• "Похоже, мы имеем дело с биологической атакой": ВС Ирана брошены на борьбу с коронавирусом
    В приказе от 13 марта 2020 года аятолла Хаменеи приказал начальнику Генштаба ВС Ирана генерал-майору Мохаммаду Багери создать на базе ВС специальную медицинскую службу, которая координировала бы свою борьбу против коронавируса с правительством и Минздравом. К кампании против распространения инфекции также подключен КСИР: учитывая беспрецедентное количество заболевших среди военных и политической элиты ИРИ, иранское руководство всерьез рассматривает версию биологической войны против Исламской Республики.

  • Сейид Наср-Аллах о
    Сейид Наср-Аллах о "сделке века", преступлениях Трампа и сопротивлении диктату США
    Пока мир охвачен пандемией коронавируса, все остальные темы оказались ненароком отодвинуты в сторону. Но тема "сделки века" не может утратить актуальности даже на фоне эпидемии. Мировые лидеры высказываются в основном по коронавирусу, меняя планы и повестку дня. Однако лидер Хизбаллы сейид Хасан Наср-Аллах успел высказаться по "сделке века" еще месяц назад, выступая на церемонии поминовения командиров-мучеников.

  • Коронавирус: биотерроризм и лабораторный продукт или природное явление?
    Коронавирус: биотерроризм и лабораторный продукт или природное явление?
    Уже тогда с первых дней распространения коронавируса в Китае, а затем и во всем мире, высказывались многочисленные мнения, что этот вирус имеет лабораторное биологическое происхождение. До сих пор не доказано, что COVID-19 является одним из видов биологического оружия. Это предстоит подтвердить или опровергнуть. Биотерроризмом называют использование биологических средств или ядов для убийства или нанесения ущерба людям, животным или посевам. Биотерроризм направлен на то, чтобы посеять страх, произвести угрозу, заставить страну или какую-то группу людей выполнить те или иные политические и социальные требования.

  • Иран против наркотрафика: борьба на фоне коронавируса и санкций
    Иран против наркотрафика: борьба на фоне коронавируса и санкций
    Коронавирус каждый день уносит жизни десятков людей, среди которых есть и сотрудники полиции. Правоохранительные органы не могут присоединиться к развернутой компании "Останемся дома" для разрыва цепочки коронавируса, ибо обязаны обеспечивать порядок и безопасность граждан и вести борьбу с криминальными бандами. Благодаря усилиям иранских органов безопасности и правопорядка в 2019 году было обнаружено 814 тонн различных видов наркотиков, включая 17414 кг героина. Все это было достигнуто на фоне жестоких американских санкций. Интересно, что в соседнем Афганистане после вторжения США производство наркотиков увеличилось более, чем в 40 раз...

  • Ускользающий от САВАК: становление сейида Хаменеи как революционера
    Ускользающий от САВАК: становление сейида Хаменеи как революционера
    Известно изречение Рахбара: "Я не дипломат, я – революционер". Сейид Хаменеи проявил свою стойкость еще во время беспощадно разгромленного восстания 15 хордада, когда монархия пролила кровь религиозных студентов из медресе Фейзийе. Тогда, спасаясь от САВАК, многие из них укрылись в доме имама Хомейни. Некоторые с непривычки были так напуганы, что начали плакать. Имам одернул их: "Что вы рыдаете? Это война, а на войне такое случается! На войне случается и тюрьма, и смерть". Пристыженные талабе прекратили плакать, а будущий Рахбар выработал для себя формулу: "Я – участник Сопротивления!" И он пронес ее сквозь всю свою жизнь.

  • Иран против COVID-19: санкции, права человека и политика США
    Иран против COVID-19: санкции, права человека и политика США
    Народ Ирана годами пытается защищать свои неотъемлемые права против гнета и жестокости американского правительства, однако давление Вашингтона с каждым днем приобретает новые цвет и форму. На этот раз идет речь о максимальном давлении с помощью усиления санкций. Пандемия коронавируса в мире поставила всех перед важной задачей по противодействию этой смертоносной болезни, однако иранцы в борьбе против этой болезни столкнулись с острыми проблемами из-за нехватки лекарственных препаратов и медицинского оборудования.

"Аль-Манар" рассказал о ливанских корнях сейида Али Хаменеи

08 марта 2020

Rahbar dark

Аффилированный с Хизбаллой ливанский канал «Аль-Манар» начал трансляцию 8-серийного документального фильма о жизни Верховного Лидера Исламской Революции сейида Али Хаменеи, повествующего о его пути от рождения в 1939 году и вплоть до того момента, как в 1989 году он стал Рахбаром, заменив на этом посту ушедшего в иной мир имама Хомейни.

В первой серии фильма «Хаменеи: история создает историю» говорится в том числе о ливанских корнях Лидера Ирана по линии матери, чья генеалогия восходит к шестому Имаму мусульман-шиитов Джафару ас-Садику (мир ему). По отцу же родословная Рахбара тянется к четвертому Имаму – Али Зейн аль-Абидину (мир ему). Тем самым, имам Хаменеи является сейидом в 38-м поколении. Его предки обосновались на территории современного Ирана, желая уберечь себя от преследований, которым подвергались сейида и сторонники Ахл аль-Бейт (мир им) на протяжении истории исламского мира. Так, около 1000 лет назад предок Рахбара в 28-м поколении Мир Сейид Мухаммад аль-Мадаини переселился с Аравийского полуострова в расположенный поблизости от Тебриза Арак. В итоге шейх Аль-Мадаини пал мучеником от рук аббасидских властей. Другой известный религиозный ученый, 27-й прадед Рахбара сейид Ахмад бин сейид Мухаммад также был убит Аббасидами.

Более близкие по времени предки сейида Али Хаменеи активно участвовали в борьбе за превращение иранской монархии из абсолютной в конституционную. Непосредственный дедушка Рахбара сейид Хусейн Тафриши (1844-1907) жил в маленьком городке Хамене под Тебризом, населенном тюркоязычными азербайджанцами. Он был имамом коллективной молитвы в Тебризе и активно участвовал в политической жизни. Так, он горячо поддерживал конституционную революцию против династии Каджаров и за создание в стране парламента. Напомним, что сам аятолла Хаменеи, как и имам Хомейни, неоднократно высказывался против монархической системы правления в принципе. Также вся семья сейида Хусейна Тафриши протестовала против соглашения шахского режима с Великобританией, предоставлявшего англичанам широкие полномочия внутри Ирана.

Отец Рахбара, сейид Джавад Хаменеи, изучал исламские науки в Наджафе, а затем, в 1931 году, переехал в Мешхед вместе с семьей, где он стал руководителем коллективного намаза в одной из мечетей, расположенных поблизости от мавзолея восьмого Имама Али ибн Мусы ар-Резы (мир ему). Именно там ему присвоили топонимическую фамилию – Хаменеи.

В Мешхеде первая жена сейида Джавада Хаменеи умерла, оставив сиротами трех дочерей, и он женился во второй раз – на дочери известного религиозного ученого аятоллы Наджаф Абади аль-Мирдамади Хадидже, матери сейида Али Хаменеи, родившегося в 1939 году. Именно ее корни по отцу, собственно, уходили в Ливан, в район долины Бекаа. Так, его предком был известный ливанский шиитский ученый сейид Али Хусейн аль-Караки.

Сейид Джавад Хаменеи активно боролся против гонений на хиджаб, которые развернул отец свергнутого имамом Хомейни Мухаммада Резы Пехлеви, Реза-шах, в 1925 году устроивший переворот, в результате которого династия Каджаров была отстранена от власти. Для отца Рахбара это закончилось 8-летней ссылкой.

Учитывая историю семьи Хаменеи, не удивительно, что молодой сейид Али загорелся идеями Исламской Революции и стал преданным сторонником имама Хомейни. Уже с детства он активно впитывал исламские и антимонархические взгляды. Меж тем, известно, что именно благодаря любви к отцу он в итоге стал Рахбаром: у молодого сейида Али Хаменеи были серьезные планы поехать в Ирак, чтобы изучать религиозные дисциплины в Наджафе, но из-за болезни отца он отказался от своей мечты и остался в Иране. Это во много предопределило его судьбу.