• Видеообращение Верховного Лидера сейида Али Хаменеи по случаю Дня аль-Кудс
    Видеообращение Верховного Лидера сейида Али Хаменеи по случаю Дня аль-Кудс
    Исламская Революция в Иране открыла новую страницу в борьбе за Палестину, цель которой – освобождение всей ее территории от реки до моря, и репатриация всех палестинцев на родину. Палестинская молодежь, ХАМАС "Исламский джихад" и Хизбалла, жаждет защиты своего достоинства. Мир не забудет день, когда сионистская армия прорвалась через границы Ливана и продвинулась до Бейрута, и день, когда убийца Шарон устроил бойню в Сабре и Шатиле, и день, когда эта армия под шквалом ударов Хизбаллы была вынуждена, неся огромные потери, отступить от границ Ливана и умолять о перемирии. И совсем неважно, что какое-то европейское правительство признало незаконным движение Хизбалла. Незаконным является такой режим в США, который породил ИГИЛ...

  • Сейид Наср-Аллах в День аль-Кудс:
    Сейид Наср-Аллах в День аль-Кудс: "Наш основной конфликт – с США"
    Лидер Хизбаллы говорил об исторической позиции ученых исламского мира по израильской оккупации, о "сделке века" и ее обреченности на неуспех, о предательстве арабских режимов и о провале американо-израильского плана в Сирии, Йемене, Ираке и Иране. По его словам, монархии Залива ведут по отношению к Аль-Кудсу такую же предательскую политику, как и шах Ирана, но их собственные народы не поддерживают нормализацию с сионистским режимом. Он подчеркнул, что палестинцам ни в коем случае нельзя идти на уступки израильскому врагу и примирение с ним – тем более, что он терпит поражение за поражением на всех фронтах.

  • Имам Хомейни: великая жизнь великого человека в фотографиях
    Имам Хомейни: великая жизнь великого человека в фотографиях
    3 июня Иран и весь исламский мир отмечал 31-ю годовщину со дня ухода имама Хомейни из жизни. Имам Хомейни пришел в политику поздно – в том возрасте, когда среднестатистический гражданин обычно уходит на пенсию. До этого он активно наблюдал за событиями в своем родном Иране, но был в большей степени погружен в исламское право, философию, мусульманское мистическое учение (‘ирфан), поэзию. Он прожил такую судьбу, которая выпадает единицам людей в истории, и смог предложить своему народу и народам мира набор религиозно-политических ориентиров, которые позволяют им определять траекторию своей жизни и борьбы в современном мире.

  • Дискурс Сопротивления: имам Хомейни и борьба против сионизма и американской гегемонии
    Дискурс Сопротивления: имам Хомейни и борьба против сионизма и американской гегемонии
    Сегодня, 2 июня, в 17.00 по московскому времени мы вновь проводим конференцию в zoom, посвященную влиянию имама Хомейни на дискурс Сопротивления, культуру Сопротивления, становление движений Сопротивления. В ней примут участие гости из России, Ирана, Ливана, Сирии и Ирака. Тема дискуссии: как имам Хомейни повлиял на дискурс Сопротивления, культуру Сопротивления, становление движений Сопротивления. Смотрите трансляцию на нашем канале в YouTube!

  • Иран против Израиля: как имаму Хомейни удалось изменить лицо региона?
    Иран против Израиля: как имаму Хомейни удалось изменить лицо региона?
    Как только в Иране победила Исламская Революция, ее лидер имам Хомейни разорвал дипотношения с Израилем, закрыл его посольство и взамен открыл посольство Палестины. С тех пор Исламская Республика оказывает всецелую поддержку движениям Сопротивления в Ливане и Палестине, из-за чего навлекла на себя немало новых санкций. Некогда грезивший о "великом Израиле от Нила до Евфрата", сионистский режим вынужден поумерить аппетиты – ведь даже агрессии против соседнего Ливана не увенчались успехом. Возможно ли, чтобы такие тектонические сдвиги произошли благодаря воле одного-единственного исторического революционного лидера?

  • Аль-Кудс и свобода человечества: о расистской сущности сионизма
    Аль-Кудс и свобода человечества: о расистской сущности сионизма
    Сионизм – это культ, опирающийся на расизм и кровь, пишущий историю кровью, и начавшийся с пролития крови. История побед монотеистов не связана с новыми землями, с приумножением материальных благ, с властью и правлением, с предпочтением оружия миру. Она связана со свободой, с освобождением. В этой истории Аль-Кудс – это проявление свободы. Свободы человека, свободы религии, свободы пророков, свободы, которая без препятствий позволяет служить Аллаху. Свободы, которая не допускает того, чтобы кто-то был рабом раба, как сказано в хадисе Имама Али (а): "Не будь чьим-либо рабом, ибо Аллах сделал тебя свободным".

  • На главную
  • Ливан
  • История шиитов в Ливане: кто дал Ирану шиизм и теорию вилаят аль-факих?

История шиитов в Ливане: кто дал Ирану шиизм и теорию вилаят аль-факих?

21 августа 2019

Shia Lebanon1

Ливанские шииты обрели всемирную известность в начале 80-х гг. с появлением Хизбаллы, которая осуществила ряд громких военных операций против израильских оккупантов в Ливане. Поэтому их судьба стала тесно связана с движениями Хизбалла и «Амаль», а помимо этого – с Сирией и Исламской Республикой Иран.

Шииты в Ливане составляют почти треть населения, проживая в основном на юге, в долине Бекаа и в столице – Бейруте и его южных пригородах. Кроме того, есть несколько шиитских деревень в Джбейле (Библосе) и Кисерване на севере Ливана.

Историки и исследователи спорят о том, когда именно шиизм стал проникать в Ливан, однако превалирует мнение, что шиизм пришел в эту часть исламского халифата в 1 веке хиджры (7 веке н.э.). Этот процесс совпал с общим процессом распространения Ислама в Леванте, особенно после смерти Пророка Мухаммада (с).

Некоторые историки утверждают, что ливанские шииты – это автохтонное население, принявшее Ислам семейства Пророка – Ахл аль-Бейт (мир им). Более того, возникновение шиизма в Ливане связывают со знаменитым сподвижником Пророка (с) – Абу Зарром аль-Гиффари, который был четвертым или пятым человеком на Земле, принявшим Ислам. Он был непримиримым оппонентом третьего халифа, Усмана ибн Аффана, защищавшего интересы своего племени – Бану Умайя (омейядов), а потому выславшего Абу Зарра из Медины в Дамаск. Примечательно, что Абу Зарр был противником будущего омейядского правителя Муавии еще в эру халифа Усмана ибн Аффана.

Из Дамаска Абу Зарр отправился в регион под названием Джебель-Амиль, включающий в себя территорию Южного Ливана и некоторые районы Западной Бекаа (такие названия эти территории получили в соответствии с нынешним административным делением Ливана). Именно там Абу Зарр и закончил свой земной путь, уйдя из жизни в 652 году н.э. В память о нем в Южном Ливане были возведены два мемориала.

Несмотря на все сказанное, есть и иная точка зрения, в соответствии с которой шииты проникли в Ливан вместе с частью мигрировавшего туда шиитского йеменского племени Хамадан, переселившегося из иракской Куфы в определенные районы Сирии и Ливана после того, как вслед за смертью Имама Али ибн Аби Талиба (мир ему) омейяды полностью прибрали к рукам власть в халифате. Племя Хамадан перешло в Ислам во времена правления Имама Али (мир ему) и влилось в ряды его верных и непоколебимых сторонников, а потому отправилось за ним из Йемена в Куфу. Это племя также сражалось на стороне Имама Али (мир ему) и против хариджитов, и против Муавии ибн Аби Суфиана.

Мусульманские историки указывают, что йеменские переселенцы (особенно из района Хамадана) проживали в сирийском Хомсе и ливанских Баальбеке и Джебель-Амиль, начиная 7 века н.э.

Шииты также обосновались в Алеппо (Халебе), Дамаске и на средиземноморском побережье Сирии. Шиизм даже проник на окраины Палестины и Дамаска: шииты входили в состав населения Тверии, составляли половину населения Наблуса и Иерусалима, что же касается Аммана, то там, по данным одного из историков, они были большинством. 

Shia Lebanon5

Шиизм широко распространился в Южном Ливане, Библосе и Кисерване во времена правления омейядов и аббасидов. Город Джиззин и городок Майс аль-Джебель, расположенные на юге Ливана, были самыми важными шиитскими городами. Шииты получили большее покровительство со стороны властей во времена правления фатимидской династии. Благодаря ему шиизм распространился и на севере Ливана, и ливанский Аккар, сейчас являющийся оплотом суннитов, превратился в большую базу для укрепления шиизма.

К удивлению некоторых, Триполи, ныне являющийся столицей северного Ливана и его крупнейшим суннитским городом, был традиционно шиитским местом, начиная с 10 века н.э., и он оставался одной из шиитских столиц Леванта вплоть до 12 века. Венцом и кульминацией шиитского присутствия стало создание процветающего эмирата под названием Бани Аммар – по имени племени, уполномоченного править Триполи фатимидской династией. Они учредили там независимый эмират.

Персидский путешественник и поэт Насир Хосров (1004-1088 гг. н.э.) описал Триполи 11 века как шиитский город, жители которого построили много красивых мечетей по всей округе.

Некоторые исследователи утверждают, что во времена владычества крестоносцев в регионе 85 % населения Ливана было шиитским, пока Салахеддин, а позже и мамлюки, не стали жестоко расправляться с шиитами, повинуясь религиозному вердикту (фетве), исходящему от экстремистски настроенного дамасского правоведа (факиха) Ибн Таймийи, который позволил убивать шиитов, обозвав их «рафидитами» (то есть отрицающими трех халифов, правивших до Али ибн Абу Талиба, мир ему). Особенно тяжко пришлось Библоса (Джебейля) и Кисервана.

Впоследствии варварские акты резни шиитов произошли в 1309 году, когда мамлюкская армия смогла захватить район Библоса (Джебейля) и Кисервана. Это привело к миграции ливанских шиитов в долину Бекаа, где они и поселились на постоянной основе. Другие перебрались в Южный Ливан, преимущественно в Джиззин.

Из-за преследований и репрессий в отношении шиитов в Горном Ливане некоторые из них начали практиковать «такийю» (сокрытие религиозных убеждений), выдавая себя за христиан – так, к примеру, поступил клан Хашим; другие же притворились мусульманами-суннитами.

До начала преследования мамлюками шииты активно населяли и Триполи, и Библос, и Кисерван, и Горный Ливан, но из-за политики геноцида были вынуждены найти себе новое пристанище в Баальбеке, Хермеле и других регионах Ливана.

После ухода монголов шиитский клан Харфуш (Аль-Харафиша) стал открыто править Баальбеком и активно строить мечети. Их эмират просуществовал два века. Кроме того, городок Карк Нух, расположенный близ Баальбека, стал местом шиитского просвещения, давшим исламскому миру такого прославленного исследователя 15 века, как Али ибн Абдуллах аль-Караки аль-Амили.

Аль-Амили стал одним из первых разработчиков теории вилаят аль-факих (правления законоведа) и нийабат аль-факих (наместничества законоведа), применимой во времена Большого Сокрытия двенадцатого Имама аль-Махди (мир ему). С учреждением Сафавидского государства шах Исмаил ас-Сафави пригласил Аль-Амили в Иран, наградив его государственном титулом «шейх аль-ислам». В свою очередь, Аль-Караки аль-Амили признал легитимность правления шаха Сафави. Аль-Амили был известным ученым-законоведом, и он сыграл огромную роль в распространении шиизма в Иране и в преподавании шиитской юриспруденции (фикх) иранским религиозным ученым.

Shia Lebanon3

Поэтому в высшей степени наивно представлять шиитов и Хизбаллу в Ливане первыми, кто начал работать «проводниками иранского влияния» в данной стране. Некоторые даже обвиняют их в «предательстве» Ливана и работе на Иран, в лояльности не ливанскому государству, а системе вилаят аль-факих. Эти люди не знают, что именно их арабские ливанские предки разработали основы этой теории и системы, и что это ливанцы распространили шиизм в Иране, а не наоборот.

Некоторые историки указывают, что преследование шиитов и шиитских практик, побудившее шиитов прибегнуть к «такийе» ради спасения собственных жизней, продолжалось вплоть до эпохи Первого мученика (такое прозвище носил шиитский религиозный ученый Мухаммад ибн Макки), который повелел прекратить практику такийи и призвал к открытому исповеданию шиизма. Вследствие этого большинство жителей юга Ливана и долины Бекаа, а также некоторые жители Библоса и северных деревень объявили себя шиитами. Однако население южного побережья и Матна (южного пригорода Бейрута) и прилегающих районов не вернулось в шиизм, за исключением жителей Бурдж аль-Баражна, Гобейри, Джийе и двух деревень, расположенных в Горном ЛиванеКайфун и Кматиййе. Вслед за этим возобновилось оживленное строительство мечетий и хусейний.

Когда османы взяли Левант под свой контроль, это обернулось для шиитов новыми актами резни и геноцида. Особенно в этом «преуспел» султан Селим Первый (28 мая 1524 – 15 декабря 1574), который убил 44 тысячи шиитов в Джебель-Амиль и 40 тысяч шиитов в Алеппо (Халебе). Похожая вакханалия творилась во времена правления Ахмада аль-Джаззара, предавшего смерти десятки тысяч шиитов.

Ливан дал шиитскому миру множество известных религиозных ученых. В частности, это Мухаммад ибн Макки, Первый Мученик, уроженец Джиззина, живший в 14 веке. Мамлюки предали его мученической смерти в Дамаске. Второй Мученик, Зайн ад-Дин бин Али, также был ливанцем и происходил из города Джебаа. Он жил в 16 веке.

Шейх аль-Бахаи, шиитский законовед из Баальбека, перебрался в иранский город Исфахан, чтобы продолжить свое обучение и углубить свои знания. Шах Аббас ас-Сафави оказал ему особый почет, присвоив ему титул «шейх аль-ислам».

Ливанцем также был знаменитый шиитский законовед шейх Мухаммад аль-Хурр аль-Амили, уроженец городка Машгара в Западной Бекаа. Он был составителем самой крупной шиитской энциклопедии хадисов по названием «Васаиль аш-шиа».

В таких городках, как Джебаа, Джиззин, Машгара, Аль-Карк, Майс аль-Джабаль, Шакра и Айната, действовали известные шиитские религиозные школы, выпускавшие шиитских законоведов и экспертов мирового уровня, котировавшихся во всем исламском мире; их книги и по сей день служат учебниками в шиитских учебных академиях (хауза).

Однако роль этих школ была нивелирована вслед за османской оккупацией Сирии и Ливана в 1516 году. Ученые и писатели были изгнаны из родных мест, рассеявшись по миру – некоторые из них эмигрировали в Ирак, Иран и Хиджаз (сегодняшнюю Саудовскую Аравию), другие же предпочли остаться и вновь прибегнуть к такийе.

Imam Mousa Sadr

После установления французского мандата и создания «Большого Ливана» (Любнан аль-Кабир) в 1920 году положение ливанских шиитов изменилось в худшую сторону с социальной, политической, культурной и религиозной точки зрения. Позитивный сдвиг в их жизни начался с приездом в Ливан выдающегося иранского религиозного деятеля имама Мусы ас-Садра. Это произошло в 1960 году, когда ливанские шииты остро нуждались в религиозном лидере, который взял бы на себя решение многочисленных проблем ливанской шиитской общины после смерти их выдающегося предводителя аятоллы Абд аль-Хусейна Шарафуддина.

Ас-Садр основал Высший исламский шиитский совет в 1969 году, чтобы сплотить всю шиитскую общину в борьбе против социальной несправедливости и ее собственного маргинального положения в политике и экономике, сложившегося, как мы видим, в силу исторических катаклизмов. Имам Муса Садр внес вклад в исламское пробуждение в Ливане, в воспитание целого поколения верующих шиитов, в основание целого ряда школ, благотворительных фондов, ассоциаций и больниц в Бейруте, на юге Ливана и в долине Бекаа.

Религиозные учебные заведения (хауза) стали развиваться по всему Ливану по мере укрепления политического, экономического и социального статуса шиитов, особенно начиная с 1982 года – а именно, с появлением Хизбаллы как ведущей силы сопротивления против израильской оккупации Ливана.

Доктор Хайсам Музахем

The Levant