• Речь сейида Али Хаменеи в День Арбаин 15 марта 1974 г.
    Речь сейида Али Хаменеи в День Арбаин 15 марта 1974 г.
    Арбаин – это точка сборки, это место встречи для всех шиитов мира на земле, которая хранит величественную память, земле мучеников, где расположены их могилы. Это особое место – Кербела, ибо душа каждого шиита – в Кербеле, а движима она духом Ашуры. В сердце тела шиизма пульс Ашуры ощущается особенно отчетливо. Где бы ни находился шиит, он предан делу Ашуры и Хусейна (мир ему). Это были искры, вылетавшие из этого священного и очищенного центра, и от них зажигались души и сердца, превращая людей в пули, поражавшие врагов в самое сердце.

  • Сейид Наср-Аллах в День мучеников:
    Сейид Наср-Аллах в День мучеников: "Мы будем добиваться своего, чего бы нам это ни стоило"
    "Мы наращиваем ракетную мощь Сопротивления, и ни санкции, ни угрозы не остановят нас в этом. Сдаться – значит распахнуть двери перед Израилем и его агрессией". Пройдясь по теме Газы, Израиля, Йемена и Хашукджи, лидер Хизбаллы жестко прокомментировал ситуацию с провисшим формированием правительства в Ливане. Он ответил всем – и Харири, и Джумблату, и "Ливанским силам" – избегая излишней дипломатичности.

  • Как Голаны были оккупированы Израилем?
    Как Голаны были оккупированы Израилем?
    Жители Голан подтверждают верность своей сирийской Родине, несмотря на репрессии оккупантов. Чем же Голаны так привлекли Израиль? Помимо уникальных природных условий, климата, позволяющего успешно развивать сельское хозяйство, на юго-западе района находятся известные с римских времён термальные источники. Но главное богатство Голан – вода. Более 30 % питьевой воды Израиль черпает из источников, протекающих по территории Голан.

  • Сионисты убили командира ХАМАС
    Сионисты убили командира ХАМАС
    Спецслужбы сионистского режима убили одного из высокопоставленных командиров военного крыла ХАМАС и еще пятерых членов палестинского Сопротивления, один из которых также был командиром

  • Хашукджи слишком много знал
    Хашукджи слишком много знал
    The Guardian предполагает, что Хашукджи мог пострадать из-за того, что пролил свет на близкую связь между наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммадом бин Салманом и вещающим из Великобритании антииранским телеканалом Iran International TV.

  • США поддерживают штурм Ходейды саудовской «коалицией»
    США поддерживают штурм Ходейды саудовской «коалицией»
    Министерство прав человека Йемена выпустило заявление, в котором жестко высказалось по поводу последствий штурма Ходейды так называемой «международной коалицией», конечная цель которой – истребить йеменцев и взять под контроль ресурсы страны.

Талех Багир-заде – символ Сопротивления в Азербайджане

29 июня 2018

Taleh4

26 июня в Москве прошел круглый стол, посвященный Талеху Багир-заде – молодому азербайджанскому исламскому политику, томящемуся в застенках алиевского режима. У мусульман, являющихся противниками данного режима, есть традиция собираться 26 числа каждого месяца в память о нардаранских событиях 26 ноября 2015 г., когда правоохранительные органы учинили силовой разгон траурного собрания в день Арбаин – то есть на сороковой день после Ашуры, когда шииты мира поминают мученическую смерть Имама Хусейна (мир ему). В ходе тех событий были убиты 4 человека, включая двух полицейских (после полиция «повесила» эти убийства на задержанных шиитов), около 300 человек были арестованы, из них 70 были приговорены по тяжким и особо тяжким статьям к тюремным срокам от 10 до 20 лет. Мы уже подробно писали об этом «нардаранском деле».

Талех Багир-заде родился 23 июня 1984 г. Он женат, у него трое детей. В Азербайджане он получил высшее экономическое образование, а потом поехал в иранский Кум, где проучился 5 лет. После Талех Багир-заде отправился в иракский Наджаф, где изучал Ислам еще около года. Но события в родной стране заставили его быстро вернуться в Азербайджан, где его речи и видео быстро завоевали популярность, причем не только в шиитских религиозных кругах.

В отличие от многих других проповедников, называющих себя «теологами», но ограничивающих себя разъяснением нюансов ритуальной стороны Ислама, Талех Багир-заде затрагивал темы политики и экономики. Он яростно критиковал нежную дружбу алиевского режима с США и Израилем, равно как и чудовищную коррупцию, поразившую все слои азербайджанского общества и системы управления.

Так, известно, что в Азербайджане никакую проблему невозможно решить без взяток и откатов. А в медицинские учреждения лучше не попадать – коррупция страшная, а качество врачебной помощи настолько убогое, что от «прелестей» азербайджанской медицины встают волосы дыбом (например, в провинции в роддомах роженицам зачастую вообще не зашивают разрез после эпизиотомии; многие новорожденные умирают; много врачебных ошибок в принципе). Зато драть с населения взятки азербайджанский врач всегда горазд. То же самое касается и чиновников всех рангов и уровней. И это при том, что в современном Азербайджане – чудовищное социальное расслоение. Власть имущие, поп-звезды, крупные полицейские чины утопают в роскоши, рядовые сотрудники правоохранительных органов просто не бедствуют – меж тем, как основная часть населения выживает на зарплаты размером около 100 долларов в месяц (примерно 5-7 тысяч рублей в российском эквиваленте).

Воспитанный в школе Имама Али (мир ему) и в духе Исламской революции, Талех Багир-заде понимал, что Ислам не сводится лишь к скрупулезному совершению омовения и других предписанных обрядов. Так, Имам Али (мир ему), придя к власти, начал бороться с коррупционерами и «прихватизаторами» своего времени, возвращая награбленное ими в общественную казну (Бейт аль-Маль). Точно так же, и имам Хомейни подчеркивал непосредственную связь между Исламом и политикой, борьбой за справедливость. Но в Азербайджане придерживаться таких взглядов – чревато. Власти слишком напуганы Исламской революцией 1979 г., «зловещая» тень которой мерещится каждому азербайджанскому казнокраду и сионистскому прихвостню за каждым выступом стены мечети. Поэтому режим действует жестко, жестоко и подло. «Правоохранители» фабрикуют дела, подкидывают наркотики, «закрывают» людей по надуманным обвинениям и на кошмарные сроки.

Taleh5

В одном из недавних выступлений лидер Хизбаллы сейид Хасан Наср-Аллах пояснил, почему вражеская пропаганда постоянно тиражирует в СМИ именно выдумку о том, что Хизбалла причастна к наркоторговле. Разумеется, это очень болезненный для лидера Хизбаллы миф, ибо, как он подчеркивает, на распространение наркотиков в Исламе наложен категорический и абсолютный запрет, и неважно, куда они сбываются – пусть даже и на территорию врага. Продавать наркотики нельзя никому, никогда, ни при каких обстоятельствах. Поэтому для Хизбаллы это табу. Но почему враги настырно раскручивают именно эту тему? Сейид Наср-Аллах пояснил, что это создает идейную почву для фабрикации дел против активных членов Хизбаллы по чисто уголовным, а не политическим статьям. Когда человек получает клеймо «экстремиста» и «террориста», это может дать обратный эффект: сознательные люди начнут сочувствовать как политзаключенному, зная, что ярлыки «экстремистов» и «террористов» часто наклеиваются на борцов за свободу или на людей, не боящихся говорить правду. Но клеймо «наркоторговец» поводом для гордости и роста влияния в обществе стать не может. Оно – постыдное, позорное. На то мировая система и делает ставку.

Для азербайджанских оперов подкинуть наркотики – как воды попить. Проблемы у Талеха Багир-заде появились сразу после того, как он развернул в Азербайджане активную политическую деятельность. В первый раз его задержали во время акции перед Министерством образования 6 мая 2011 г. Тогда ему подбросили заветный «порошок». Возбудили дело по статье 234.1 («Хранение наркотиков»). Это была предупреждающая метка от режима: «Не суйся!». Мол, сиди тихо в мечети, вещай про любовь к родителям, ритуальную чистоту и пагубность алкоголя – только будь «благоразумен» и не лезь в политику. Талех не послушался.

Второй раз его посадили в 2012-м. Его задержали через 4 месяца после освобождения, когда он возвращался из мечети, увезли в неизвестном направлении. Несколько дней о нем не было никаких известий, позже просочилась информация, что Багир-заде находится в Главном отделе по борьбе с организованной преступностью Азербайджана. Там его пытали, вновь требуя, чтобы он свернул свою политическую активность. Талех не сломался. Пошло по второму кругу: подкинули наркотики, состряпали обвинение, дали 2 года, спустя 10 дней после истечения срока приговора накинули еще 4 месяца, в течение которых Талех Багир-заде содержался в одиночной камере. 30 июля 2015 г. он вышел на свободу.

И сразу продемонстрировал властям, что он не только не сломался, но и обрел еще большую решимость. Он объявил о создании партии «Мусульманское единство». Он продолжил обличать связи правящего режима с США и Израилем, коррупцию, расхищение бюджетных средств, силовой беспредел, низкопробную поп-культуру, способствующую интеллектуальной и моральной деградации населения. Тогда власть поняла, что Талех настроен серьезно. И 26 ноября 2015 г. дала знать, что и она намерена бороться с исламским движением Азербайджана всерьез.

После нардаранских событий Талех Багир-заде был арестован, подвергнут пыткам и приговорен к 20 годам тюремного заключения. Список статей впечатляет – 120.2.1, 120.2.3, 120.2.4, 120.2.7, 120.2.12, 29,120 часть 29, 120. 2.1, 29,120.2.3, 29, 120.2.4, 29,120.2.7, 29, 120. 2. 12, 228.3, 228.4. Там и попытка свержения существующего строя, и посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, и терроризм, и многое другое. Режим даже не пожалел двух своих полицейских сотрудников – их пристрелили, чтобы обвинить в этом исламских шиитских оппозиционеров.

Taleh azadi rally

Митинг в поддержку фигурантов "нардаранского дела"

Были в той истории и трагические примеры удивительного благородства, расцветшего посреди тотальной низости и коррумпированности прислужников системы. Это и полицейский, который, сочувствуя оппозиционерам, предупредил их о готовящемся силовом подавлении шествий Арбаина – за что и поплатился должностью и свободы. Это и молодой парень, который, не выдержав пыток, дал показания против Талеха Багир-заде, а потом пришел домой и повесился. И еще много примеров мужества, стойкости и преданности идеалам Имама Хусейна (мир ему) дала эта жуткая по своей жестокости история.

Сторонники исламской оппозиции в Азербайджане и сами осужденные не согласны на амнистию. Амнистия означает лишь снисходительное помилование, слетевшее «с барского плеча». Политзаключенные и их сторонники в категоричной форме требуют другого – оправдания. За рубежом Талех Багир-заде и другие фигуранты «нардаранского дела» признаны политзаключенными. Алиевский режим не признает их таковыми. Они, в свою очередь, предпочтут сидеть всю жизнь, но не расписаться в том, что они – «террористы» и «наркоторговцы».

Талех Багир-заде попросил сторонников собираться 26 числа каждого месяца. Важно привлекать к проблеме общественное внимание, ведь в России даже крупные политики, симпатизирующие Оси Сопротивления, не всегда знают, что творится в Азербайджане. Сами азербайджанские оппозиционеры отмечают, что если у российских полицейских есть какие-то морально-этические рамки, то у азербайджанских спецслужб они напрочь отсутствуют – это чистой воды креатура Моссада и ЦРУ, их ретивый и исполнительный подсобный персонал. Исходя из этого, можно легко понять, что происходит в этой южной бывшей советской республике.

Однако же возникает стойкий эффект дежавю. Все это уже происходило в прошлом веке, только в Иране: шахская охранка САВАК изощренно пытала людей, туша об их спины сигареты, американским советникам и военным на законодательном уровне был дан полный карт-бланш (вспомним т.н. «закон о капитуляции»), шахский Иран был лучшим другом Израиля, Тегеран был усеян злачными заведениями и борделями, с телеэкранов рекой лилась похабная попса, а за стойками баров – вино и водка. Помогли ли шаху его репрессивные меры, равно как и его выслуживание перед США и Израилем? 1979 год стал ответом на этот теперь уже риторический вопрос.

Очевидно, что алиевский режим глуп и недальновиден, ибо не учится на этих ярких и красноречивых исторических примерах.

Nardaran6

В 2008 году я посещала Азербайджан, была в Баку, в Ленкорани, в горах – с друзьями мы доехали практически до иранской границы. Была, разумеется, и в Нардаране. Чем он мне запомнился? Не только девушками в хиджабах и мечетями. По всему Азербайджану над морем держится стойкий, терпкий и довольно мерзкий запах нефти, перебивающий приятный солоноватый запах моря. В Нардаране море пахнет морем. В воздухе нотки бриза переплетаются с едва уловимым ароматом цветов и трав, а не с нефтяной вонью. Это – определенный знак. Хотелось бы, чтобы, ин ша Аллах, весь Азербайджан однажды очистился так же, как и маленький, но стойкий Нардаран.

Анастасия (Фатима) Ежова