• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Полный текст речи сейида Хасана Наср-Аллаха в день Ашуры 2021 года
    Полный текст речи сейида Хасана Наср-Аллаха в день Ашуры 2021 года
    Послание Имама Хусейна (мир ему) и Ашуры сегодня заключается в том, чтобы быть на стороне угнетенного палестинского народа, на стороне блокадной Газы и Западного берега, на стороне тысяч узников, томящихся в тюрьмах. В день Ашуры вполне естественно заявить о своем противостоянии американскому гегемонистическому проекту. США наполняют современный мир самыми мерзкими и уродливыми смыслами. Суверенитет в этом регионе должен принадлежать его народам и государствам. Богатства нашего региона, его воды, его нефть, его газ, его природные ресурсы, его территории и все, что в нем имеется, должны быть исключительно в руках народов и правительств этого региона, и ни в какой форме американцы или кто-либо еще не должны контролировать их, распоряжаться ими и присваивать их.

  • "Мальчики-басиджи": Священная Оборона Ирана как кузница особого человеческого типа
    Священная Оборона Ирана против агрессии Саддама оставила за собой целый культурный пласт в виде памяти о павших героев, воспоминаний ветеранов, биографий мучеников художественной литературы и фильмов. Но главное, что осталось после той войны – это поколение, вернувшееся с фронта, поколение особых людей, неповторимое и бесценное. Этим людям, многие из которых отправились на войну в 14-15 лет, не так-то много лет – около 50-60. Это не седовласые немощные ветераны в орденах, пребывающие в глубоком старческом возрасте, чудом дожившие до наших времен и слабо в них ориентирующиеся – это активные мужчины в самом расцвете зрелости, многие из которых занимают руководящие посты.

  • Безумство храбрых: подробности побега палестинских узников из тюрьмы
    Безумство храбрых: подробности побега палестинских узников из тюрьмы "Гильбоа"
    Еще недавно "Гильбоа" считалась самой укрепленной и охраняемой тюрьмой сионистского режима. Израильские СМИ сравнивали ее с крепостью, а сотрудники пенитенциарной системы говорили, что "Гильбоа надежнее, чем сейфы израильских банков". В ночь с 5 на 6 сентября шесть палестинских узников, содержавшихся в одной камере под номером 5 второго корпуса, сбежали, вырыв тоннель, позволивший им попасть в подземные помещения тюрьмы и выйти наружу, где их ждала машина. Через несколько дней их поймали и жестоко избили, но сам факт...

  • Долгое эхо войны: интервью с иранским военным прозаиком Хабибом Ахмад-заде
    Долгое эхо войны: интервью с иранским военным прозаиком Хабибом Ахмад-заде
    Хабиб Ахмад-заде родился в г. Абадане (Иран) в 1964 г. Участвовал в ирано-иракской войне (1980 — 1988), окончил Тегеранский университет искусств по специальности "Драматургия и кинодраматургия". Автор многочисленных киносценариев, сборника "Рассказы воюющего города", романа "Шахматы с Машиной Страшного суда", вышедшего на русском языке в издательстве "Садра". Интервью с ним, взятое в ходе презентации его романа в Москве, вышло в журнале "Мусульманка" в 2016 году.

  • Бессловесные жертвы войны: израильская военная машина не щадит ни людей, ни животных
    Бессловесные жертвы войны: израильская военная машина не щадит ни людей, ни животных
    Домашние животные и птицы, которые не могут о себе позаботиться, оставшись без хозяев, обречены на скитания и голодную смерть. В свою очередь, их хозяева, которым удалось выжить, нередко переживают смерть своих питомцев так же сильно, как потерю родных. Потеря животного или увечья, ему нанесенные, усугубляют полученные ранее психологические травмы. Особенно сильно, конечно, переживают дети.

Опровергая штампы: что сейид Наср-Аллах сказал о протестах в Ливане?

27 ноября 2019

SHN28

Когда на «Михваре» стартовала эпопея с публикацией громких лонгридов с Khamenei.Ir интервью с генералом Касемом Сулеймани и сейидом Хасаном Наср-Аллахом (и вас еще ждет пятая часть, дорогие читатели!), некоторые неподруги Сопротивления принялись ронять в комментариях едкие колкости, что, мол, «у Насруллы земля под ногами горит, а он рассуждает про обреченность Израиля». За точность цитаты не ручаюсь (все-таки не Священное Писание), но смысл примерно такой.

Разумеется, это неправда. Сейид Наср-Аллах еще в первые дни обратился к протестующим. В частности, темы беспорядков он коснулся, выступая по случаю ухода из жизни аятоллы сейида Джафара Муртазы. Ин ша Аллах, мы еще представим вашему вниманию обзор этой также небезынтересной части его поминальной речи. Но пока в приоритете – острая актуальная проблематика.

Не стоит думать, что Хизбалла выступила с примитивно-охранительных позиций, усмотрев в «любых протестах» вездесущую «руку Запада», что уже стало расхожим штампом применительно к Арабской весне. Ось Сопротивления всегда трактовала ее несколько сложнее, рассматривая как изначально народное движение, вызванное к жизни естественными противоречиями и проблемами, накопившимися в странах ближневосточного региона. Но, по мнению лидеров и политических мыслителей Оси, это движение впоследствии было тщательно препарировано, изучено и поставлено под контроль американскими спецслужбами. Об этом, собственно, сейид Хасан говорил в своем обстоятельном многочасовом интервью Khamenei.Ir. Ровно то же самое он озвучивал и в далеком 2010-м, когда регион только вошел в зону турбулентности и новую фазу, наполненную новыми надеждами и новыми опасностями. Увы, вторые возобладали над первыми: революции в Тунисе, Египте и ряде других стран схлопнулись, уступив место невнятице и хаосу, а вот неконструктивные демарши сирийской оппозиции, не согласившейся пойти на переговоры с открытым к диалогу Асадом, в результате грамотной подпитки со стороны Запада и Израиля вылились в полномасштабную разрушительную войну.

Естественно, были свои объективные причины у всех этих восстаний образца 2010-11 гг. Невозможно высосать из пальца целую революцию, нарисовав ее в фотошопе и растиражировав в Фейсбуке.

Ровно то же самое повторилось и сейчас. Не сказать, что проблемы коррупции в Ливане и Ираке не существует. Наоборот, главным лозунгом Хизбаллы на парламентских выборах 2018 года была борьба с коррупцией. Это был первый и самый развернутый пункт ее политической программы. В своих выступлениях сейид Наср-Аллах назвал ситуацию в ливанской экономике катастрофической, ставящей под угрозу само существование ливанского государства.

Поэтому 19 октября 2019 года он сказал протестующим:

«О, участники протестов! Мы все с большим почтением относимся к вашему выбору и к тому, что вы вышли на эти митинги. Мы не просто понимаем – мы также уважаем и ценим ваш протест, посредством которого вы изливаете вашу боль. Ценность вашего протеста в том, что он оказался спонтанным; он также искренен и далек от каких-либо религиозных, конфессиональных, локальных или политических коннотаций. Мы услышали ваш голос. Сила вашего движения – в том, что оно не носит узкопартийный характер. То, чего вы достигли всего лишь за два дня – это очень, очень, очень важно. Но вы должны быть осмотрительны. Политические партии, являющиеся частью властных структур, пытаются оседлать ваше движение, чтобы из чисто социального протеста оно превратилось в ангажированно политическое. Это не проблема, если вы оскорбляете лично меня – но не позволяйте себе этого в отношении других. Это вредит вам и вредит самому ливанскому народу. А мы в Хизбалле не бросим наш народ и нашу страну! Мы не позволим утопить Ливан в хаосе».

Я уже приводила эту цитату в статье про заговор против Арбаина. Но важны и те дополнения, которые лидер Хизбаллы добавил впоследствии.

Так, он в первую очередь обратил внимание на то, что уже было артикулировано выше: на попытку прозападных пропагандистов представить позицию Хизбаллы как узколобо-охранительную:

«Когда я сказал протестующим, что их призывы справедливы, но что они должны быть бдительны, дабы не дать поставить их движение под контроль, и что их право – знать спонсора [всех этих выступлений], если таковой имеется, всего лишь несколькими минутами позже многие репортеры заявили, что Сейид назвал вас агентами [иностранных] посольств, обвинив вас в том, что они финансируют вас. И они прекрасно знают, что ничего подобного я не говорил».

lebanese protests

Вместе с тем, сейид Наср-Аллах, зрелый и мудрый политик, прошедший через фазу горячей и авантюрной славной революционной юности, дал протестующей ливанской молодежи ценный совет:  

«В рядах митингующих действительно присутствовали элементы, пытавшиеся посеять хаос и словесную вражду в беспрецедентных формах. Я уверяю вас, что все это не было спонтанным [выплеском эмоций] – и даже более того, они тиражировали все эти эксцессы и оскорбления в СМИ». Сейид Наср-Аллах пояснил, что «это была попытка сыграть на эмоциях улицы, чтобы спровоцировать проблемы и столкновения в нашей стране».

И здесь есть немаловажный нюанс: «Каждый в Ливане обладает правом на оружие. Оружие есть не только у Сопротивления, и, кроме того, у всех есть эмоции, которые легко подстегнуть оскорблениями…Более того, перекрытие улиц, унижение людей, которые просто хотят пройти, изъятие личных документов, выпады в адрес репортеров, озвучивание неточных данных, что на улицы вышел миллион или два миллиона человек – при том, что их 100, 200 или 300 человек максимум, ибо миллионы сидят дома, так как из-за перекрытия дорог они не могут никуда выехать. Это – составляющие хаоса», - резюмировал лидер Хизбаллы, добавив, что «СМИ не должны транслировать оскорбления, выдавая их за глас народа. Оскорбления никогда не могут быть гласом народа».

Вместе с тем, он отметил, что «благодаря сознательности и осведомленности ливанцев хаос не распространился, хотя то там, то тут происходят разные мелкие инциденты».

Какую позицию заняла Хизбалла в итоге? По словам сейида Наср-Аллаха, «все наши усилия были направлены на то, чтобы избежать [вакуума власти], чтобы государственные институты продолжали свою работу…Мы по-разному подошли к этим двум вопросам: с одной стороны, мы с пониманием отнеслись к справедливым и честным лозунгам людей, страдающих от воцарившейся в стране коррупции, и, с другой стороны, отдавали себе отчет, что существует опасность сползания страны в состояние вакуума [управления]…Мы были обязаны вести себя ответственно. Мы не озвучивали ни одного лозунга, не заняли ничью сторону – мы только осознавали свою обязанность уберечь страну от разрушения».

Обратите внимание, что лидер Хизбаллы воздержался от таких эпитетов, как «пятая колонна», «срежиссированная революция», «бунтующие бездельники» и так далее. Он не призывал громить их – напротив, на его взгляд, когда речь заходит о диалоге всех сил и партий в Ливане, протестующие также должны рассматриваться как сторона, достойная участия в этом диалоге. Тем самым, позиция сейида Наср-Аллаха оказалась довольно сбалансированной и взвешенной. Воздержался он и от того, чтобы солидаризоваться с властью (если вы отслеживаете наши публикации, то не могли не заметить, как его раздражают попытки ассоциировать Хизбаллу с правящей системой в Ливане!):

«Ни это правительство, ни какое-либо из предыдущих правительств никогда не контролировалось Хизбаллой. Ни одно из важных министерств никогда не было под Хизбаллой, единственное значимое министерство, которое мы в итоге получили – это министерство здравоохранения. И во всех этих правительствах решения принимались без нашего одобрения.

За всем этим кроются лишь попытки сделать Хизбаллу ответственной за коррупцию в стране…даже когда мы говорим, что не поддерживаем свержение какого-то правительства, мы делаем это ради страны, а не ради Хизбаллы. В течение последних пары лет мы не беспокоились за Хизбаллу, ибо стали очень сильны – сильнее, чем когда бы то ни было, и Хизбалла еще не раскрыла в полной мере своих возможностей по всем направлениям. Единственное, что волнует нас – это наша страна и наш народ, и я уверяю вас, что если в стране воцарится хаос и не будут выплачиваться зарплаты, на нас самих это не отразится…»

Естественно, сейид Хасан Наср-Аллах не мог не прокомментировать отставку Харири. Вопреки банальным, опять же, ожиданиям, Хизбалла этому событию отнюдь не обрадовалась. Согласно действующему в Ливане закону, главой правительства может быть только суннит, и те возможные кандидатуры, что «дышат в затылок» Харири – фигуры куда более нетерпимые, несговорчивые и одиозные в плане своих внешнеполитических связей и симпатий.

«Теперь премьер-министр ушел в отставку, а это значит, что все правительство не состоялось, и не осталось шанса хоть в какой-то форме провести реформы в сфере экономики – и осталось лишь ждать. Мы не приветствовали отставку премьер-министра Саада Харири. Это был его выбор, на что у него были собственные причины. Теперь же обязанность ливанцев – стимулировать формирование нового правительства в кратчайшие сроки. И, кто бы ни вошел в это новое правительство, его главная задача – оправдать надежды народа. Вот почему в него должны быть включены заслуживающие доверия люди: серьезные, работоспособные, умеющие расставлять приоритеты, чистоплотные и без двойного дна», - отметил лидер Хизбаллы.

Понятно, что такие пертурбации в Ливане наблюдаются в том числе и благодаря умелому американскому вмешательству, и лидер Хизбаллы на это недвусмысленно указал:

«США всегда мешали ливанцам провести хоть какие-то реформы, оказывая на Ливан давления – и вот почему мы требуем создания по-настоящему суверенного правительства».

Basij Rahbar1

Параллельно события развивались в очень похожем ключе и в Ираке, и даже в куда более благополучном и стабильном Иране. И не говорите, что «никто не хотел сорвать Арбаин» – а раздавались наивные реплики, что, мол, иракцы проявили деликатность и в Кербеле бузить начали только после Арбаина. Во-первых, это малозначимый и маргинальный нюанс – ибо в Багдаде все гремело и полыхало в разгар всемирного паломничества. Во-вторых, речь вообще не шла о рядовых иракцах, обманутых простодушных людях, на чьих взвинченных нервах виртуозно сыграли куда более серьезные игроки. А они сорвать Арбаин, превратившийся не только в религиозную, но и политическую акцию (а политическое и религиозное в Исламе трудно отделимо!), хотели совершенно точно.

В Иране же протесты по довольно узкому и частному поводу (из-за повышения цен на бензин, которые), которые завербованные провокаторы умело возвели в степень беспорядков с погромами и убийствами, удалось очень быстро загасить. В эту среду, 27 ноября, Рахбар – аятолла Али Хаменеи – прокомментировал это следующим образом:

«Полиция и силы безопасности вмешались и выполнили свои обязанности, но то, что на этой неделе сделал сам народ – куда более важно. Я хочу от всего сердца поблагодарить великий иранский народ за то, каким впечатляющим образом он действовал в эти дни. Наши люди вновь продемонстрировали силу и величие. Выйдя на авансцену событий, они разрушили заговор врага в пух и прах».

Анастасия (Фатима) Ежова

При подготовке статьи использованы материалы канала «Аль-Манар» и сайта Khamenei.Ir