• Как надо понимать карикатуры на Пророка в
    Как надо понимать карикатуры на Пророка в "Шарли Эбдо": взгляд аятоллы Хаменеи
    Большой и непростительный греховный поступок одного из французских изданий, оскорбивший святой лик великого Пророка Ислама (да благословит Аллах его и его семейство) стал очередным свидетельством упрямого неприятия и враждебности политических сил Запада по отношению к Исламу и мусульманской общине.

  • Сейид Наср-Аллах о демаркации границ, учениях ЦАХАЛ и эре Трампа в истории США
    Сейид Наср-Аллах о демаркации границ, учениях ЦАХАЛ и эре Трампа в истории США
    "Независимо от того, кто станет президентом США, он будет укреплять Израиль, а потому нам без разницы, кто там победит. Взгляните, каковы условия жизни в больших американских городах: люди живут в палатках, без соцпакета, эпидемия COVID приобрела огромный размах, широко распространились психические заболевания и зависимости, множество людей находятся в тюрьмах, процветает неприкрытый расизм…И это та самая Америка, которую нам преподносят как образец!"

  • Мохсен Фахризаде Махабади: мученик науки и обороны исламского Ирана
    Мохсен Фахризаде Махабади: мученик науки и обороны исламского Ирана
    21 ноября издание The Times of Israel опубликовало утечки, что сионистский режим планируют атаку на Иран к концу президентского срока Трампа. Всего лишь спустя 6 дней крупнейший иранский физик Мохсен Фахризаде был убит террористами в районе Демавенд близ Тегерана. Он был ядерным физиком и бригадным генералом КСИР, преподавателем физики в Университете Имама Хусейна (мир ему) в Тегеране. Из-за его преданности делу Исламской Революции в 2006-2007 гг. против ученого были введены санкции ООН.

  • Сионистский режим лоббирует планы по тотальной изоляции Хизбаллы
    Сионистский режим лоббирует планы по тотальной изоляции Хизбаллы
    Американо-сионистское лобби поставило себе глобальную цель — полностью исключить Ось Сопротивления из мировой политики и экономики. Против Ирана большей частью работают власти США, тогда как сионисты избрали основной целью Хизбаллу. Действовать предполагается так же, как это было с Сирией — страну хотят изолировать и сделать изгоем

  • Байден приходит на смену Трампу: почему Нетаньяху занервничал?
    Байден приходит на смену Трампу: почему Нетаньяху занервничал?
    Пользуясь временным безвластием в США, израильская верхушка старается форсировать продвижение своих незаконные антипалестинских проектов, на которые у них был полный карт-бланш во время президентства Дональда Трампа. Одновременно сионисты стараются подыскать подходящую стратегию работы с новой администрацией.

  • Йемен в агонии
    Йемен в агонии
    В ООН сообщили, что миллионы йеменцев голодают. В той или иной форме в гуманитарной помощи нуждаются не менее 80% населения, что составляет более 24 миллионов человек, в том числе, около 12,2 миллиона детей. Жителям 230 из 333 округов Йемена (69%) угрожает голод

  • На главную
  • Иран
  • "Сделка века сплотила палестинцев, а убийство Касема Сулеймани – иранцев"

"Сделка века сплотила палестинцев, а убийство Касема Сулеймани – иранцев"

20 июля 2020

Kazem Jalali interview2

14 июля Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран в России Казем Джалали принял у себя главного редактора портала Михвар.Ру Анастасию (Фатиму) Ежову и дал эксклюзивное интервью. Господин Казем Джалали – доктор политических наук в Университете Имама Садика (мир ему) и ветеран иранской политики: он был депутатом парламента (меджлиса) ИРИ на протяжении шести созывов и, в частности, курировал там вопросы международных отношений. Мы обсудили широкий спектр тем, связанных с острой и драматичной ситуацией в регионе: «сделку века», палестинские фракции, ситуацию в Сирии, возможность «второй волны» в деятельности запрещенной в России группировки ДАИШ (ИГИЛ), и, наконец, тему коронавируса (куда без него!).

- Господин Посол, большое спасибо за приглашение и радушный прием. Если говорить о ситуации в ближневосточном регионе, то центральная и самая болезненная для исламского мира тема – это, безусловно, Палестина. Сейчас в топе повестки – «сделка века», о которой очень громко заявил Трамп. Но после этого грянула пандемия COVID-19, из-за которой многие планы были спутаны. Нет никаких сомнений, что эта «сделка» представляет собой посягательство на все человеческие и гражданские права палестинцев, и что этот проект опасен. Но, на Ваш взгляд, насколько эта угроза существует в действительности, а не на бумаге? Что может предпринять исламский мир, чтобы не допустить реализации плана Трампа?

- Во имя Бога Милостивого, Милосердного! Я хотел бы подчеркнуть, что палестинский вопрос очень важен, и что уже несколько десятилетий исламский мир имеет дело с этой проблемой. Было время, когда мусульманские правительства занимали непримиримую по отношению к Израилю позицию, и даже разразилось несколько войн. Но Кэмп-Дэвидский договор де-факто ознаменовал собой начало уклонения мусульманских правительств от борьбы за права палестинского народа. Потом к этой борьбе примкнули палестинские движения. В то время борьбу возглавляла ООП. Затем были заключены Соглашения в Осло, и часть палестинских организаций присоединилась к переговорам и к т.н. «мирному процессу». Но после этого сам палестинский народ встал на борьбу – практически так и сформировалось Сопротивление, у которого к настоящему моменту имеется прекрасный «послужной список». В 80-е Израиль практически молниеносно захватил половину Ливана, но Сопротивление выгнало израильтян и сумело освободить свои территории.

Что касается самой Палестины, то, например, в Секторе Газа сам народ противостоит сионистскому режиму. Один из израильских премьеров так описывал свою мечту: встать утром и увидеть, что Газа ушла под воду. И то, что Газа до сих пор существует, говорит об успехе Сопротивления. Израиль когда-то говорил о том, что оккупирует все территории от Нила до Евфрата. Но он не смог сохранить даже свои существующие фальшивые границы – и все благодаря деятельности Сопротивления.

Слабая позиция мусульманских государств привела к тому, что, несмотря на все усилия народа Палестины, их руководители постепенно были вовлечены в процесс налаживания компромисса с Израилем. Израиль, некогда говоривший: «Мир в обмен на земли», теперь предлагает сделку: «Мир в обмен на благосостояние». Он обещает палестинцам комфортные условия жизни и деньги в течение нескольких лет – что, конечно же, является ложью. Почему? Потому что Израиль и Запад никогда и нигде не выполняли своих обязательств. В 1993 году заключили Соглашения в Осло, и, в соответствии с ними, в 1997 году планировалось сформировать независимое Палестинское Государство. Но где это государство? Разве Запад исполнил свои обязательства? Вовсе нет. И даже сам покойный Ясир Арафат, подписавший с ними этот договор (Осло-1), был убит ими же.

Перейдем к «сделке века». Это, конечно, «шаг вперед» со стороны Трампа, который он смог сделать в условиях беспечности правительств исламского мира. Но вопрос в другом: будет ли эта сделка успешна? Я не думаю. Если мы окинем взором прошедшие 60-70 лет, то мы увидим, что уже озвучивалось множество подобных планов – но ни один из них так и не был воплощен в жизнь. Кто из президентов США не предлагал какой-нибудь новый план по Палестине? И какой из этих планов возымел успех? Никакой. Почему? Потому что они не учитывают реальный факт: если вы хотите изгнать народ с его родной земли, если вы убиваете и пытаете людей, угрожаете им, желаете уничтожить их национальную идентичность – это не «сделка».

Трамп стремится за счет этого политического блефа во второй раз победить на выборах, но появился COVID-19, и они, американцы, сами попали в эту беду, хотя Нетаньяху и «ястребы» в сионистском режиме оказывают давление, чтобы этот план был реализован именно при Трампе – ведь они не знают, что произойдет в будущем. Трамп же запланировал реализовать проект «сделки века» в течение 4 лет. Но я полагаю, что этот план не будет успешен, хотя самая слабая и уязвимая точка исламского мира – это мусульманские правительства, которые вместо оказания помощи палестинскому народу и палестинскому Сопротивлению, наоборот, нормализуют отношения с врагом.

- Предательство со стороны арабских и мусульманских правительств по отношению к палестинскому народу – это уже давно не новость; палестинцы научились с этим справляться. Но у «сделки века» был неожиданный побочный эффект: даже ФАТХ, который вечно шел на эти проигрышные и ничего не дающие палестинцам соглашения, теперь занял более бескомпромиссную позицию, поняв, что договариваться с сионистами невозможно и не о чем. Но враг изобретателен, и, чтобы расколоть исламский мир и отвлечь его от Палестины, он развязал войну в Сирии, где начал поддерживать антиасадовских боевиков. Какие методы США и Израиль используют, чтобы исламская умма предала забвению палестинский вопрос?

- Вы озвучили несколько пунктов, которые довольно важны. Первый – что все палестинские группы выступают против «сделки века». Мне представляется, что именно это может стать некоей осью единства между палестинцами – они сошлись, как минимум, на одном вопросе. Второй пункт касается ФАТХ: они действительно пришли к тому, что эта «сделка» неприемлема – особенно с учетом того, что израильтяне, американцы и в целом Запад сами не выполняют своих обещаний.

Kazem Jalali interview3

Еще один важный нюанс, на который вы обратили внимание – это то, что палестинский вопрос должен стать первым для исламского мира. Но, к сожалению, некоторые арабские государства настолько заняты иными вещами, что они превратили палестинский вопрос во второстепенную проблему. К примеру, вместо того, чтобы помогать Палестине, они раздувают иранофобию – и тем самым хотят отвлечь внимание от Израиля.

Третий момент заключается в том, что они создавали такие террористические группировки, как ИГИЛ (запрещен в РФ), в Ливии, Ираке и в Сирии, чтобы предать забвению палестинский вопрос. Они заинтересованы в том, чтобы исламский мир оказался замкнут на себе, чтобы навязать мусульманам такфиристское прочтение Ислама. Запад хочет показать миру именно такое «лицо Ислама», что Ислам – это сплошные убийства, отрезания голов, кровопролитие. Мне представляется, что это очень сложный заговор, к которому нельзя относиться с легкостью. Они разрабатывали этот зловещий план в течение многих лет.

Что касается ситуации внутри Сирии, то их план заключался в том, чтобы захватить Сирию и часть Ирака, а потом создать там государство такфиристов. Но этот заговор провалился, поскольку Ось Сопротивления и Исламская Республика Иран разгадали суть этого плана, и наш славный военный руководитель, генерал-полковник Касем Сулеймани, и подконтрольные ему силы зачистили наш регион от террористов. Именно он не дал им достичь победы в Сирии. Мастерство генерала Сулеймани в военном искусстве проявилось в том, что он сумел эффективно задействовать все фракции Сопротивления в войне против террористов, и он смог добиться очень больших побед на данном направлении. И фактически одна из блестящих побед была одержана всей Осью Сопротивления именно в Сирии и в Ираке.

Но, к сожалению, мы видим, что Запад, и, в частности, США не придерживаются договоренностей. Сейчас они занимаются перегруппировкой этих террористов, оказывая им помощь, что уже само по себе является сомнительной вещью. Эту помощь следовало бы оказать народу Сирии, но очень хорошо известно, куда идет часть этой помощи и в чьи руки она попадет. Запад активно использует канал гуманитарной помощи для укрепления позиций террористов. С одной стороны, они говорят о бедственном положении народа Сирии, который действительно очень пострадал – но, с другой стороны, у них есть и другая, «железная рука», и они эту руку предпочитают не показывать. Они утаивают тот факт, что именно она убивает сирийцев. Кто создал (запрещенный в РФ) ИГИЛ? Трамп! Он сам признался в этом.

- В связи с этим у меня назрели два вопроса: один – про запрещенный в России ИГИЛ, другой – про генерала Касема Сулеймани. Тема такфиризма болезненна для нашей страны: к сожалению, очень многие люди с российскими паспортами ехали воевать за эти группировки, многие наши мусульмане повелись на пропаганду о «притеснении братьев и сестер по вере в Сирии». Слава Богу, Сирия победила. Причем это не пропаганда: в конце 2019 года я лично была в Сирии в составе официальной делегации и своими глазами увидела, что там действительно восстановлена мирная жизнь. Но понятно, что ИГИЛ (запрещен в РФ) никуда не делся, и его идеология жива. На Ваш взгляд, где США и Израиль могут попытаться заново возродить этот такфиристский «халифат»?

- Все верно: (запрещенный в РФ) ИГИЛ не умер. Почему? Потому что он имеет весомую идеологическую базу, и она никуда не исчезла. Что это за идеология? Уже несколько веков это девиантное направление в мысли, увы, существует в исламском мире. Англичане в свое время хорошо поняли, что этот феномен можно развивать и пестовать в своих интересах. В чем он заключается? Мы называем это явление салафизмом, современные исследователи называют его ваххабизмом – и именно из его лона вышли террор, убийства и такфиризм, т.е. обвинение инакомыслящих в «неверии». Каждый день он проявляется в какой-то новой форме, и совершенно не обязательно, чтобы это носило одиозное название «ИГИЛ». Может быть, эта аббревиатура уйдет – но сама идеология сохранится. В других странах подобные движения носили иные названия, но суть была той же: это идеология, оправдывающая массовое уничтожение, убийство людей. И она, безусловно, не имеет никакого отношения к чистому, изначальному Исламу.

И это – инструмент в руках крупных держав: они систематизировали эти настроения, придали им комплексную форму. Моссад, конечно же, был активно задействован в этом процессе. В этот проект также были вложены деньги ряда мусульманских государств. Кроме того, такфиристов поддержали разведки разных стран, им обеспечили информационное прикрытие. Исламские страны выделили им финансирование. И, увы, мы не прошли вакцинацию от вируса такфиристского мышления: оно существует, и некоторые люди, называющие себя муфтиями, дают очень странные фетвы.

Исторически в исламском мире не было войны между суннитами и шиитами. Сунниты всегда признавали шиитов как ветвь Ислама, равно как и шииты – суннитов. Но салафиты начали разжигать между ними вражду. Они даже придумывали ложные «хадисы», что убивший семерых шиитов прямиком попадет в Рай. Хотя, согласно исламскому праву, ни суннит не имеет права убить шиита, ни шиит – суннита. У нас больше общего, чем различий. Шииты и сунниты – братья. Мы все – мусульмане. Это укрепившееся такфиристское движение вбило между нами клин.

Я не думаю, что мир сможет легко избавиться от этой идеологии, поскольку есть и финансовые инструменты, и позиция крупных мусульманских стран, которые спонсируют такфиристов в своих политических интересах.

Kazem Jalali interview4

Что касается «уязвимых мест», о которых вы спросили, то я полагаю, что террористы в основном действуют в тех регионах, где отсутствует безопасность, где централизованное государство не доминирует над всей территорией. И вот там они могут восстановить свое присутствие – тем более, что американцы вооружают их на деньги арабских государств.

- Но если мы вспомним Сирию, то до войны там была очень сильная система безопасности…

- На территорию Сирии они перебрались по большей части с территории Ирака. У них не было корней в самом сирийском обществе – они просто воспользовались общей ситуацией. Тем более, что им предоставили весьма неплохие возможности: у них были очень хорошие деньги, на которые они нанимали новобранцев и покупали оружие. Это позволило им легко вторгнуться в Сирию. Все это было запланировано Западом. Но надо признать, что и со стороны сирийцев присутствовала некая беспечность. Террористы сыграли на этом.

- Уже упоминавшийся генерал Сулеймани многое сделал именно для освобождения Ирака и Сирии от этих западных прокси-террористов. Более того, в интервью Khamenei.Ir, которое он дал в 2019 году незадолго до своей героической смерти, он рассказал и о своей особой роли в Июльской войне 2006 года. Как мы видим, американцы идут на откровенные преступления, но результат оказывается ровно противоположным: «сделка века» консолидировала палестинцев, а убийство генерала Сулеймани – иранцев. Наблюдаете ли вы рост антиамериканских настроений в Иране после этого бессудного убийства? У меня сложилось впечатление, что это преступление возмутило и очень светских иранцев…

- Мученическая смерть генерала Сулеймани стала импульсом к большим преобразованиям внутри самого Ирана. Мне кажется, при жизни мученик Сулеймани не был так известен и популярен, как сейчас, после смерти. Мы верим, что Господь Бог, Милостивый и Милосердный, облагодетельствовал его героической гибелью за все его усилия и труды. Кто старается на Его пути, того Бог возвеличивает перед его народом. После смерти Сулеймани наш народ осознал все его величие.

Внутри Ирана атмосфера очень изменилась. Я находился в России, но отслеживал все новости, связанные с этой темой. Все силы в Исламской Республике Иран объединились вокруг фигуры Касема Сулеймани, который при жизни не принадлежал ни к какому флангу – он был вне коалиций, движений и фракций. Даже многие иранцы, живущие за пределами своей страны, которые не придерживались исламского образа жизни, стали называть его героем Ирана, почтили его память. У господина Трампа и Запада в целом сегодня нет таких ценностей, как у нас, у них нет осознания величия героической смерти – а потому, как мне кажется, они даже не поняли, что они натворили, какую гигантскую стратегическую ошибку они совершили.

Согласно международному праву, убийство мученика Сулеймани абсолютно незаконно. В третьей стране они убили почетного гостя, высокопоставленного военного с дипломатическим статусом, представителя страны-члена ООН, прибывшего туда с официальной миссией – он прилетел на встречу с премьер-министром Ирака! С точки зрения международного права, это однозначное преступление.

Мученик Сулеймани и в целом все павшие герои продолжают свою жизнь и после смерти. Это значит, что их наследие по-прежнему живо, и смерть генерала Сулеймани придала Оси Сопротивления новые силы. Многие поняли сущность американской элиты: они – преступники. Это не устраивает самих же американцев! Когда полицейский душит своего же гражданина коленом и убивает его таким страшным образом, это – лицо преступного режима США.

Сам генерал Сулеймани мечтал о подобной смерти. Он воспринимал это как благодать. Он достиг своей мечты. Он хотел уйти из жизни именно так. Конечно, для всей Оси Сопротивления это – потеря. Но, с другой стороны, это же является для нее благословением, ибо он укрепил Ось своей героической смертью. Для Ирана его смерть – это тоже большая утрата, но она же консолидировала иранский народ. Торжественные похороны генерала Сулеймани, каких не было в истории Ирана – потому что так не хоронили даже имама Хомейни – служат тому подтверждением. Это при том, что имам Хомейни был величайшей личностью, а генерал Сулеймани был духовным сыном имама Хомейни. Но, тем не менее, его похоронная процессия была еще более масштабной: она простерлась от Тегерана и Мешхеда до Хузестана и его родного Кермана.

Если вы хотите увидеть истинное лицо Ирана, не нужно обращать слишком много внимания на какие-то внешние частности. Посмотрите на то, как иранский народ провожал генерала Сулеймани в последний путь. Возможно, у нас в Иране есть споры и разногласия по каким-то вопросам, касающимся внутренней жизни – но перед внешним врагом мы абсолютно едины. Это то, чего американцы и Запад в целом не понимают. Поэтому вся их аналитика по Ирану за все 40 лет оказалась провальной.

Qasem funeral1

- Позвольте мне поделиться одним воспоминанием, связанным с генералом Сулеймани. Летом 2017 года я была в Иране. Одна из моих добрых знакомых попросила меня привезти ей сувенир с портретом Касема Сулеймани. Во дворе мечети Джамкаран есть палатка, где продается религиозно-политическая символика: басиджевские клетчатые платки, портреты имама Хомейни, Рахбара и сейида Хасана Наср-Аллаха, флаги. Я спросила, есть что-то с Касемом Сулеймани. Продавец извиняющимся голосом сказал мне, что генерала настолько любят в Иране, что продукцию с его изображениями разбирают мгновенно.

- И заметьте, что это было до его героической гибели! А сейчас он превратился в подлинного национального героя всего Ирана. Это достойная награда за те усилия, которые он прилагал к защите Ирана, к освобождению народов нашего региона.

- Спасибо Вам за рассказ о генерале Сулеймани. Нас в России – и мусульман, и немусульман – очень тронуло его убийство. Канал RT транслировал его похороны в прямом эфире, МИД России выразил свое возмущение, не говоря уже об обычных людях, многие из которых знали, любили и уважали Касема Сулеймани. Однако динамика событий диктует обсуждение новой повестки: пандемии коронавируса. Иран одним из первых принял на себя удар эпидемии. Все эти месяцы все ломают копья вокруг одного вопроса: и все-таки – это биологическое оружие или природное явление? Что Вы думаете по этому поводу?

- У меня нет сформулированной личной позиции по этому вопросу – просто потому, что я не специалист в области медицины и вирусологии. Но многие специалисты предполагают, что это все-таки не естественное явление. Звучит мнение, что это биологическое оружие, и в какой-то момент оно вышло из-под контроля его создателей. Я беседовал на эту тему с несколькими российскими экспертами, и они тоже говорили, что это может быть биологическим оружием.

Насколько эта теория доказуема – иной вопрос, однако же она существует. Так или иначе, эта эпидемия затронула множество стран мира и привела к массовой гибели людей. Разумеется, это привлекло большое внимание к данной проблеме. Я полагаю, что в будущем мы получим больше данных и доказательств в пользу той или иной версии о происхождении этого вируса.

- Как, на Ваш взгляд, изменится мир после пандемии COVID-19? Сейчас много говорят о грядущей цифровизации, чипизации, усилении электронного контроля над людьми…

- Посткоронавирусный мир будет очень изменчивым. Мы сейчас находимся в переходном периоде, когда еще многое неясно – что провоцирует появлений самых разных теорий и прогнозов на будущее. Эксперты активно выдвигают гипотезы о том, каким будет мир после COVID-19.

Однако же пока все эти рассуждения носят чисто теоретический характер, и с уверенностью очертить образ будущего пока невозможно. Но по некоторым вопросам можно дать прогноз с достаточно большой долей вероятности. В первую очередь, люди поняли, что никто в этом мире не может чувствовать себя в безопасности. Допустим, до коронавируса было стереотипное представление об Америке как об очень благополучной стране, как о колыбели комфорта, благосостояния и безопасности. Но пандемия коронавируса ясно показала, что это не так. Все страны оказались уязвимыми, но США пострадали больше других. Кроме того, определенные механизмы, созданные для интеграции некоторых регионов, продемонстрировали свою неэффективность в эпоху кризиса. К примеру, государства ЕС долго создавали общий рынок, общее экономическое пространство, упразднили границы, ввели единую валюту; но как только появился коронавирус, они отказались помогать друг другу и мгновенно закрыли друг от друга границы.

Наконец, оказалось, что ослабление морально-этических принципов, установок на сострадание и взаимопомощь также ставит людей в шаткое положение. Например, в иранском обществе, несмотря на огромный ущерб от коронавируса, люди не прекратили помогать друг другу. Когда мечети закрыли как места для молитвы, они стали средоточием сбора гуманитарной помощи для малоимущих слоев населения. Сам народ активно занимался этим, особенно во время священного месяца Рамадан. Это происходило и в городах, и в маленьких деревнях и селах: люди делали свои пожертвования во имя Аллаха.

В некоторых европейских странах оголодавшие люди грабили магазины; более того, страны воровали гуманитарную помощь друг у друга. Общий подход к ситуации был абсолютно аморальным. Мы надеемся, что после коронавируса мир вернется к базовым принципам этики, задумавшись о том, не ведет ли погоня за бесконечным комфортом к моральной деградации.

Что касается международной политики, то здесь, вероятно, также произойдут очень важные изменения. Но время покажет, какими именно они будут.

- Сейчас многие люди в России, у которых есть дружеские, деловые, личные связи с Ираном и иранцами, очень страдают от закрытия границ. Сорвались сделки, стажировки, свадьбы. Понятно, что прогнозировать что-то с уверенностью трудно, но все же когда, по Вашим приблизительным оценкам, стоит ожидать открытия границы между Россией и Ираном, и восстановления регулярного авиасообщения?

Kazem Jalali interview1

- Пока нет вакцины от коронавируса, мы будем жить с этим вирусом. Это очевидно. И здесь возможны два подхода: один – полностью подчинить свою жизнь коронавирусу, а второй – все-таки установить над ним контроль. Поскольку это новый вирус, вначале он диктовал нам правила. Но я думаю, что на данный момент мы можем взять ситуацию в свои руки. К примеру, в России очень многие ограничения были отменены; во многих странах происходит то же самое.

Постепенно мы выработаем четкие санитарные протоколы. Часть этих протоколов будут задействованы на практике: например, чтобы сесть в самолет и вылететь в другую страну, нужно будет соблюсти перечень правил. Необходимо время, чтобы отрегулировать все эти механизмы. Допустим, в Иране уже действуют четкие нормативы: все пассажиры внутренних рейсов должны быть в масках. Авиакомпании закупают маски, и их выдают пассажирам прямо на входе.

Мы надеемся, что во второй половине 2020 года мы уже начнем потихоньку открывать границы – конечно, неукоснительно соблюдая все меры санитарной предосторожности. Со своей стороны, Россия также ведет переговоры с разными странами, чтобы открыть с ними границы. Мы обсуждаем условия: какие тесты и медицинские справки необходимы для поездки, и думаю, что мы продвигаемся в сторону возвращения к нормальной жизни.

Беседовала Анастасия (Фатима) Ежова