• Как надо понимать карикатуры на Пророка в
    Как надо понимать карикатуры на Пророка в "Шарли Эбдо": взгляд аятоллы Хаменеи
    Большой и непростительный греховный поступок одного из французских изданий, оскорбивший святой лик великого Пророка Ислама (да благословит Аллах его и его семейство) стал очередным свидетельством упрямого неприятия и враждебности политических сил Запада по отношению к Исламу и мусульманской общине.

  • Сейид Наср-Аллах о демаркации границ, учениях ЦАХАЛ и эре Трампа в истории США
    Сейид Наср-Аллах о демаркации границ, учениях ЦАХАЛ и эре Трампа в истории США
    "Независимо от того, кто станет президентом США, он будет укреплять Израиль, а потому нам без разницы, кто там победит. Взгляните, каковы условия жизни в больших американских городах: люди живут в палатках, без соцпакета, эпидемия COVID приобрела огромный размах, широко распространились психические заболевания и зависимости, множество людей находятся в тюрьмах, процветает неприкрытый расизм…И это та самая Америка, которую нам преподносят как образец!"

  • Операция КСИР
    Операция КСИР "Касем Сулеймани": какие подробности стали известны спустя год
    8 января 2020 года КСИР провел операцию возмездия за смерть Касема Сулеймани, которая носила его имя. Прошел год, но американские военные, которые оказались в ту ночь на иракской базе Айн аль-Асад, до сих пор с ужасом вспоминают иранскую ракетную атаку. Они говорят о преследующем их чувстве тревоги и беспомощности. Очевидцы вспоминают, что они плакали и хныкали, а некоторых из них рвало от страха.

  • США планируют внести движение
    США планируют внести движение "Ансар Аллах" в список террористических организаций
    США также планируют внести в "особый список мировых террористов" трех лидеров хуситов персонально: Абдул-Малика аль-Хуси, Абд аль-Халика Бадр ад-Дина аль-Хуси и Абдуллаха Яхъю аль-Хакима. ООН, дипломаты и благотворительные организации бьют тревогу, что это сильно затруднит работу гуманитарных миссий в Йемене, где свирепствует голод и эпидемии.

  • Палестина и ковид: медицинский апартеид как инструмент геноцида
    Палестина и ковид: медицинский апартеид как инструмент геноцида
    COVID-19 в тюрьмах продолжает распространяться — причем жертв среди палестинских заключенных заметно больше, чем среди израильских. Сионистский режим цинично и неприкрыто отказывает палестинскому народу в праве на вакцинацию, несмотря на призывы ООН, ВОЗ и других международных организаций. Ситуация становится все более тревожной и на оккупированном Западном берегу, и в Газе...

  • Каким был мученик Абу Махди аль-Мухандис: воспоминания приемной дочери
    Каким был мученик Абу Махди аль-Мухандис: воспоминания приемной дочери
    В первую годовщину героической смерти Хадж Абу Махди аль-Мухандиса портал Alahed News взял эксклюзивное интервью у Захры, которую мученик Аль-Мухандис взял под опеку после смерти ее отца. Она была одной из множества молодых женщин и мужчин, которым он помогал на протяжении всей их жизни.

  • На главную
  • Иран
  • Люди героического типа: о самом ценном наследии Священной Обороны

Люди героического типа: о самом ценном наследии Священной Обороны

25 сентября 2020

difa moqaddas1

Священная Оборона, ирано-иракская война...Кровавая и разрушительная агрессия, которая длилась долгих 8 лет с подачи мировых элит, хотевших разгромить победившую в Иране Исламскую Революцию руками Саддама. Постреволюционная зона турбулентности, расформированная армия, бедность и разруха, неустойчивость институтов власти – и необыкновенный духовный подъем, энтузиазм, страстное желание защищать Ислам и свою страну с оружием в руках у миллионов.

На волне этого энтузиазма был создан КСИР, возникло народное ополчение – Басидж, фронт запестрел исламской шиитской символикой и заговорил языком коранических молитв.

Это целый пласт смыслов и образов – не только в истории Ирана, но и во всей культуре Сопротивления.

Это и особая эстетика.

Это мальчики-басиджи в черных клетчатых шарфах. Это красные повязки на лбах бойцов и «ключики от Рая». Это музыка Садика Ахангарана, пронзительная и драматично мужественная. Это литература – прекрасная военная проза, которую выпускает в свет издательство «Садра»: это романы «Шахматы с машиной страшного суда» Хабиба Ахмад-заде и «Путешествие на высоту 270» Ахмада Дехкана, мемуары жен и фронтовых медсестер – «Я жива» Масуме Абад, «Жена героя» и «Голестан, 11» Бехназ Зарабизаде, «Да: воспоминания Сейеде Захры Хосейни», «Фарангис» (воспоминания Фарангис Хейдарпур) Махназ Фаттахи. Это живая мистерия героизма, прямое продолжение трагической мистерии Ашуры.

А еще это люди. Многие из них лежат под черными плитами с торжественной белой вязью, на которых мокнут под дождем алые тюльпаны и задумчиво мерцают свечки, заботливо зажженные девушками в черных чадрах.

Но по тем, кто, истерзанный и израненный, уцелел и дожил до наших дней, можно судить о тех, кто принял честь мученичества, о всем том поколении, руками которого Иран покончил с тысячелетней монархией и холопской зависимостью от США и Запада.

Это очень умные люди, чей мозг натренирован феноменально быстро принимать сложные решения. Их мозг – как компьютер, ведь на войне им приходилось учиться всему налету и мгновенно ориентироваться в ситуации: замешкаешься – получишь пулю в лоб. У молоденьких ребят из «Басидж» не было боевого опыта, они не учились в военных университетах, но у них было свежее восприятие жизни, искренняя вера и готовность быстро осваивать военное дело прямо на фронте.

Многие из них ушли на фронт в 14-15 лет. Это ложь, что «ужасные хомейнисты» гнали их туда силой – они страстно рвались туда сами, несмотря на возражения учителей и родителей, для них это было высшей честью и заветной мечтой. Это сейчас, когда, как с младенцами, носятся с 30-летними «дитятками», людей такого возраста считают детьми – а тогда (еще совсем недавно!) в глазах общества они были молодыми мужчинами. И эти мужчины горели желанием защищать Исламскую революцию и свою страну. Героическая гибель была для них высшей точкой экзистенциальной реализации и предельным смыслом. Они не были «пушечным мясом» – они были архитекторами Большой Истории, проводниками Божественных смыслов, основоположниками всей культуры Сопротивления в ее современном прочтении.

Отвоевав, они окончили по несколько университетов: у многих из них есть естественнонаучное, и гуманитарное, и богословское образование. Это золотой резерв интеллектуальной, научной и политической элиты Ирана. У них живые глаза и живой ум; они никогда не устают учиться.

У них блестящая интуиция. Касем Сулеймани в своих военных мемуарах вспоминает, как в запутанных ситуациях, когда объективной информации не хватало, верные тактические решения приходили к ним в озарениях и снах. Самому генералу Сулеймани из-за перипетий эпохи не удалось получить высшее образование (о чем он всю жизнь очень жалел!), но все это было компенсировано феноменально глубоким, острым умом – он был гениальным военным стратегом. Помимо этого, у мученика Сулеймани был еще и литературный дар – в этом может убедиться любой, кто читал его мемуары, также изданные «Садрой».

Ветераны той войны – не фанатики, что бы там ни вещала западная пропаганда. Напротив, они видят жизнь в ее сложности, улавливая тончайшие нюансы разных ситуаций. Вероятно, среди всех иранцев это люди с самым глубоким пониманием жизни и людей. А уж какие они психологи!

Они способны выстраивать очень глубокие человеческие отношения. Они ценят людей. Они чувствуют их. Они не бросаются людьми, не равнодушны к их проблемам, они видят в них братьев и сестер, а не средство и ресурс. Они способны к преданной и долгой дружбе. Они прошли через кровь, смерть товарищей, жуткие раны, ужас жестоких сражений –и их не пугает чужая боль. Они готовы прожить ее вместе с человеком и выдернуть его из кошмарного депрессивного состояния. Они сильны морально и внутренне.

Пока живы эти люди, пока жив их дух, Иран не потерян, Ислам не потерян и мир не потерян.

Анастасия (Фатима) Ежова