• Аятолла сейид Али Хаменеи: 5 тезисов имама Хомейни о сопротивлении
    Аятолла сейид Али Хаменеи: 5 тезисов имама Хомейни о сопротивлении
    Всякий раз, когда мы были непреклонны и сопротивлялись, мы лишь продвигались вперед, а вот когда мы уступали противнику и вели себя в соответствии с его пожеланиями, мы получали удар под дых. Умные и осведомленные люди смогут легко отыскать их в вот уже 40-летней истории Исламской Республики. Сопротивление всегда было частью логики ее выживания.

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Саудитам не придется учить фарси – с ними поговорят по-арабски"
    Члены Хизбаллы в военной форме и желтыми шарфами маршируют и скандируют присягу на верность покойному имаму Хомейни и имаму сейиду Али Хаменеи. Сейид довольно улыбается с плазменного экрана, на котором красуется слоган: "Нет сделке века!" Зрелище впечатляющее – как для друзей, так и для врагов. Сейид говорит: "Если бы Иран был слаб, война против него уже давно бы была развязана руками Америки, Залива и сионистов. Но Иран силен. Враги знают, что, если они нападут на Иран, территорией Ирана война не ограничится. В результате все проамериканские силы и интересы Америки в регионе пострадают – в первую очередь Израиль и саудиты".

  • От даты смерти к дате рождения: мы запускаем тег #ИмамХомейни
    От даты смерти к дате рождения: мы запускаем тег #ИмамХомейни
    Имам Хомейни прожил долгую и очень насыщенную жизнь, возглавив революцию в уже преклонном возрасте и разработав проект Исламской Республики, который вот уже 40 лет как воплощен на практике. С 3 июня по 24 сентября на "Михваре" будет публиковаться целый цикл материалов об имаме Хомейни – исследований, статей, переводов, интервью, видео. Эта Личность достойна того, чтобы ее узнали и чтобы ее поняли.

  • У 18-летнего саудовского заключенного Муртазы Курейсиса есть шанс избежать смертного приговора
    У 18-летнего саудовского заключенного Муртазы Курейсиса есть шанс избежать смертного приговора
    Массивная информационная кампания в защиту молодого человека принесла свои плоды. Согласно данным журналистов, юноша был приговорен к 12-летнему тюремному заключению. Возможно, ему зачтутся годы, проведенные в заключении.

  • Против хуситов в Йемене воюют малолетние отморозки, но США закрывают на это глаза
    Против хуситов в Йемене воюют малолетние отморозки, но США закрывают на это глаза
    Госдеп исключил Саудовскую Аравию из списка стран, которые вербуют детей для участия в боевых действиях. И это при наличии значительного числа свидетельств, что «коалиция» использует для борьбы против хуситов в Йемене несовершеннолетних бойцов из Судана.

  • Израиль продолжает позорную политику сноса домов палестинцев
    Израиль продолжает позорную политику сноса домов палестинцев
    Верховный суд Израиля утвердил решение сионистского режима о сносе 13 палестинских многоквартирных домов, построенных в так называемой «зоне А» на оккупированном ЗБРИ. Причиой сноса стало то, что палестинские дома служат помехой для незаконно построенной сионистами разделительной стены.

Мама Разан ан-Наджар: "Я вижу свою дочь в глазах каждого молодого палестинца"

24 марта 2019

Razan mother3

Этот год для меня горек, как полынь. Какой смысл имеет моя жизнь, если я больше не увижу, как Разан преподносит мне сюрприз ко Дню Матери?

Она обычно прятала подарок за спиной, целовала меня, а потом пела мне известную арабскую песню: «Сит-иль-хабайеб, йа хабиба» («Дорогая мама, моя самая любимая» - на палестинском диалекте).

В этом году она этого не сделает. Я ощущаю ее отсутствие каждой клеткой своего тела; мы все преисполнены грусти. Но в то же время я твердо намерена продолжить ее дело, занимаясь помощью людям на благо своего народа.

Суверенная Палестина

Разан была деятельной молодой девушкой, полной надежд, сострадательной ко всем окружающим. Она мечтала вернуться в свою родную деревню Салама в Джаффе, откуда мы были насильственно изгнаны в 1948 году. Она верила, что Палестина станет независимым, суверенным государством.

На Разан держался весь наш дом, и она была хорошим примером для своих пятерых братьев и сестер.

Моей доченьке была всего лишь 20. В своей короткой жизни она претерпела немало тягот, связанных с израильской блокадой Сектора Газа. Она пережила три израильские военные агрессии, в результате которых были убиты и ранены тысячи невинных палестинцев. Тем не менее, Разан не утрачивала решимости, продолжая служить людям в качестве волонтера.

Она мечтала стать врачом. Но из-за отсутствия работы у моего мужа и нашего бедственного экономического положения, обусловленного блокадой, у нее не было возможности воплотить свою мечту в жизнь после окончания школы. Однако она не сдавалась – напротив, она стала учиться на медсестру, блестяще окончив несколько интенсивных курсов. Везде, где только можно, она помогала больным и раненым, оказывая им первую помощь.

С тех пор, как Разан пала смертью мученицы, я тоже стала волонтером-врачом скорой помощи и оказываю медицинскую помощь участникам Великого Марша Возвращения. Это придает мне силы и ощущение, что я следую по стопам своей дочери. Для меня это знак того, что Разан все еще жива, поскольку жив ее дух и ее непрекращающееся послание человечеству.

«Мы должны оставаться сильными»

Razan Najjar3

Я была удивлена, когда в день начала Марша Возвращения – а это был прошлогодний День Земли – я увидела свою дочь близ восточных границ Хан-Юниса; на ней была ее белая униформа, и она сказала мне решительно: «Я буду принимать участие в Маршах Возвращения. Мы все обязаны сопротивляться оккупации мирными методами, чтобы вернуть себе наши утраченные права. Мы должны оставаться сильными и иметь железную волю, чтобы спасти наш народ».

Она продала свое кольцо и мобильный телефон, купив на эти деньги медикаменты, чтобы оказывать помощь пациентам – даже несмотря на то, что мы остро нуждались в деньгах. В задачи Разан входили поиск и эвакуация раненых протестующих участников марша.

Вооруженная необыкновенным упорством и храбрым духом, Разан была бесстрашна и полна сил до своего последнего вздоха. Не обращая внимания на дождь из пуль, которыми стреляли израильские солдаты, она отважно перебегала с места на место, от одного раненого к другому.

С каждым днем Разан становилась все более энергичной, несмотря на десятки травм – от раздражения дыхательных путей, вызванного слезоточивым газом, до переломов рук и ребер, а также ранений картечью.

Настал день, когда я как безумная помчалась в медико-санитарную часть, услышав о ее ранении; когда мы ехали на машине скорой помощи, она открыла глаза и сказала: «Отпустите меня. Я здесь, чтобы лечить других, а не самой лечиться». Она отдохнула несколько минут и вернулась к исполнению своей работы.

Разан рассказала мне десятки историй о том, как нелегко ей приходилось в деле оказания помощи раненым демонстрантам. Больше всего меня тронул ее рассказ о том, как она пыталась спасти жизнь Тахрира Абу Сиблы, глухого мальчика, смертельно раненого израильским снайпером в голову. Моя дочь была в ужасе, но без колебаний оказала ему первую помощь, пока ждали «скорую».

Пролить свет на преступления Израиля

Каждый день, когда Разан отправлялась на марши, нас охватывал страх. Мы прекрасно знали, что израильские военные сознательно стреляют в медиков и журналистов, освещающих преступления Израиля на весь мир.

Вот вопрос, который я часто себе задаю: какое преступление совершила моя дочь, одетая в белую медицинскую униформу и пытавшаяся спасать раненых, чтобы быть столь безжалостно застреленной в грудь израильским снайпером? Какова позиция правозащитных организаций и мирового сообщества, взирающих на бойню, вершимую Израилем, постоянно нарушающим все международные конвенции?

Razan mother2

Несмотря на боль и горечь, раздирающие мое сердце, я горжусь своей дочерью. Она – блестящий пример борющейся палестинской женщины, живо говорящий о том, что израильским оккупантам не удалось ослабить нашу легендарную стойкость и волю к сопротивлению.

Разан отдала свою жизнь за то, во что она верила. Ее история подтверждает, что Израиль не прекращает растаптывать мечты палестинской молодежи.

Я вижу Разан в глазах каждого молодого палестинца. Сегодня я прошу вас посмотреть ее интервью в СМИ, чтобы услышать то гуманное послание, которое она несла вместе со своими коллегами.

Разан ушла, но ее идеи и ее дух продолжают жить. Я обещаю продолжить дело моей старшей дочери, пока мы не отстоим свое право на возвращение домой, в Палестину, со столицей в Иерусалиме.

Сабрин Джумаа ан-Наджар, палестинский врач

Middle East Eye