• Аятолла Хаменеи:
    Аятолла Хаменеи: "К участникам протестов нужно проявить исламское милосердие"
    Рахбар призвал учитывать все смягчающие обстоятельства: отсутствие криминального прошлого, хорошую репутацию семьи, положительные характеристики с работы. Президент Рухани считает, что протестующих, не совершивших уголовных преступлений (убийств, поджогов, погромов), а просто кричавших лозунги, стоит освободить. Это, впрочем, не касается тех, кого уличили в шпионаже и сознательной работе на западные спецслужбы, а также в связях с группировкой "Моджахедин-е хальк".

  • Сейид Наср-Аллах на Khamenei.Ir (5) о роли народа, марджията и Ирана в фиаско США в Ираке, Йемене, Ливане
    Сейид Наср-Аллах на Khamenei.Ir (5) о роли народа, марджията и Ирана в фиаско США в Ираке, Йемене, Ливане
    "В Ираке ДАИШ оказались способны противостоять сами иракцы и их Силы народной мобилизации, подчинившиеся фетве марджията (религиозного руководства) и получившие помощь от аятоллы Хаменеи и Ирана. Касем Сулеймани и братья из КСИР отправились в Багдад, чтобы сформировать там автохтонно иракские группы Сопротивления и наладить их координацию с иракскими правительственными силами...США потерпели поражение по всем фронтам".

  • Касем Сулеймани на Khamenei.Ir о неизвестных страницах Июльской войны. Часть 3
    Касем Сулеймани на Khamenei.Ir о неизвестных страницах Июльской войны. Часть 3
    Сейид произносил свою речь в комнате, а мы с Имадом и еще одним братом сидели в соседнем помещением. Разразился морской бой. Когда Сейид хотел уже сказать свои финальные слова: "Ассаламу алейкум ва рахматуЛлах", сверхзвуковая ракета поразила цель. И когда он завершал свое выступление, будто какое-то озарение посетило его, словно он увидел эту сцену, и он вдруг сказал: "Прямо сейчас на ваших глазах полыхает объятый пламенем израильский фрегат".

  • В Багдаде линчевали 16-летнего юношу: Ирак скатывается в кровавый хаос
    В Багдаде линчевали 16-летнего юношу: Ирак скатывается в кровавый хаос
    Один из высших шиитских законоведов Ирака аятолла Али ас-Систани жестко осудил убийство 16-летнего подростка, которого участники протестов линчевали на площади Аль-Васба в Багдаде. Разлагающееся тело юноши подвесили за ноги прямо посреди площади. Полиция бездействовала. Меж тем, это был не единственный одиозный инцидент, вписывающийся в канву реализации зловещего плана США, Израиль и КСА для Ирака...

  • Захра Кебайси:
    Захра Кебайси: "Ситуация в Ливане – это не кризис, это вызов"
    Захра Кебайси, в прошлом учительница музыки, открыла безубыточную дружественную к инвалидам пекарню в южноливанском городе Набатийе. При пекарне есть мини-библиотека. Скромная и воспитанная девушка, она смотрит на жизнь с оптимизмом в условиях, когда многие опускают руки и совершают самоубийство. Захра служит живым опровержением западной пропаганды, представляющей адептов Сопротивления как невежественных маргиналов. А это стойкие, проницательные и изобретательные люди, которые благодаря своей энергии смогли выбраться из болота отчаяния – и на смену кризису пришли дерзкие акции и победы.

  • Новые нарушения прав палестинцев на Западном берегу
    Новые нарушения прав палестинцев на Западном берегу
    Жители оккупированных палестинских районов постоянно подвергаются атакам незаконных поселенцев. Подобные нападения на Западном берегу случаются практически на ежедневной основе. Иногда нападения совершаются ночью, но часто — вполне открыто.

  • На главную
  • Ирак
  • Поджигатели Оси: от Кербелы до Бейрута. Кто пытался сорвать Арбаин?

Поджигатели Оси: от Кербелы до Бейрута. Кто пытался сорвать Арбаин?

05 ноября 2019

Arbaeen walk4

У КПП Шаламче – скопление автобусов. Время близится к полудню, и южное октябрьское солнце начинает палить особенно нещадно. До иракской границы нужно 5 км пройти пешком под этим солнцем, и альтернативы – нет. Вдоль пыльной дороги выстроились многочисленные палатки, где шиитским паломникам чай, вода и еда наперебой предлагается абсолютно бесплатно. Всюду разбиты и палатки для отдыха, где можно отоспаться или переждать жару – так называемые мукебы. Но мы не можем мешкать – по ту сторону границы, в Ираке, нас ждет другой автобус.

Зной, меж тем, абсолютно невыносим – он словно давит на темя, вызывая дикую, пронзительную головную боль. На счастье, поблизости оказывается туалет, где рукомойники установлены прямо во дворе, на открытом воздухе под навесом. Подставить голову под освежающе ледяную струю, смочить шею, грудь, руки – это оказалось настоящей панацеей. Потом нам постоянно встречались мальчики, заботливо опрыскивающих путников из пульверизаторов и шлангов холодной водой с примесью экстракта розы. От ее брызг не уворачиваешься – им отдаешься с радостью: только там можно дальше жить, идти, дышать.

Добравшись до границы, мы вздыхаем с облегчением и усаживаемся на рюкзаки прямо на плитку под массивной колонной здания – это не очень гигиенично, но нам уже все равно.

Мы едем на Арбаин – всемирный шиитский марш, когда к 40-му дню после Ашуры в Кербелу стекаются шииты всего мира. Самые сильные и выносливые из них идут пешком из Наджафа к гробнице Имама Хусейна (мир ему), ночуя в точно таких же палатках, где им бесплатно предлагается все необходимое. Этот путь, составляющий примерно 70 км, занимает около 2-3 дней. Как восстание Имама Хусейна (мир ему) носило очевидно политический характер, так и этот чисто «религиозный», казалось бы, марш имеет четкий политический посыл. Его участники устраивают красочную демонстрацию, неся с собой красные, черные и зеленые шиитские знамена вкупе с флагами своих стран или движений. На шеях у людей – белые палестинские арафатки и черные басиджевские клетчатые платки, бывшие в ходу у иранских защитников родины в годы Священной Обороны против агрессии Саддама. Мужчины, женщины, подростки, дети, мамы с колясками и грудничками – в этом году на Арбаин в Ирак съехалось порядка 21 млн. человек! Из них – 3,5 млн. иранцев, и это на 1,2 млн. больше, чем в прошлом году. Безопасность участников Марша охраняли иранские силы «Кудс» под командованием генерала Касема Сулеймани.

Драматизм ситуации в том, что в этом году данный Марш – со всеми его актуальными политическими коннотациями, включая поддержку современных наследников дела Имама Хусейна (мир ему) в лице Исламской Республики, ливанской Хизбаллы, йеменской «Ансар Аллах» – вообще был на грани срыва! И мы, ехавшие на автобусе из Ирана, имели все шансы на него не попасть. Мы до последнего момента не знали, не отменится ли наша поездка. И еще сидя в иракском консульстве в Москве, сильно волновались, дадут ли нам вообще визы – слишком уж многозначительно медлили иракцы, слишком очевидно намекали, что, мол, в Багдаде не все спокойно…

Аккурат в канун Арбаина в иракской столице вспыхнули протесты против коррупции. Ситуация раскалилась так внезапно, что даже иранский МИД поначалу «не рекомендовал» своим гражданам ехать на Арбаин в этом году. Впрочем, Верховный Лидер озвучил несколько иное мнение, и многие иранцы рекомендацию, к счастью, проигнорировали. Все же Арбаин – яркий символ единения шиитов мира, а иранцы – слишком важный компонент мировой шиитской общины, чтобы отсутствовать на таком мероприятии. Приехать в Ирак для них стало делом принципа. Однако же многие маршруты из соображений безопасности пришлось перестроить, и из цепи традиционных шиитских зияратов в Ираке остались только Наджаф и Кербела, а Самирра и Багдад, увы, выпали – столица вообще оказалась закрыта от туристов и паломников: в ней шли столкновения протестующих с полицией, которые не обошлись без жертв.

То, что коррупция цветет в арабских странах всеми красками радуги точно так же, как переливающиеся на солнце сорта грязи и мусора – не новость. Это – привычные реалии подавляющего большинства арабских стран, за исключением жирных нефтяных монархий Залива. И, кстати, это разительно отличает от того же Ирака соседний Иран: в Исламской Республике – идеальная чистота, до блеска отполированные улицы и мостовые, которые каждую ночь прилежно метут и моют из шлангов, безопасность, порядок и доступная для людей инфраструктура; в Ираке – грязь и зловоние, уличные кражи, залежи всевозможного мусора и стойкое амбре из неподражаемых запахов, где вонь от тухлятины нежно перетекает в душок от канализации.

Kerbela1

В центре Кербелы располагается комплекс из двух мавзолеев, где похоронены два величайших героя Ислама – Имам Хусейн (мир ему) и Абу-ль-Фадль Аббас, его сводный брат, принявший мучительную смерть, но попытавшийся доставить воду из Евфрата в изнывающий от жажды лагерь восставших. Мавзолеи соединяет аллея, носящая название Бейне-ль-Харамейн («между двумя храмами»). Внутри усыпальниц царит такая ослепляющая своим ярким великолепием красота, что хочется раствориться в этом пронизанном морозцем от вовсю работающих кондиционеров и пропитанном розовой водой воздухе, в этой пронзительной и трагичной каллиграфии, когда красным по черному выведены коранические аяты и имена павших героев, в этой смеси огненно-кровавых, солнечно-желтых и иссиня-черных красок, обостряющих ощущение величественной торжественности, окутавшей эти святые места.

Kerbela2

Стоит выйти на улицу – и тут же возникает удручающий диссонанс. Между храмами прямо поперек аллеи лежат бездомные, давно не мывшиеся, босые люди с грязными пятками: неприкаянные паломники из Пакистана, Индии и других бедных стран, которым в Ираке не нашлось даже убогого угла, чтобы найти там мало-мальский приют. Справку о наличии инфекций у них явно тоже никто не требует – к слову, она обязательна в хадже, также аккумулирующем мусульманских паломников со всего мира. И – бездорожье, мусор, запах сточных вод. Пожалуй, в этом диссонансе – квинтэссенция иракской действительности. К слову, он же начисто отсутствует в Иране, где великолепие и ухоженность мечетей и мавзолеев никак не контрастирует с прилегающими к ним жилыми кварталами, где точно так же чисто, уютно, светло и безопасно.

Не будем слишком строги к многострадальному Ираку, за последние десятилетия пережившему американскую оккупацию, нашествие игишей, испытание на себе самого смертоносного оружия, а ныне загибающемуся от коррупции, голода и безработицы. Уже одно то, что эта страна сохранилась как единое государство – большая удача. И в том, что ходящие по иракским улицам люди все это пережили – их большое везение. Многим их соотечественникам повезло куда меньше: они погибли под бомбами, сгинули в американских фильтрационных лагерях, от тяжелых болезней, обусловленных применением изуверского оружия, от пуль и ножей такфиристов, которые резали головы, сжигали заживо, топили, сдирали кожу, продавали женщин и насиловали их целым скопом.

И вот теперь – послевоенная разруха, с которой никто толком ничего не делает, а чиновников больше заботит набивание карманов и животов…

Нельзя сказать, что изначально у протестов не было объективных причин, и что абсолютно все «срежиссировало ЦРУ». По словам иракцев, местные чиновники воруют, как дышат, а бюджетные деньги за рубеж вывозят целыми самолетами. Отсюда – неустроенность, грязища, абсолютное наплевательство на простых людей и их проблемы. Не случайно один из ведущих шиитских богословов и правоведов Ирака, великий аятолла сейид Али Хусейни ас-Систани, настойчиво призвал правительство прислушаться к отчаявшемуся народу.

Но все бы можно было понять и простить, если бы в ходе протестов не начали звучать провокационные лозунги, а во всех бедах и проблемах Ирака не начали обвинять…соседний Иран. Тот самый Иран, который самоотверженно помогал иракцам в отражении такфиристской агрессии, отправлял своих добровольцев, тренировал иракские ополчения, передавая им боевой опыт, а ныне – отстраивает гостиницы, реставрирует и украшает шиитские святыни, наконец, помогает в поддержании безопасности, в результате чего возле шиитских мавзолеев перестали, наконец, взрываться бесконечные смертники.

Конечно, изначально эти лозунги, равно как и провокации в виде сожжения иранских флагов, штурма консульства в Кербеле – продукт целенаправленной деятельности агентов ЦРУ. Но проблема в том, что сами люди удивительно неблагодарны и легковерны. Не все, конечно, но часть иракцев поддались виртуозной пропаганде, и уже довелось собственными ушами слышать разговоры, что, мол, в победе над [запрещенным в РФ] ИГИЛ иранской-то заслуги и нет – все сделали иракские ополченцы, подчинившиеся фетве аятоллы Систани; да и Касем Сулеймани – непонятно кто вообще такой, да и сотрудничают здесь иранцы с самыми отъявленными коррупционерами и казнокрадами (вспоминается знаменитая ремарка Сталина, что нет, мол, у него других писателей)…

Глядя на иракские улицы, которые местные молодые люди с легким сердцем замусоривают, несмотря на повсеместное наличие урн, и по которым молодой женщине славянской внешности небезопасно гулять одной даже в разгар дня, невольно думаешь, что это никак не генерал Сулеймани заставляет простых иракцев безбожно воровать прямо в мечетях и кидать под ноги пластиковые бутылки и упаковки из-под еды. А благополучие страны начинается с элементарного: с умения не гадить там, где ты живешь, и поддерживать свои родные города (тем более имеющие статус священных!) в чистоте, благо это считается одной из главных исламских добродетелей.

Qasem Shalamcheh

Иран тоже переживал и по сей день переживает непростые времена: постреволюционную неустроенность, восьмилетнюю агрессию Саддама, пришедшуюся на тот период, когда была де-факто полностью расформирована армия, наконец, нескончаемые экономические санкции и постоянное давление со стороны т.н. «международного сообщества». Однако, несмотря на это чудовищное давление, страна развивается. Города год от года становятся все более красивыми, современными и ухоженными; среди иранцев стало нонсенсом не иметь высшего образования, а многие люди учатся в нескольких университетах и непременно получают научные степени; продвигается вперед наука, медицина, технологии; Иран на 95 % выполняет программу по импортозамещению, производя почти все необходимое сам, несмотря на санкции; улицы иранских городов удивительно чисты, и гулять по ним можно одной хоть до двух ночи – здесь почти нет преступности, нет риска быть изнасилованной, ограбленной, похищенной. Да, в стране есть экономические проблемы, безработица, да и коррупция в какой-то степени также присутствует (куда же без нее!), но последнюю сейчас начали пресекать особенно жестко – по всему Ирану прокатилась волна посадок казнокрадов, и в целом в стране все сделано для людей.

Слаженная победа сил Оси Сопротивления над такфиристскими прокси Запада стала для последнего «костью в горле». США и Израиль не могут смириться с сокрушительным фиаско собственного проекта, начиная с неожиданного жесткого разгрома сионистской армии в Ливане в 2006 году и заканчивая с почти полной ликвидацией такфиристской угрозы в Сирии и Ираке. В результате победы правительства Башара аль-Асада в Сирии и Сил народной мобилизации в Ираке, в которую иранцы вложились весьма щедро, не пожалев ни денег, ни людей, противостоящая американской гегемонии Ось Сопротивления особенно укрепила свои позиции; кровоточащими ранами остались лишь Палестина и Йемен. Соответственно, Ось необходимо срочно поджечь – а то ведь такими темпами и до освобождения Аль-Кудса станет недалеко. А поджигают американцы умело, хитро играя на реально существующих проблемах и противоречиях, причем «переводя стрелки» совершенно не на тех, кто является подлинным корнем бед региона и населяющих его народов.

Именно это происходит сейчас в Ираке, где волнения докатились уже до Кербелы; этот же сценарий, увы, пытаются реализовать и в Ливане. Что, опять же, объяснимо: с уверенной победой политического крыла Хизбаллы на выборах 6 мая 2018 года, удачно увенчавший триумф ее военного крыла над террористами в Сирии, Западу надо срочно что-то делать. И хотя краеугольным камнем программы Хизбаллы на этих выборов была именно полномасштабная борьба против коррупции и хищения бюджетных средств, новое правительство, где Хизбалла была представлена в наибольшем объеме, стало объектом атак именно…под лозунгами борьбы против коррупции.

Впрочем, Хизбалла отнеслась к протестам с большим пониманием – ведь о том, что заставило людей выйти на улицы, движение говорило неоднократно, называя экономическую ситуацию в стране просто катастрофической. Бюрократия, коррупция, присвоение средств из общественной казны, имущественное расслоение, неухоженность улиц – все это реалии Ливана. А Хизбалла, в свою очередь, всегда стояла на стороне народа, а не разъевшихся за его счет чинуш.

В день Арбаин, 19 октября 2019 года, обращаясь к протестующим, сейид Хасан Наср-Аллах сказал: «О, участники протестов! Мы все с большим почтением относимся к вашему выбору и к тому, что вы вышли на эти митинги. Мы не просто понимаем – мы также уважаем и ценим ваш протест, посредством которого вы изливаете вашу боль. Ценность вашего протеста в том, что он оказался спонтанным; он также искренен и далек от каких-либо религиозных, конфессиональных, локальных или политических коннотаций. Мы услышали ваш голос. Сила вашего движения – в том, что оно не носит узкопартийный характер. То, чего вы достигли всего лишь за два дня – это очень, очень, очень важно. Но вы должны быть осмотрительны. Политические партии, являющиеся частью властных структур, пытаются оседлать ваше движение, чтобы из чисто социального протеста оно превратилось в ангажированно политическое. Это не проблема, если вы оскорбляете лично меня – но не позволяйте себе этого в отношении других. Это вредит вам и вредит самому ливанскому народу. А мы в Хизбалле не бросим наш народ и нашу страну! Мы не позволим утопить Ливан в хаосе».

Сейид Хасан пояснил, что в ряды протестующих, озвучивающих вполне правомерные и справедливые лозунги, внедрились провокаторы и агенты иностранных разведок, чтобы развернуть этот стихийный протест в нужную им сторону. И понятно, что им нужно – ослабить позиции министров от Хизбаллы, представленных в правительстве.

Поэтому сейид Наср-Аллах призвал протестующих покинуть улицы: уж слишком велико желание США и Израиля использовать эти протесты для подрыва позиций Сопротивления в Ливане.

Lebanese protests

Все это регион уже проходил в разгар «арабской весны», которую в странах Оси предпочитают называть Исламским Пробуждением: спецслужбы США долго мониторили общественные настроения, зафиксировав недовольство народных масс их же американскими ставленниками, а потому нашли способы катализировать этот протест в нужную им сторону, не позволив, чтобы иранский 1979-й год, ставший для них геополитической катастрофой, повторился где-либо еще. Тогда им это удалось. 

Сегодня ситуация также предельно амбивалентна. С одной стороны, коррупция, нищета и воровство во властных структурах – не «выдумки американской пропаганды», а объективная реальность арабских (и не только) стран, и отчаявшийся оголодавший народ оказался выброшенным на задворки этой печальной реальности. С другой стороны, есть риск, что этому справедливо возмущенному народу не хватит ума отделить зерна от плевел, рассмотреть подлинного виновника своих бед, не поддаться на примитивнейшие, казалось бы, провокации.

А цель этих провокаций одна – расколоть Ось, стравить друг с другом уже не суннитов и шиитов, а самих шиитов, расколов их по банальнейшему национальному признаку, сыграв на подлежащей беспощадному изживанию бытовой неприязни или симпатиях к разным правовым авторитетам.

Никакие антииранские или антихизбаллаховские «движухи», разумеется, не приведут ни Ирак, ни Ливан к процветанию, да и коррупции конец не положат – напротив, она еще больше заиграет всем буйством красок. Стоит силам «Кудс» уйти из Ирака – и вновь начнут взлетать на воздух начиненные взрывчаткой автомобили, унося десятки и сотни жизней, вновь найдутся желающие убивать «делающих ширк рафидитов», чьи поползновения некому будет пресечь. Стоит Хизбалле ослабнуть в Ливане – как мгновенно осмелеет сионистский режим, который и сегодня не гнушается нарушать его воздушное пространство, опасаясь, впрочем, переходить к более серьезным действиям.

А местные чиновники как воровали и обирали народ, так и продолжат успешно делать это.

Глупо, смешно и грустно не понимать этого.

Анастасия (Фатима) Ежова