанские корни; оба родителя были сейидами. Тем самым, в Рахбаре смешалась кровь ключевых народов исламской уммы.

Досадной помехой в учебе для мальчика из небогатой семьи стало плохое зрение, которое с годами неуклонно ухудшалось – а в шахском Иране из-за дефицита ему никак не могли подобрать подходящие очки. Окончательно миопия будущего сейида Хаменеи прогрессировала в шахской тюрьме, где она достигла минус пяти. До победы Революции он так и не смог подобрать себе подходящие очки, и те, что он носил прежде, не вполне соответствовали степени его близорукости. Несмотря на этот неприятный фактор, он без конца читал и учился, учился и читал – и исламские религиозные книги, и художественную, и научную литературу.

Первая школа сейида Али располагалась близ рынка Саршур. Это была единственная на тот момент исламская школа в Мешхеде, и потому классы в ней были переполнены, вмещая в себя по 30-40 учеников.

Обучение в этой школе стало начальной точкой отсчета в исламском образовании будущего Рахбара, которое предполагает обучение на трех этапах – мукаддамат, ас-сутух и дарс аль-харидж. На уровне мукаддамат, занимающем обычно 4 года, учащиеся постигают основы арабской лексики и грамматики, а также изучают Священный Коран. На следующей ступени, где учатся в среднем 5 лет, начинается преподавание исламского права (фикх), его основ, источников и методологии (усуль аль-фикх). Дальше начинается дарс аль-харидж, когда ученики (талабе) изучают исламское право с полной системой доводов и обоснований из Корана и Сунны у какого-либо ученого или чаще нескольких ученых, являющихся муджтахидами – высшими экспертами в сфере исламского права. Это занимает порядка 20 лет.

Сейид Али Хаменеи был очень способным талабе. Начав учиться исламским наукам в 13 лет в школе Сулейманийя, обучение на первом этапе (мукаддамат) он завершил за 3 года вместо положенных четырех. Затем в возрасте 16 лет он отправился в крупнейшую в Мешхеде школу Нуваб, где учился у собственного отца по десяти книгам. Но ключевой труд по исламскому праву, обязательный к изучению для всех, кто хочет стать шиитским муджтахидом – «Шарх аль-Люм‘а» – он штудировал уже под руководством своего брата Мухаммада. На все это у будущего Рахбара ушло примерно 3,5 года. Затем, уже 19-летний, он перешел на новый этап – дарс аль-харидж. Его учителями стали аятолла Хади Милани, у которого он учился 2,5 года, а также Мирза Джавад Техрани, преподававший ему философию.

Rahbar father2

В этот период сейид Али Хаменеи совершил паломничество (зиярат) в иракский Наджаф вместе со своей матерью. Этот издревле известный центр шиитских знаний поразил его воображение – тем более, что там преподавали такие знаменитые муджтахиды, как аятолла Абулкасим аль-Хои и аятолла сейид Мухаммад аль-Хаким. Сейид Али буквально загорелся идеей продолжить свою учебу там, но по семейным обстоятельствам, в связи с преклонным возрастом и нездоровьем отца, он остался в Иране. Аятолла Хади Милани выдал ему официальное разрешение (иджаза) на преподавание исламских дисциплин, после чего сейид Али Хаменеи обосновался в Куме, где продолжил свою учебу.

В 1958 году он поступил в знаменитое кумское медресе Ходжатийе, расположенное на центральной площади города и вплотную прилегающее к гробнице Фатимы Маасумы (мир ей). Там сейид Али Хаменеи учился у таких знаменитых шиитских богословов, как аятолла Боруджерди, аятолла Голпайгани, аятолла Шариатмодари, аятолла Хаери, аятолла Дамад и, наконец, аятолла Хомейни. Последний особенно покорил молодого сейида Али, который, помимо исламского права, также изучал философию у Мухаммада Хусейна Табатабаи.

Вдохновленный харизмой и идеями учителя, сейид Али Хаменеи стал посещать мечеть Салмаси, где собиралась пассионарная политизированная молодежь, которую привлекали уроки имама Хомейни. Большую же часть оставшегося времени будущий Рахбар проводил в библиотеке. Обучение на этапе дарс аль-харидж у него заняло порядка 15 лет.