• Письмо Верховного Лидера сейиду Наср-Аллаху в связи с мученической смертью его сына
    Письмо Верховного Лидера сейиду Наср-Аллаху в связи с мученической смертью его сына
    12 сентября 1997 г. сейид Хади Наср-Аллах, сын лидера Хизбаллы сейида Хасана Наср-Аллаха, принял смерть от рук агентов сионистского режима. В связи с этим аятолла Али Хаменеи адресовал сейиду Наср-Аллаху следующее письмо. В этом письме сейид Хаменеи восхваляет смелость Хади и других мучеников Хизбаллы.

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Помогая ДАИШ, США вынашивают планы против Ирана и Хизбаллы"
    В телевыступлении, приуроченном к мученичеству командира Хизбаллы Али аль-Ашека и бойца Мухаммада Насреддина, сейид Наср-Аллах подчеркнул, что война против ДАИШ продолжится вплоть до полного разгрома группировки. Он также ответил на заявления саудовского министра Самера ас-Сабхана, призвавшего к формированию международной коалиции против Хизбаллы, и назвал президента Ливана Мишеля Ауна защитником национальных интересов страны.

  • Путь героев: хуситы становятся оплотом Северного Йемена
    Путь героев: хуситы становятся оплотом Северного Йемена
    Если в начале 2000-х хуситы представляли собой разрозненные фракции, не имеющие четкой идеологии и политической программы, то теперь организация "Ансар Аллах", объединившая многих йеменцев независимо от мазхаба и расширившая внешние связи, является весомым фактором в международной политике. Хуситы заставили американцев убрать свою базу из Аль-Анада и работают на объединение всех йеменцев на исламской платформе...

  • О герое Сирии генерале Исаме Захр эд-Дине
    О герое Сирии генерале Исаме Захр эд-Дине
    18 октября погиб один из самых известных героев Сирии генерал Исам Захр эд-Дин, до этого более трех лет возглавлявший оборону Дейр эз-Зора. Мы предлагаем вам статью журналистки Анхар Кочневой, долгое время жившей в Сирии и лично знавшей прославленного генерала.

  • Иран укрепляет связи с Ливаном и Сирией
    Иран укрепляет связи с Ливаном и Сирией
    Исламская Республика Иран последовательно проводит политику укрепления связей со своими сторонниками в борьбе с сионистским и такфиристским врагом. На этой неделе делегации из Ирана посетили Ливан и Сирию.

  • Али Лариджани: «Россия и Иран нанесли серьезные удары террористам»
    Али Лариджани: «Россия и Иран нанесли серьезные удары террористам»
    Спикер иранского парламента Али Лариджани заявил, что Москва и Тегеран сыграли важную роль в установлении безопасности и борьбе с терроризмом в регионе. «Взаимодействие Ирана и России привело к тому, что были нанесены серьёзные удары по террористам; продолжается Астанинский процесс, и это как раз ведёт к политическому урегулированию в Сирии», - цитирует спикера парламента Ирана.

Шииты Ирака: Аль-Хашд аш-Шааби

24 сентября 2017

hashd6

Многие аналитики и исследователи считают, что иракские Силы народной мобилизации (которые в России часто называют Народным Ополчением Ирака, меж тем, как их оригинальное название на арабском – Аль-Хашд аш-Шааби) – это проиранская сила, ведущая собственную независимую политику. На самом деле Аль-Хашд аш-Шааби – это более сложное явление, которое нельзя маркировать каким-то строго определенным ярлыком.

Предыстория создания

В июне 2014 г. так называемое «Исламское государство» – ДАИШ/ИГИЛ [группировка в России запрещена] захватило северные провинции Месопотамии, устремившись в сторону Багдада и Анбара. Именно тогда аятолла Систани призвал оказать им всесторонний отпор, назвав сопротивление против такфиристов «коллективным джихадом» (аль-джихад аль-кифа’и). Это означает, что коллективная обязанность всех мусульман [шиитов] заключается в том, чтобы собрать требуемое количество бойцов-добровольцев, которые взяли бы в руки оружие, чтобы защищать свою страну, семьи, дома и святыни – гробницы шиитских пречистых Имамов (мир им) и их родных, погребенных в Наджафе, Кербеле, Самарре, Баладе, Диджейле и Багдаде. Тем самым, аятолла Систани призвал сформировать ополчение, которое смогло бы остановить игиловское нашествие – в условиях, когда дезорганизованные представители служб государственной безопасности впали в панику и бросились в бегство, а за падением Мосула [со стороны официальных властей] не последовало никаких жестких политических или военных распоряжений. Систани справедливо не усмотрел опасности в том, что какие-то иракские группы сопротивления станут проводниками иранского влияния, потому что надо всей страной повисла [реальная] угроза [которая исходила вовсе не от Ирана].  

Большинство шиитских групп были против тогдашнего премьер-министра Нури аль-Малики – в частности, в период его второго срока на данном посту. Связано это было с тем, что ему не удалось выполнить две страницы соглашения из 18 пунктов, подписанных всеми шиитскими партиями (Маджлис аль-А‘ля, Бадр, Фадиля, садристами...), включая представителя премьер-министра шейха Абд аль-Халима аз-Зухейри, который подписал соглашение от имени Нури аль-Малики, будучи лично уполномоченным им сделать это. Претворение данных пунктов в жизнь было абсолютным условием поддержки Малики в качестве премьера в ходе его второго срока. В частности, он подписался под пунктом, что все [указанные] партии будут принимать участие в принятии решений и в деятельности правительства, и представителям всех этих партий будут предоставлены ключевые посты в данной шиитской коалиции. И они избрали его, невзирая на тот факт, что у сторонников Малики было меньше мест в парламенте по сравнению с Айядом Алауи, который был незаконно отстранен от должности премьер-министра.

Малики стал управлять страной в одиночку, оттеснив от власти иные шиитские и нешиитские группы. Он не оказал поддержки шейху аз-Зухейри, в принципе питая глубокий скепсис по отношению ко всему и всем (шиитам, суннитам, курдам), включая своих собственных советников, которые в какой-то момент покинули его. Де-факто Иран поддерживал Малики лишь потому, что он оказался единственным иракским политиком, которому хватило смелости и решимости выступить против планов Барака Обамы сохранить присутствие американских войск в Ираке и создать военные базы в Месопотамии. Более того, Малики пользовался и поддержкой некоторых спонсируемых Ираном негосударственных групп, ибо его деятельность на посту премьера била по интересам американских оккупационных сил. Иран совершенно справедливо посчитал и оправданно опасался, что американское военное присутствие в Ираке создаст угрозу для Исламской Республики Иран, равно как и для союзников Ирана в Ираке и на всем Ближнем Востоке. Иран никогда не доверял и, вероятно, никогда не будет доверять США и их политике на Ближнем Востоке, будучи уверенным, что Вашингтон всегда будет противостоять Тегерану и пытаться опорочить союзников Ирана в регионе (нагнетая риторику о «персидско-сефевидской угрозе» и предполагаемых «экспансионистских устремлениях» Ирана) – с тем, чтобы превратить страны Залива в гигантский склад американских вооружений.

Роль Ирана и Хизбаллы

Qasem1

В 2014 году Силы народной мобилизации (Аль-Хашд аш-Шааби) встали на защиту и отбили Самарру, Джуфр ас-Сахер, Балад, Диджель, Дулуийе, окрестности Багдада и Кербелу. Несмотря на плохую систему военной подготовки и скудное обмундирование на начальном этапе своего существования, Хашд успешно воевал против игиловцев и благодаря помощи Ирана и военных советников из ливанской Хизбаллы и самоотверженности своих собственных людей – иракцев – сумел остановить экспансию ДАИШ [группировка в России запрещена].

Важно отметить, что на протяжении первых шести месяцев разрушительной экспансии ДАИШ, установившего контроль над севером Ирака, администрация Обамы отказалась оказать помощь иракской армии и спецслужбам, и практически две трети Ирака перешли под контроль игиловцев. Американские компании – с которыми был подписан контракт о поставке танков «Абрамс» – покинули страну, а американские поставщики из близлежащих стран Залива отказались снабжать оружием и обмундированием правительство в Багдаде. В результате Ирак оказался уязвимым перед лицом игиловского нашествия, и это в том числе побудило его к союзу с Ираном. Американцы не верили, что Иран будет в состоянии оказать иракскому правительству помощь в борьбе против ДАИШ, а потому вели себя так, словно развал Ирака – это нечто неизбежное.  

Именно тогда иранские эмиссары из КСИР и сил «Кодс», возглавляемых генералом Касемом Сулеймани нанесли визит в Эрбиль, Багдад и Наджаф, где они встретились с великим аятоллой Систани, предложив военную помощь и инструктаж. Головокружительные победы ДАИШ представляли прямую угрозу иранской национальной безопасности и шиитским священным городам в Ираке (а игиловцы недвусмысленно заявили о своем намерении разрушить шиитские мавзолеи по всему Ираку и за его пределами, что прописано у них на уровне идеологии). Верховный лидер Ирана, сейид Али Хаменеи, дал всем иранским силам ясное распоряжение поддержать фетву аятоллы Систани и не дать такфиристским экстремистам из ДАИШ прибрать к рукам Ирак.   

Более того, в 2014-2015 г. по просьбе Ирана и самого Багдада ливанская Хизбалла отправила в Ирак сотни хорошо подготовленных и опытных офицеров – но на сегодняшний день в стране осталось лишь их небольшое число. Близ города Балад был создан военный штаб, а в «зеленой зоне» Багдада против боевиков ДАИШ силами военных и спецслужб начали проводиться спецоперации, в которых принимали участие иракские офицеры, иранцы из КСИР и командиры Хизбаллы (позже к ним присоединилась Россия). И только спустя полгода США заявили о своей поддержке действий правительства в Багдаде и к началу борьбы против ДАИШ, которая приобрела такой антураж, что это стало вызывать определенный скепсис.  

Абади vs Сулеймани

Новоизбранный премьер-министр заимел крепкий «зуб» на Касема Сулеймани, ибо генерал КСИР до последнего выступал против кандидатуры Абади в ходе своих переговоров с марджайатом и другими иракскими политическими группами, которые велись на предмет того, кто именно станет премьером (Касем Сулеймани настаивал на кандидатуре Малики). С самого начала два этих человека – Сулеймани и Абади – не поладили. На деле Абади часто заставлял Сулеймани подолгу ждать его на пороге собственного офиса прежде, чем принять его (что служило знаком большого неуважения и недружественным жестом). Премьер-министр, который официально попросил Касема Сулеймани как военного советника помочь Ираку, заставил его въехать в Ирак официально, получив въездную визу, которую Сулеймани поставили в паспорт в аэропорту прибытия, не сочтя нужным избавить генерала от соблюдения этих формальностей. Кстати, на первом же году собственного правления Абади даже обвинял Сулеймани в подготовке заговора по его свержению.

Но присутствие иранских военных советников и логистической поддержки, осуществляемой благодаря усилиям генерала Сулеймани, для Ирака являлось абсолютной необходимостью. Именно благодаря иранцам удалось предотвратить переход множества городов под контроль [запрещенной в РФ группировки] ДАИШ. Несомненно, Тегеран был заинтересован в том, чтобы остановить экспансию игиловцев в Ираке прежде, чем они бы захватили приграничные иранские города. Более того, представитель Касема Сулеймани в Месопотамии – член иракского парламента Абу Махди аль-Мухандис – был назначен заместителем главы Аль-Хашд аш-Шааби и де-факто занимается командованием на поле боя.

Qasem Fatimiyyun1

Присутствие Хашд в каждом сражении придавало эффективности: поистине, только люди, вооруженные мощной идеологией, могли противостоять не менее идеологически мотивированным противникам из ДАИШ. При всем качестве военной подготовки потенциала антитеррористических сил было недостаточно, чтобы сражаться на нескольких фронтах, еще и защищая столицу. Хашд оказался для Ирака живительной, спасительной силой.

Достижения и противодействие со стороны США 

Хашд, состоящий из 19 бригад и негосударственных союзников, в ходе многочисленных боев освободил населенные пункты Джуфр ас-Сахр, Туз-Хормато, Амерли, Сулейман Пак, Ишаки, Тикрит, Аль-Алам, Ад-Дур, Аль-Фатха, Баджи, озеро Сарсар, горы Хемрин, а также 250 деревень к западу от Мосула. Вместе с группой Муктада Сарайя ас-Салам, работавшей над достижением тех же целей в некоторых районах Ирака (но отказавшейся войти в состав Аль-Хашд аш-Шааби, подобно многим другим группам), Хашд защитил Самарру и отбил Мосул и Таль-Афар, вначале освободив Мосул, а затем поучаствовав в отвоевании Таль-Афара; вслед за этим он послал часть своих сил к сирийской границе, не переходя ее.  

Все это происходило на фоне неустанных попыток США опротестовать участие Аль-Хашд аш-Шааби [в военных операциях против ДАИШ] и натравить на Силы народной мобилизации разного рода СМИ и аналитиков, старавшихся дискредитировать Хашд за счет педалирования конфессиональной специфики и факта иранской поддержки. Фактически же тысячи шиитов – членов Аль-Хашд аш-Шааби и других боевых групп – отдали свои жизни за освобождение суннитских городов, чтобы сунниты из северного Ирака могли вернуться в свои дома; тем самым, их мотивация была не узко конфессиональной – их целью была победа над ДАИШ.

Мейнстримовые медиа стали главным и наиболее активным источником раздувания сектантской вражды на Ближнем Востоке. Они обвинили Силы народной мобилизации в защите узко шиитских интересов, в то время как лишь 60 % бойцов Аль-Хашд аш-Шааби являются шиитами, остальные – сунниты и представители конфессиональных меньшинств. Это служит отражением конфессионального состава иракского парламента. Обвинения в «шиитском сектантстве», разумеется, являются безосновательными, а преступления совершаются в ходе любой войны, особенно в ходе войн, развязанных США против стран Ближнего Востока и всего остального мира. Но особенно муссируется именно тема иранского влияния, проводником которого [по утверждению этих критиков] и являются Силы народной мобилизации. Многие в Ираке и по сей день доказывают, что Ирак надежно защищен от терроризма и не находится под влиянием США, а потому Ирану следует поумерить свое влияние на тех иракских политиков, которые в силу своих религиозных убеждений естественным образом поддерживают связь с Исламской Республикой (что не обязательно означает, будто они напрямую находятся под ее влиянием).

Состав и статус групп

В состав Аль-Хашд аш-Шааби входит более одного батальона; они напрямую связаны, финансируются и укомплектовываются марджайатом. Это такие группы, как Фиркат аль-Аббас аль-Киталийя, Фиркат аль-Имам Али аль-Киталийя, Ансар аль-Марджайа и Лива Али аль-Акбар. Но есть и другие группы, которые сражаются под эгидой Аль-Хашд аш-Шааби, но не входят в состав бригад Сил народной мобилизации. Они остаются независимыми, и при этом они очень лояльны Ирану и Ираку, и участвуют в боях, которые Силы народной мобилизации ведут по всему Ираку.

Если говорить о деталях, Муктада ас-Садр командует группой Сарайя ас-Салам – независимым подразделением, спонсируемым самим Муктадой, но получающим финансовую поддержку из бюджета Аль-Хашд аш-Шааби в случаях, если группа участвует в сражениях против ДАИШ [группировка в России запрещена]. После победы над ДАИШ Сарайя ас-Салам вольются под командование Аль-Хашд аш-Шааби наряду с еще 19-ю батальонами, подчиняющимися Министерству обороны или Министерству внутренних дел.

Что касается Асаиб Ахл аль-Хакк, или же Катаиб Имам Али, или же Катаиб Хизбалла, или же Харакат ан-Нуджаба, то все они остаются независимыми и не войдут в состав иракского аппарата безопасности, когда война против ДАИШ будет закончена. Точно так же, в качестве независимых групп, они примут участие в предстоящих выборах – в отличие от Аль-Хашд аш-Шааби, членом которого не разрешается участвовать в выборах: они могут лишь голосовать, подобно всем остальным сотрудникам иракских спецслужб.

hashd18

Вплоть до сегодняшнего момента  Аль-Хашд аш-Шааби (или Силы народной мобилизации) потеряли убитыми от 9 тысяч до 10 тысяч бойцов, которые противостояли десяткам тысяч террористов ДАИШ, которых бойцы Хашд успешно ликвидируют по всему Ираку. Силы народной мобилизации выступают против расчленения страны (в том числе и против предоставления независимости Курдистану) и готовы сражаться против турецких войск, расположившихся близ Ба’шики и в других местах на севере страны, если все попытки дипломатического урегулирования между Багдадом и Анкарой не приведут к выводу турецких войск с территории Ирака. Поэтому после окончания войны Силы народной мобилизации не будут распущены: они являются частью аппарата служб безопасности, и упомянутые 19 бригад будут и далее функционировать под его началом.

Многие командиры и группы, входящие в состав Аль-Хашд аш-Шааби – действительно проиранские; они – убежденные шииты и верят генералу Касему Сулеймани, идентифицируя себя как сторонников Оси Сопротивления. И это не обязательно означает, будто они антииракски настроены: большинство иракских шиитов – как и большинство шиитов в исламском мире – разделяют одну и ту же идеологию, хотя и не принадлежат к одной и той же культуре и могут не иметь одинаковых взглядов на отношение к своим соседям или к тем же США. Иранский генерал Касем Сулеймани пользуется авторитетом в множестве различных групп, ибо он представляет линию сопротивления против американского влияния в стране (и на всем Ближнем Востоке), а также потому, что он всегда проявлял недюжинную щедрость в отношении многих групп, начиная с 2004 года, когда он начал содействовать формированию многих движений сопротивления против американских оккупационных сил, а позже – против ДАИШ (группировка изначально была создана в Ираке по франшизе Аль-Каиды, а затем трансформировалась собственно в ДАИШ).

Иран, Хашд и марджайат

Первым, кто извлек пользу из иранского финансирования и военной подготовки, был Муктада ас-Садр. Более того, в период между 2014 и 2015 годами иракское правительство не могло похвастаться такой же щедростью и остановить такфиристских боевиков. Многие группы (Асаиб Ахл аль-Хакк, иракская Хизбалла, Катаиб Имам Али, Харакат ан-Нуджаба и т.п.) получали (и продолжают получать) прямое финансирование от Ирана. Марджайат в Наджафе добивался и полностью поддержал решение премьер-министра Хайдера аль-Абади аффилировать все подразделения Сил народной мобилизации с иракскими спецслужбами. Те же, кто не откажется от собственной линии и не вольются в аппарат иракских спецслужб, будут объявлены вне закона, если они добровольно не разоружатся. Другие независимые группы, воюющие в составе Сил народной мобилизации, подчиняются правительству. 

На нынешнем этапе марджайат уже не очень рад сложившейся ситуации, ибо решение о слиянии Аль-Хашд аш-Шааби с аппаратом спецслужб хоть и было одобрено парламентом, но все-таки не претворено в действительность до конца, что [по мнению марджайата] опять же говорит о слабости премьер-министра Хайдера аль-Абади. Он колеблется, медлит с воплощением данного распоряжения в жизнь, чтобы эти силы подчинялись правительству в Багдаде, а не Ирану. Систани, с одной стороны, противится внешнему вмешательству в дела Ирака со стороны любой страны, включая Иран – и, с другой стороны, при этом он не настроен против Тегерана, потому что он воочию видит, как могущественны стали некоторые группы (такие, как Ахл аль-Хакк), как много у них людей и оружия, а также аффилированных с ними СМИ и телеканалов.

В отличие от Систани, Абади понимает, что Хашд может слиться с аппаратом иракских спецслужб только в том случае, если угроза со стороны ДАИШ будет полностью нивелирована (до чего еще пока далеко). Абади опасается усиления влияния групп и лидеров, которые сражались в составе Аль-Хашд аш Шааби, что поможет им играть важную роль в грядущих выборах. Эти лидеры – такие, как Ахмад аль-Асади (член парламента и пресс-секретарь Сил народной мобилизации), Абу Махди аль-Мухандис (член парламента и заместитель главы Аль-Хашд аш-Шааби), Хади аль-Амири (член парламента и бывший министр), равно как и главы групп, сражавшихся бок о бок с Силами народной мобилизации, однако сохранявших независимый политический и военный статус, примут участие в предстоящих выборах и сформируют «фронт Сопротивления», который бросит вызов тем, кто не возражает против американского присутствия и влияния в Месопотамии.

Сложилась ситуация, когда многие члены Сил народной мобилизации и многие простые иракцы [в сугубо религиозно-правовых вопросах] заявляют о себе как о последователях Систани, однако де-факто [в политической сфере] они действуют, не оглядываясь на распоряжения марджайата. Они не следуют рекомендациям, которые в своих еженедельных проповедях дают представители Систани, хотя они часто собираются на улице Ар-Расул и скандируют лозунги: «Наше сокровище – сейид Али Систани!». Именно по этой причине находящийся в Наджафе великий аятолла вот уже много месяцев хранит молчание, а свое недовольство неэффективностью правительства и премьер-министра выражает через своих уполномоченных, выступающих со своими пятничными проповедями – главным образом, в Кербеле, в священном мавзолее Имама Хусейна (мир ему). 

Hashd Sistani1

Тем не менее, Багдад все еще нуждается в Аль-Хашд аш-Шааби в силу двух причин:

  1. Битва против [запрещенной в РФ группировки] ДАИШ далека от завершения. Хавиджа, Ана, Рава, Аль-Каим, вся иракско-сирийская и иракско-иорданская граница все еще находятся под контролем игиловцев.
  2. Парламентские выборы, которые пройдут в следующем году, способствуют накалу обстановки. И со стороны Абади было бы очень непопулярной мерой ударить по Аль-Хашд аш-Шааби, пользующемуся поддержкой со стороны значительной части народа. Напротив, Абади фокусируется на теме безопасности, желая пойти на второй срок.

Но все жертвы со стороны Хашд едва ли можно описать в рамках одной статьи. Иракские шииты, входящие в Аль-Хашд аш-Шааби, небогаты, они оставили свои семьи и свое скромное имущество, откликнувшись на призыв защищать Ирак. Простые иракцы (в отличие от многих аналитиков и иракских «диванных экспертов», вещающих из-за границы) считают бойцов Аль-Хашд аш-Шааби настоящими героями, защитниками родины, стариков, женщин и детей.

Когда я похвалил сейида Систани за изданную им фетву с призывом сформировать корпус добровольцев для защиты Ирака от ДАИШ, он ответил мне эмоционально: «Эти бедные добровольцы заслуживают исключительного почета и уважения – люди должны целовать их ноги…Это тысячи молодых и более умудренных возрастом бойцов, которые без малейшего колебания отправились на войну против ДАИШ, чтобы нанести им поражение и вернуть мусульманам-суннитам и мусульманам-шиитам, равно как и представителям конфессиональных меньшинств, их провинции, деревни и дома, принадлежащие им по праву…Это благодаря им тысячи иракских женщин не стали рабынями игиловцев…Это им мир обязан премного за их победы над террористами, а вовсе не мне…».

Элайджа Дж. Магниа

Al-Rai

Личный блог автора