• Речь сейида Али Хаменеи в День Арбаин 15 марта 1974 г.
    Речь сейида Али Хаменеи в День Арбаин 15 марта 1974 г.
    Арбаин – это точка сборки, это место встречи для всех шиитов мира на земле, которая хранит величественную память, земле мучеников, где расположены их могилы. Это особое место – Кербела, ибо душа каждого шиита – в Кербеле, а движима она духом Ашуры. В сердце тела шиизма пульс Ашуры ощущается особенно отчетливо. Где бы ни находился шиит, он предан делу Ашуры и Хусейна (мир ему). Это были искры, вылетавшие из этого священного и очищенного центра, и от них зажигались души и сердца, превращая людей в пули, поражавшие врагов в самое сердце.

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Мы не боимся США – нам достаточно Аллаха как Покровителя"
    Лидер Хизбаллы коснулся личностей командиров-мучеников – шейха Рагиба Харба, сейида Аббаса аль-Мусави и Имада Мугния – а также ситуации вокруг Ирана в свете антииранской сходки в Варшаве и положения внутри самого Ливана: проблемы электрификации страны и борьбы с коррупцией. По его убеждению, США и Израиль не способны нанести ущерб Исламской Республике, а Трамп является величайшим лицемером, создавшим ДАИШ и имитировавшим борьбу против террористов, которые были для США тараном для завоевания Сирии и Ирака.

  • Политический манифест Хизбаллы: Ливан и арабский мир
    Политический манифест Хизбаллы: Ливан и арабский мир
    Сирия заняла четкую и твердую позицию в своей борьбе против израильского врага. Она предоставила свою поддержку региональным движениям Сопротивления, не бросая их в самых трудных обстоятельствах. Она искала пути объединить усилия арабов в данном направлении, чтобы защитить интересы стран региона и достойно ответить на все вызовы. Поэтому мы настаиваем на необходимости поддержания особых отношений между Ливаном и Сирией, ибо у них имеются общие цели в сфере политики, безопасности и экономики.

  • Иранские ученые открыли новый метод борьбы с раковыми опухолями
    Иранские ученые открыли новый метод борьбы с раковыми опухолями
    Пока США и сионисты ищут пути изоляции Ирана и его финансовой депривации, Исламская Республика делает успехи в науке, несмотря на все санкции. Новый способ лечения злокачественных новообразований был открыт неврологами и хирургами-ортопедами из иранского Университета медицинских наук имени мученика Бехешти.

  • Аятолла Хаменеи наградил генерала Касема Сулеймани орденом
    Аятолла Хаменеи наградил генерала Касема Сулеймани орденом
    "Спасибо вам за то, что вы прилагаете эти усилия на поле боя. Всевышний Аллах облагодетельствовал этим нашего очень дорого брата – господина Сулеймани. День ото дня он подвергает свою жизнь опасности, противостоя агрессии врага, и он всегда делал и делает это только на пути Бога и ради Его довольства. И его достижения грандиозны", - сказал Рахбар на церемонии награждения.

  • Израильский суд оправдал поджигателей христианской палестинской церкви
    Израильский суд оправдал поджигателей христианской палестинской церкви
    Один из подозреваемых сумел «отметиться» дважды.Ему вменяют в вину поджог протестантской церкви Успения Пресвятой Богородицы в Иерусалиме в 2016 году и аналогичное нападение на католическую Церковь преумножения хлебов и рыб, расположенную на побережье Галилейского моря (другое название – Тивериадское озеро) в 2015 году.

Кафр-Касем: 62-я годовщина трагедии

30 октября 2018

Kafr Qasim7

В послужном списке сионистского режима немало преступлений против палестинцев. Одно из них было совершено 29 октября 1956 года во время Суэцкого кризиса, день в день с началом войны Израиля, Британии и Франции против Египта.

Кафр-Касем расположен в 20 километрах северо-восточнее Тель-Авива на зелёной черте, в 1956 году являвшейся фактической границей между Израилем и Иорданией. Из опасений, что Иордания выступит на стороне Египта, израильские военные приняли решение усилить охрану границы и удлинить комендантский час в приграничных арабских населенных пунктах, перенеся его начало с 21.00 на 17.00.

По утверждению майора Шмуэля Малинки, командира батальона, контролировавшего район Кафр-Касем, полковник Исахсар Шедми приказал стрелять в любого араба, замеченного на улице после начала комендантского часа, включая женщин и детей. Когда присутствовавшие на совещании офицеры спросили комбрига Шедми, что делать с теми, кто не знал о комендантском часе, он отреагировал неопределенным жестом и словами по-арабски: «Да смилостивится над ними Аллах». Малинки отдал соответствующий приказ своим офицерам. Согласно показаниям свидетелей, один из командиров спросил его: «А что с женщинами и детьми?» И Малинки ответил: «Без сантиментов, как сказал комбриг». Командир опять спросил, что же делать с крестьянами, которые будут возвращаться с полей, не зная о том, что уже объявлен комендантский час? В ответ Малинки процитировал инструкцию, полученную от командира бригады: «Поступать с ними так же, как со всеми».

Мухтару – старосте Кафр-Касема – было сообщено о введении комендантского часа лишь в 16.30, за полчаса до его начала, и он не успел предупредить жителей. На вопрос, как быть с теми, кто работает в полях и о начале комендантского часа ничего не знает, ему ответили, что об этих людях позаботятся. Взвод под командованием лейтенанта Габриэля Дахана расстрелял в ходе нескольких отдельных инцидентов людей, возвращавшихся с работы в селение: 19 мужчин, 6 женщин, 17 мальчиков и подростков в возрасте от 8 до 17 лет и 6 девочек.

Арабские источники дают цифру в 49 человек, включая в число погибших неродившегося ребенка одной из женщин – Фатима Сарсур была на восьмом месяце беременности. Из группы женщин, возвращавшихся со сбора маслин, осталась в живых лишь одна – Хана Слиман Амер. Джамаль Фаридж, один из пострадавших, который прибыл в деревню на грузовике с ещё 28-ю пассажирами, рассказал: «Мы говорили с ними. Мы спросили, хотят ли они проверить наши удостоверения личности. Они не захотели. Внезапно один из них сказал: “Кончайте с ними”, и они открыли шквальный огонь». Расстрелы продолжались более часа. Потом военная полиция и пограничники вывели из домов мужчин с мотыгами и лопатами, заставили их выкопать ямы на деревенском кладбище и всех убитых, завернутых в одеяла, похоронили без обряда.

Kafr Qasim3

Мечеть, построенная на месте событий в память о погибших

Несколько дней спустя военный губернатор разрешил семьям погибших выкопать трупы и заново похоронить их по мусульманскому обряду. 20 ноября следующего, 1957 года, в Кафр-Касеме состоялась «сульха» – церемония примирения в присутствии мусульманских духовных лиц и представителей израильской военной администрации. Местные палестинские газеты писали, что, желая замять преступление, власти заставили членов семей погибших явиться на церемонию.

Изначально в Израиле был введён запрет на публикацию информации об убийствах в Кафр-Касеме. Только через несколько месяцев под давлением прессы и некоторых членов кнессета он был снят. Виновные в происшествии были отданы под суд. Восьми пограничникам были предъявлены обвинения в убийстве. Майор Малинки и лейтенант Дахан получили по 17 и 15 лет соответственно, однако потом их дела были пересмотрены судом высшей инстанции, их сроки сокращены, и в дальнейшем они были выпущены досрочно.

В результате никто из виновных не провёл в тюрьме более трёх с половиной лет. Полковник Шедми также был отдан под суд, который не признал его виновным в убийствах, а только в том, что тот «самовольно передвинул время начала комендантского часа». Поскольку приказ стрелять в нарушителей комендантского часа был отдан полковником устно, то он его отрицал, и в наказание за превышение полномочий ему был назначен символический штраф в 10 прутот. В течение многих лет израильские власти утверждали, что убийство мирных крестьян в Кафр-Касеме было прискорбным недоразумением – случай неправильного понятого приказа, или слепоты при его исполнении, ну, может быть, жестокости тут и там – но не составная политического процесса.

Опубликованные впоследствии многочисленные документы и журналистские расследования рисуют иную картину: данное событие – лишь верхушка айсберга, сам же айсберг – это масштабная военная операция, которая имела целью спровоцировать арабское население на противозаконные действия, запугать – а затем изгнать его. Как подтвердили израильские солдаты в своих показаниях, палестинцам предполагалось «дать пинка», чтобы заставить их убежать в Иорданию, для чего армия должна была открыть часть восточной границы.

Сам Малинки, по всей видимости, до конца дней своих был уверен, что действовал правильно – что отданные ему распоряжения «проистекали из ожидаемых действий государства в отношении арабского населения», и что он был избран жертвой, чтобы затушевать эти намерения и переложить на него одного как командира пограничных войск ответственность всей армии. Это подтверждается обращением с ним Бен-Гуриона: после того как Малинки был вынесен приговор, Бен-Гурион пригласил его к себе и сказал, что «ему все известно». По свидетельству защитника Малинки, Эзрана, Бен-Гурион просил его «понять ситуацию и принять приговор суда». Бен-Гурион сказал Малинки, что тот – «живая жертва государства». Об этом говорит и быстрая амнистия для осужденных, приговоры которых и без того были сильно смягчены: к концу 1959 года ни одного из них уже не оставалось в тюрьме. Более того, о Малинки особо позаботились после его освобождения: не без влияния лично Бен-Гуриона он был назначен офицером безопасности Центра ядерных исследований в Димоне.

Kafr Qasim2

Мемориал в Кафр-Касеме

Свидетельства солдат и офицеров напоминают о глубокой связи, существующей между 1948-м и 1956-м годами, в смысле операций, проводившихся против арабского населения. Политикой сионистов было изгнание арабов с родной земли, методами – известные со времен Дейр-Ясина запугивание, резня и принуждение к бегству. Но именно с этой точки зрения у событий в Кафр-Касеме есть и иное значение: резня 1956-го года не привела к массовому бегству  палестинцы устояли. Поэтому трагедия Кафр-Касема – это не только память о страданиях и угнетении, но и веха в истории сопротивления сионистам.

Наталья Кажу