• Жизнь революционера: краткая биография аятоллы сейида Али Хаменеи
    Жизнь революционера: краткая биография аятоллы сейида Али Хаменеи
    "В области политики, в понимании революции, в исламском праве я определенно являюсь учеником имама Хомейни. Первые проблески осознания, что Ислам революционен, и что наш долг – бороться против деспотизма шаха и его британских покровителей, посетили меня в возрасте 13 лет". В шахские времена он подвергался арестам, пыткам, высылкам – и не прекращал борьбы. После победы революции он был замминистра обороны, главой КСИР, избирался президентом на 2 срока подряд, пока не занял высшую позицию Лидера. Вместе с тем, он – признанный исламский законовед и ученый, обладающий глубокими знаниями, и большой ценитель русской литературы...

  • Сейид Наср-Аллах на Khamenei.Ir (1): Исламская Революция, КСИР, имамы Хомейни и Хаменеи
    Сейид Наср-Аллах на Khamenei.Ir (1): Исламская Революция, КСИР, имамы Хомейни и Хаменеи
    Имам Хомейни сказал нам: "Начните с железного принципа: полагайтесь только на Всевышнего Аллаха, и не ждите, что кто-либо в мире будет помогать вам. Рассчитывайте только на себя и знайте, что Бог поможет вам. Я вижу вас победителями". Он познакомил нас с имамом Хаменеи, тогда еще президентом Ирана, пояснив: "Это мой представитель". Отношения между Хизбаллой и аятоллой Хаменеи завязались с первых часов создания нашего движения...

  • Касем Сулеймани на Khamenei.Ir о неизвестных страницах Июльской войны. Часть 2
    Касем Сулеймани на Khamenei.Ir о неизвестных страницах Июльской войны. Часть 2
    "Очень быстро война стала полномасштабной: с бомбардировками, обстрелами и взрывами. На главную трассу, ведущую из Сирии в Ливан, непрестанно обрушивали дождь из бомб. Поскольку целью войны стала не просто Хизбалла, а вся шиитская община Ливана, шиитская деревня в Ливане тогда представляла совсем иное зрелище, нежели деревня, где жили христиане и сунниты. Там люди были живы-целы и продолжали жить своей нормальной жизнью, преспокойно раскуривая свои кальяны, а шиитские деревни бесперебойно обстреливалась. Я в красках рассказал об этом на совещании у Рахбара в Мешхеде".

  • Сирийские заметки: Ашура и Сейида Зейнаб (мир ей)
    Сирийские заметки: Ашура и Сейида Зейнаб (мир ей)
    Когда я собиралась в Дамаск, я с гордостью говорила, что на Ашуру я еду в зиярат в Сейиду Зейнаб (мир ей), мавзолей знаменитой внучки Пророка (с), сыгравшей особую роль в восстании при Кербеле. Во время войны здесь шли ожесточенные бои. Здесь все залито кровью добровольцев, защищавших святыню от такфиристов – иранской, ливанской, иракской, сирийской, афганской, азербайджанской. Но если бы я знала, как будет трудно сюда попасть! Однако нет крепостей, которые по милости Аллаха не смогли бы взять большевики.

  • Большинство населения Сектора Газа живет за чертой бедности
    Большинство населения Сектора Газа живет за чертой бедности
    Согласно данным Центрального палестинского бюро статистики, 85% населения Сектора Газа живут за чертой бедности, и причиной сложившейся ситуации стала сионистская блокада. Средний дневной доход на душу населения составляет максимум 2 доллара, а уровень безработицы среди молодежи составляет 65%.

  • Сионисты достраивают подземный барьер на границе с Сектором Газа
    Сионисты достраивают подземный барьер на границе с Сектором Газа
    Речь идет о дополнительном подземном укреплении вдоль восточной части анклава, о начале строительства которого сионистский режим объявил несколько лет назад. Предполагалось, что барьер будет состоять из двух частей; наземной (высотой шесть метров) и подземной, глубина которой не афишировалась.

Идиотский суд. День второй

07 марта 2018

Sanchez9

Судья в красной мантии заглядывает в зал заседаний – уже робко, без решимости первого дня. На вид ей около сорока – француженка, с темным каре волос. Дома наверняка ждет муж и дети, а тут... Вот бы поскорее закончился это процесс – ведь дети спрося:  «Мама, а почему ты не дала возможности дяде Ильичу выйти на свободу?». И что тут сказать детям? Что это политический заказ. Но вот эта мантия, черт ее бери, была присяга следовать букве закона. 

Слова они остаются слова даже когда их произносят на французском языке. Мне нравится французский. Я полюбил его, слушая Изабель. Изабель, кстати, если кто не в курсе, награждены медалью от КПРФ. Мы сколько угодно можем критиковать Зюганова, Грудинина и компанию, но иногда эти парни поступают правильно. Вчера Изабель надела эту медаль на адвокатской мантии. Во Франции красная звезда выглядит особенно пикантно.

Вчера, торопясь я написал хронику первого дня, но забыл указать два важных эпизода:

- Для тебя подарок, бери.
Вместо этого Карлос тянет руку игриво потрепать ее по голове. Изабель ловко уворачивается.
- Книга Молотова.
Сам Молотов стоит в четырёх метрах за символическим заграждением.
- Да? - он подхватывает книгу.
- Мой. Друг. Карлос... Шакал? Ну почему «Шакал»?, - немного даже удрученно.
- Маркетинг, - кричу с места.
...
Карлос торжественно поднимает книгу над головами присутствующих.

И второй: 

Во время перерыва Карлоса выводят из квадрата-трибуны, где он находится во время суда. Несмотря на то, что жандармы тщательно охраняют его от общения с товарищами, коридор, куда попадает заключенный, имеет стеклянные двери. За ними я мог увидеть, как Ильич переругивается с конвоирами, подталкивающими его к месту содержания. Увидев меня, Карлос улыбнулся и что-то сказал жандарму – тот побагровела , но больше руками его не тронул. 

Вообще у Карлоса с чувством юмора все в порядке. 

Сегодня заседание началось вовремя. Карлос сменил костюм – он вышел в черном пиджаке, идеально белой рубашке, расстегнутой на две пуговицы для шейного платка. Шейный платок вообще для меня мечта – раньше запрещала носить жена, теперь не могу найти подходящий. Карлос старый парень – он любит эту эстетику. 

Sanchez10

Утро началось с переклички на русском:

- Молотов!
- Ау! 
- Выглядишь хорошо.
- Кто бы говорил, - я щурюсь от солнца заливающего зал суда, - ты каждый день меняешь костюмы! 
- Тюрьма все равно жизнь. Тем более я не планирую тут снова долго задерживаться. 

(Весь диалог происходит под молчаливое раздражение жандармов) .

- Мне сегодня надо в Москву, ты понимаешь? 
- Я понимаю.

Карлоса сложно чем-то удивить или вызвать эмоции. Даже не буду пересказывать его биографии и тот факт, что он содержится более 23 лет взаперти. Но эти слова его трогают. «Да здравствует революция, товарищ!» - «Ты будешь в Москве, будешь», - глухо говорю я ему, пытаясь подавить эмоции. А это, черт возьми, сложно. Увижу ли я его? Я быстро отгоняю эти мысли. Увижу. И скоро. И на свободе. 

- Вива ля революсьен!, - успокаиваю жандармов французским. 

«Ну вы же обещали», - мнется старший офицер, которого мы прозвали «зловещий Путин» за схожесть с президентом, но с совершенно несносным характером. 

Об идиотском суде писать нечего. Весь первый час выступал офицер полиции, зачитывая поддельный отчет с листка. Судья даже не реагировала на его речь, копаясь у себя в бумагах. Оживала она только на комментариях Карлоса, который то и дело поправлял фактические ошибки. Бьюсь об заклад, что при иных обстоятельствах она бы с удовольствием сходила с Ильичом в ливанский ресторан.

Перед заседанием Изабель мне сунула конверт, который я распечатал уже по дороге в отель. В Нем была фотография Карлоса с надписью: «Моему дорогому другу Игорю». Я аккуратно положил его в сумку и улыбнулся: скоро все должно закончиться.

Игорь Молотов 

Начало здесь...